Чаша терпения икона

Моление о чаше один из наиболее часто используемых иконописцами сюжетов. Всем христианам хорошо известны последние часы земной жизни Иисуса. Сюжет иконы Моление о чаше предшествует аресту Христа и его крестной казни и раскрывает один из ключевых моментов спасения Иисусом человеческих душ. После вечерни, взяв троих учеников – Иоанна, Иакова и Петра, он направился в Гефсиманский сад. Иисус знал о предстоящих испытаниях, о предательстве Иуды. Он просил учеников побыть с ним и бодрствовать, пока он молится. Но пока Иисус читал троекратную молитву, ученики уснули, опечалив тем самым Христа. Первое моление было просьбой уберечь его от чаши страданий, которая ассоциировалась, в первую очередь, со смертью. Второй молитвой он выразил свою готовность к принятию грядущего, покорность Божией воле. В третий раз Иисус повторил вторую молитву, выражая смирение. В это время к саду приближался Иуда со стражей, намеревающейся схватить Христа. Предатель знал, что Иисус любил этот сад.

В иконописи очень часто используют этот сюжет. Обычно художники очень точно соблюдают евангельское описание этой сцены. Иисус Христос, занимающий центральное положение, всегда молится на коленях, обращаясь к небу. Он так усердно молится, что по его лицу бежит кровавый пот. С неба к Христу спускается ангел с чашей в руках. Чаша является символом страданий и смерти. Ангел несет её Христу, чтобы он добровольно испил из неё. Подле молящегося Иисуса спят трое его учеников. Обычно их изображают на переднем плане, чтобы подчеркнуть их безмятежный сон в противопоставление тревожной молитве. На заднем плане часто можно разглядеть приближающегося со стражей предателя Иуду. Всё это происходит на фоне Гефсиманского сада. Иногда на иконах изображают Иерусалим, вид на который открывается из сада.

Значение иконы Моление о чаше

В первую очередь икона Моление о чаше для всех означает стойкость веры и убеждений. Моление о чаше выражает то, что Иисус Христос имел две воли: Божественную и человеческую. Первая молитва показывает страх перед надвигающимися мучениями и смертью, что присуще любому человеку. С другой стороны, другими молитвами Иисус выражает стремление покориться Божией воли и принять все тяготы. Это очень отважный поступок, потому как Иисус знал, что своей смертью искупит грехи людей и возьмет ответственность за будущие прегрешения.

К иконе обращаются, когда находятся в затруднительном положении, теряют надежду. Икона Моление о чаше помогает не отчаиваться и найти выход из ситуации, определиться с тем, что будет правильнее. Страх может погубить человека. Если кто-то считает, что находится в безвыходной ситуации, он часто выбирает не тот путь, совершает предосудительные поступки, способен оттолкнуть близких людей.

Молятся иконе Моление о чаше, чтобы принять правильное решение, найти верный путь, не совершить глупости или даже страшные деяния.

Молитва перед иконой остается последней надеждой, в таких ситуациях, когда вера в Господа единственное, что держит и спасает. Вседержитель поможет покаявшемуся не поддаться искушению, согрешить.

Чаще всего перед иконой, обращаясь к Богу, читают молитву «Отче наш». Но используют и другие молитвы, например, молитву Святому Духу или к Пресвятой Троице. Молитва укрепит дух и веру, даст утешение и покой страждущему. Молиться нужно прилежно и бодрствовать, и тогда Господь обязательно поможет просящему. Обратиться к молитве во время Великого поста, или Страстной недели будет очень символично. Моление Иисуса Христа происходило в четверг, который сейчас именуются Великим или Чистым четвергом. Это четвертый день Страстной недели, последние дни Великого поста.

Многие верующие стремятся причастить именно в Великий четверг, так как во время последней Тайной вечерни, после которой он отправился в Гефсиманский сад, он установил Таинство Евхаристии. Христиане называют Евхаристией Таинство причащения тела и Крови Христовой, единения верующего с Богом. По сей день Таинство проводиться во всех храмах при каждой Божественной литургии.

Молитвы перед иконой Моление о чаше

Молитва Святому Духу

Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняяй, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша.

Молитва ко Пресвятой Троице

Пресвятая Троице, помилуй нас; Господи, очисти грехи наша; Владыко, прости беззакония наша; Святый, посети и исцели немощи наша, имене Твоего ради.

Молитва Господня

Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго.

Символ веры

Верую во единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым. И во единаго Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единороднаго, Иже от Отца рожденнаго прежде всех век; Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу, Имже вся быша. Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася. Распятаго же за ны при Понтийстем Пилате, и страдавша, и погребенна. И воскресшаго в третий день по Писанием. И возшедшаго на небеса, и седяща одесную Отца. И паки грядущаго со славою судити живым и мертвым, Егоже Царствию не будет конца. И в Духа Святаго, Господа, Животворящаго, Иже от Отца исходящаго, Иже со Отцем и Сыном спокланяема и сславима, глаголавшаго пророки. Во едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь. Исповедую едино крещение во оставление грехов. Чаю воскресения мертвых, и жизни будущаго века. Аминь.

икона Моление о Чаше

«Моление о Чаше» — иллюстрация молитвы Господа Иисуса Христа в Гефсиманском саду неподалеку от Иерусалима, куда Он пришел помолиться в одиночестве перед страданиями. Это образ, чья композиция и сюжет широко распространены в западноевропейской живописи — очевидно, он происходит из иллюстраций к Библии. В православной же иконописи указание о написании иконы Иисуса, молящегося в Гефсимании, содержится лишь в иконописном подлиннике (сборник описаний сюжетов икон) авторства афонского монаха — «Ерминии» начала XVIII века.

Художники и иконописцы при создании «Моления о Чаше» обычно точно следуют евангельскому повествованию, отражая все детали, сообщенные евангелистами.

В композиции всегда акцентируется одиночество Господа Иисуса Христа — так, что зачастую другие действующие лица незаметны. Христос всегда стоит на коленях в центре образа, а на иконе в стиле «академической школы» (живописная манера, которая передает светотень и имеет фотографические черты) Он ярко освещен Небесным Светом от ангела с Чашей в руке, Сам Его Лик, поднятый к Небу, словно сияет, а остальная часть иконы тонет в темноте. Руки Христа воздеты в молитве или сцеплены на камне в молитвенном жесте.

По словам евангелистов, Христос молился трижды, до кровавого пота. В первой молитве Он просил Бога Отца о том, чтобы не пить Чашу страданий, говоря в то же время, чтобы совершилось так, как хотел того Бог. Христос выражал свой страх, тоску перед мучениями. Затем Он молился с полной покорностью воле Божией и пониманием, что Ему не миновать мучений. Евангелист Лука пишет, что в это время Бог Отец послал Ему Ангела, поддержавшего Христа. В третий раз Господь повторил слова Своего принятия воли Божией и обратился к ученикам, разбудив их и сказав, что приближается предатель, который отдаст Его в руки грешников. Он даже призвал учеников идти вместе с Ним, чтобы отдаться в стражникам Самому.

Ангел, несущий с Неба золотую Чашу, находится в верхнем углу образа, иногда обозначен только его силуэт. Согласно Священному Преданию, сам Архангел Гавриил благодатью Божией укреплял неслышимой беседой Христа в эту тяжелую ночь начала Его страданий за человечество. Чаша — символ этих страданий и смерти, необходимых для очищения прошлых и будущих грехов всего человечества, каждого, кто поверит в Бога, раскается в своих грехах и призовет Его в молитве.

На заднем плане видны фигуры солдат и Иуды, идущего, чтобы предать Христа в руки стражи за тридцать сребренников, отданных ему фарисеями. Именно они стремились погубить Христа из зависти за любовь народа к Нему.

Неподалеку от молящегося Господа лежат апостолы, которые спали «от печали», то есть утомившись переживаниями за судьбу Иисуса Христа, которого преследовали враги. Значение изображения апостолов в воплощении слов Христа: чтобы не впасть в грех, нужно молиться и духом бодрствовать, не спать, ведь дух бодр, а тело немощно. Так сон учеников, которые после ареста Христа разбежались, противопоставляется молитве Христа, в которой Бог Отец укрепил Его.

Евангельские строки, описывающие молитву Христа в Гефсиманском саду, вдохновляли на размышления многих творцов на протяжении веков. Необычна эта икона, необычно событие: Иисус Христос, Господь Вседержитель, Которого просят о помощи миллиарды людей, Сам испытывает человеческие чувства страха и тоски, Сам молится Своему Отцу. Сейчас по благодати Божией многие люди понимают весь смысл событий земной жизни Господа, поясненный Церковью. Но как сложно представить одиночество Христа, непонимание апостолов, равнодушие и злобу распинающих и истязающих его людей!

Икона Моление о чаше (Гефсиманское моление) 721-18

Моление о чаше (Гефсиманское моление) — молитва Иисуса Христа в Гефсиманском саду, описанная в Евангелиях. С точки зрения христианских богословов является выражением того, что Иисус имел две воли: Божественную и человеческую.

Согласно евангельскому повествованию, Иисус пришёл для Своей молитвы перед арестом в Гефсиманский сад, расположенный внизу склона Елеонской горы около ручья Кедрон, восточнее от центра Иерусалима. По данной причине в христианстве Гефсиманский сад почитается как одно из мест, связанных со Страстями Христа и является местом христианского паломничества.

Место, где молился Иисус Христос, в настоящее время находится внутри католической Церкви всех наций, построенной в 1919 — 1924 годах. Перед её алтарём находится камень, на котором, по преданию, молился Христос в ночь своего ареста

Моление о чаше относится к популярным сюжетам в западноевропейской живописи. Обычно художники при изображении данного сюжета точно следовали евангельскому повествованию и изображали молящегося Христа, ангела с чашей в руке, троих спящих учеников и вдалеке идущих Иуду и стражей.

Художники стремились подчеркнуть в молении о чаше трагическое одиночество Иисуса Христа. Он, стоящий на коленях, всегда является центром композиции, Иуду со стражей помещали на заднем плане, а спящих учеников — на переднем, подчёркивая их сном значимость слов Христа, обращённых к ним: «Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна» (сон учеников противопоставляется бодрствованию и молитве Христа).

В иконописи указание по написанию Иисуса, молящегося в Гефсимании, содержится в «Ерминии» Дионисия Фурноаграфиота (начало XVIII века):
«Среди вертограда с деревами Христос стоит на коленах, возведши руки и очи к небу. С лица Его каплет на землю кровавый пот. Над Ним во свете виден ангел, простёрший к Нему руки. Позади Христа Петр, Иаков и Иоанн спят: но к ним подошел Спаситель, и одною рукою будит Петра, а в другой держит хартию со словами: тако ли не возмогосте и единаго часа побдети со Мною»

Глава 41. Иисус в Гефсиманском саду. Моление о чаше. Взятие Иисуса под стражу. Иисус в Гефсиманском саду

Три избранные Апостола проснулись, встали и вместе с Иисусом пошли к выходу из сада, где спали остальные. Подойдя к выходу, они могли заметить приближающуюся толпу с фонарями и другими светильниками. То Иуда вел вверенный ему синедрионом отряд римских воинов, сторожей храма и слуг первосвященников, вооруженный мечами и кольями.

Первосвященники, дав тайное поручение Иуде взять Иисуса и связанного привести к ним и сделать все это осторожно, не могли, конечно, объявить отряду, кого именно он должен задержать; они должны были ограничиться приказанием взять Того, на Кого укажет им Иуда. Такая осторожность со стороны первосвященников требовалась по двум причинам: посланные могли встретить случайно бодрствующих из народа, проболтаться им, за Кем идут, и тем привлечь толпу, которая могла бы и освободить задержанного Пророка своего; к тому же, был уже случай, когда стража храма и слуги первосвященников, посланные взять Иисуса, не посмели задержать Его (Ин. 7, 45–46). Вот почему отряду было приказано взять Того, на Кого укажет Иуда. А Иуда, строго храня тайну данного ему поручения, ограничился одним лишь указанием: Кого я поцелую, Тот и есть, за Кем мы идем; возьмите Его и ведите осторожно.

Из последующего поведения Иуды и предложенного Ему Иисусом вопроса можно заключить, что он намеревался, отделившись от отряда, подойти к Иисусу с обычным приветствием, поцеловать Его, затем отойти к Апостолам и тем скрыть свое предательство. Но это ему не удалось. Когда он поспешно подошел к Иисусу и растерянно сказал: Равви! Равви! – то Иисус кротко спросил его: друг, для чего ты пришел? (Мф. 26, 50). Не зная, что сказать, Иуда в смущении произнес: радуйся, Равви! и поцеловал Его (Мф. 26, 49).

Чтобы показать Иуде, что он не может скрыть своего предательства, Иисус сказал: Иуда! целованием ли предаешь Сына Человеческого?

Между тем, стража приблизилась к Иисусу, и Он, желая показать, что Сам добровольно отдается ей, спросил: кого ищете?

Хотя отряд не знал, за кем послан, но в нем находились старейшины народа (члены синедриона), пришедшие, быть может, для того, чтобы наблюдать и за Иудой, как он исполнит секретное поручение, не обманет ли он? Эти-то старейшины, на вопрос Иисуса – кого ищете? – ответили: Иисуса Назорея (Ин. 18, 4–5). Трудно предполагать, что прибывшие с отрядом старейшины не узнали Иисуса; скорее можно думать, что они притворились не узнавшими Его, любопытствуя видеть, что Он при таких обстоятельствах предпримет. Стоял же с ними и Иуда, предатель Его, которому, вследствие обнаружения предательства, не удалось присоединиться к Апостолам.

«Это Я, кого вы ищете», – громко сказал Иисус старейшинам и всему явившемуся за Ним отряду.

Стражникам внушено было действовать осторожно; им сказано было, что Того, за Кем они посланы, придется взять хитростью, обманом, так как Он имеет приверженцев, которые могут заступиться за Него и укрыть Его. И каково же было удивление стражников, когда Иисус говорит им: «Это Я, Кого приказано вам взять; берите же Меня!»

Неожиданность такого ответа, сила духа, проявленная при этом Иисусом, произвели на стражников необычайное действие: они отступили назад и пали на землю85. Эта могучая сила заставила жадных до наживы торгашей безмолвно подчиниться Иисусу и без сопротивления очистить храм. Та же сила духа подчинила себе озлобленных фарисеев, схвативших камни, чтобы убить Иисуса: руки их опустились и камни выпали на них. И теперь толпа, пришедшая с мечами и дрекольями, чтобы взять какого-то важного преступника, пораженная той же силой, отступила и в испуге припала на землю.

В это время стали собираться вокруг Иисуса остальные восемь Апостолов. Стражники очнулись от охватившего их ужаса; некоторые из них подошли к Иисусу ближе, другие же, по-видимому, хотели предупредить сопротивление со стороны учеников Его, и для этого захватить и их всех. Тогда Иисус опять спросил их: кого ищете? – и когда ему ответили по-прежнему – Иисуса Назорея, – то сказал им: Я сказал вам, что это Я; итак, если Меня ищете, оставьте их, пусть идут.

Приводя эти слова Иисуса, Евангелист Иоанн от себя поясняет, что в эту самую ночь Иисус, молясь за Своих учеников, чтобы Отец Небесный сохранил их, сказал: из тех, которых Ты Мне дал, Я не погубил никого. И эти слова должны были сбыться, и действительно сбылись: стража оставила Апостолов и приступила к Иисусу.

Тогда Апостолы, подошедши ближе к Иисусу, хотели заступиться за Него; кто-то спросил: Господи! не ударить ли нам мечом? – а Петр, не дождавшись ответа, выхватил из ножен находившийся при нем меч, ударил им одного из стражников, по имени Малха, оказавшегося слугой первосвященника, и отсек ему правое ухо.

По-видимому, и другие Апостолы хотели последовать примеру Петра, но Иисус остановил их рвение, сказав им: оставьте, довольно (Лк. 22, 51). И, подойдя к Малху, коснулся поврежденного уха его и тотчас же исцелил его. Обращаясь же затем к Апостолу Петру, сказал: вложи меч в ножны, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут (Мф. 26, 52; Ин. 18, 11) (то есть все, противящиеся проявлению зла грубой силой, злом, рано или поздно погибнут от такой же силы).

Разъясняя далее Петру всю необдуманность его поступка, Иисус сказал: «Неужели ты думаешь, что можешь помешать исполнению воли Отца Моего? Неужели возможно Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец? (Ин. 18, 11). Как еще слаба твоя вера! Неужели ты думаешь, что они могут взять Меня против Моей воли? Или думаешь, что Я не могу теперь же умолить Отца Моего, чтобы Он послал в защиту Мою более, нежели двенадцать легионов Ангелов? (Мф. 26, 53). И если все это непонятно тебе, то смотри, по крайней мере, на все свершающееся теперь как на исполнение пророчеств обо Мне».

Первоначально казалось, что в отряде воинов, сторожей храма и слуг имеется всего лишь несколько осведомленных с делом старейшин, которые и отвечали на вопрос – кого ищете? После же выяснилось, что с этой толпой пришли первосвященники и начальники храма, которые, очевидно, не могли утерпеть, чтобы не удовлетворить свое злорадство присутствием при аресте ненавистного им Пророка.

В Евангелии нередко говорится о первосвященниках. Собственно первосвященником (первым из священников) мог быть только один священник; но называли первосвященниками не только состоящего в этой должности, но и всех отставных первосвященников; отставных же в то время было много, так как после присоединения Иудеи к Римской империи утверждение и смена первосвященников зависели от римских правителей, которые часто сменяли их, назначая угодных себе, и вообще не любили, чтобы на этой должности долго оставалось одно и то же лицо. Кроме того, первосвященником называли и первого в священнической чреде. Таким образом, кроме одного настоящего первосвященника, каким был в то время Каиафа, было много еще так называемых первосвященников. Такие-то первосвященники и начальники храма и вмешались в толпу отправленных за Иисусом стражников. Увидя их, Иисус сказал: как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня? Каждый день бывал Я с вами в храме, и вы не поднимали на Меня рук, но теперь ваше время и власть тьмы (Лк. 22, 52–53).

После того вполне уже пришедшие в себя стражники подошли, по приказанию первосвященников и старейшин, к Иисусу и связали Его. Тогда Апостолы, опасаясь, что и их постигнет та же участь, тотчас же оставили своего Учителя и бежали. И сбылось предсказание: поражу Пастыря, и рассеются овцы Его (Зах. 13, 7; Мф. 26, 31).

Когда предводительствуемый первосвященниками и тысяченачальником отряд повел Иисуса в Иерусалим, то воины заметили, что какой-то юноша, завернувшись в покрывало, следовал за ними; находя такое выслеживание подозрительным, они схватили его за покрывало, но он рванулся, покрывало осталось в их руках, а он убежал, причем оказалось, что покрывало было надето им на совершенно нагое тело. Очевидно, этот юноша жил тут же, в селении Гефсимании, проснулся от шума, произведенного отрядом, и поспешил, не одеваясь, а лишь прикрывшись одеялом, выйти из дома и узнать, кто это так шумит в полночь.

Об этом юноше упоминает один только Евангелист Марк, но не называет его по имени. Древнее предание гласит, что этот юноша был сам Марк.

Куда бежали девять Апостолов – неизвестно, но двое, Петр и Иоанн, если и оставили Иисуса, то все-таки не решились далеко уйти от Него. Желание узнать, что станется с Ним, влекло их к Нему. И вот они вышли из своего кратковременного убежища и издали стали следить за удалявшимся отрядом; потом пошли следом за ним, хотя и в некотором отдалении, и так дошли до Иерусалима.

Но главную силу в отряде, пришедшем в Гефсиманский сад, составляли римские воины с тысяченачальником, взятые первосвященниками из числа охранявших порядок при храме. Воины эти были язычники. А язычники того времени, утратив веру в своих самодельных богов, были крайне суеверны. Иуда не сказал воинам, за кем они идут. Но когда на вопрос Иисуса – кого ищете? – старейшины ответили: Иисуса Назорея, – воины должны были вспомнить все, что слышали о Нем; должны были вспомнить и торжественный въезд Его в Иерусалим. Они, быть может, слышали от членов синедриона, что Иисус Назарянин именует Себя Сыном Божиим. И если Пилат убоялся, когда первосвященники стали обвинять Иисуса в том, что Он сделал Себя Сыном Божиим (Ин. 19, 7–8), то и римские воины, приведенные Иудой в Гефсиманский сад, зная, в чем первосвященники и фарисеи обвиняют Иисуса, не только могли, но должны были испугаться, когда узнали, что пришли арестовать известного Чудотворца, именующего Себя Сыном Божиим. Мысль о том, что неведомый им Бог, Сыном Которого называет Себя Иисус, будет мстить за Сына, невольно должна была привести в трепет суеверных язычников. И они, в страхе, отступили назад и пали на землю.

Но, когда затем они увидели, что Иисус не только не призывает Отца своего к отмщению, но Сам добровольно отдается в их власть и даже запрещает ученикам Своим защищать Его, – тогда страх их рассеялся, смущение прошло, и они приступили к исполнению приказания первосвященников.

54. Моление о Чаше. Никитин

Иван Саввич Никитин
(1824–1861).
Моление о Чаше.
И, прешед мало, паде на лице Своем, моляся и глаголя:
Отче Мой, аще возможно есть, да мимоидет от Мене чаша сия:
обаче не якоже Аз хощу, но якоже Ты.
Ев. Матф. гл. 26, ст. 39–47
День ясный тихо догорает;
Чист неба купол голубой;
Весь запад в золоте сияет
Над Иудейскою землей.
Спокойно высясь над полями,
Закатом солнца освещен,
Стоит высокий Елеон
С благоуханными садами.
И, полный блеска, перед ним,
Народа шумом оживленный,
Лежит святой Ерусалим,
Стеною твердой окруженный.
Вдали Гевал и Гаризим,
К востоку воды Иордана
С роскошной зеленью долин
Рисуются в волнах тумана,
И моря Мертвого краса
Сквозь сон глядит на небеса,
А там, на западе, далеко
Лазурных Средиземных волн
Разлив могучий огражден
Песчаным берегом широко…
Темнеет… всюду тишина…
Вот ночи вспыхнули светила, –
И ярко полная луна
Сад Гефсиманский озарила.
В траве, под ветвями олив,
Сыны Божественного Слова,
Ерусалима шум забыв,
Спят три апостола Христовы.
Их сон спокоен и глубок;
Но тяжело спал мир суровый:
Веков наследственный порок
Его замкнул в свои оковы,
Проклятье праотца на нем
Пятном бесславия лежало
И с каждым веком новым злом
Его, как язва, поражало…
Но час свободы наступал –
И, чуждый общему позору,
Посланник Бога в эту пору
Судьбу всемирную решал.
За слово Истины высокой
Голгофский Крест предвидел Он,
И, чувством скорби возмущен,
Отцу молился одиноко:
«Ты знаешь, Отче, скорбь Мою
И видишь, как Твой Сын страдает, –
О, подкрепи Меня, молю,
Моя душа изнемогает!
День казни близок; он придет, –
На жертву отданный народу,
Твой Сын безропотно умрет,
Умрет за общую свободу…
Проклятьем черни поражен,
Измученный и обнаженный,
Перед толпой поникнет Он
Своей главой окровавленной.
И те, которым со Креста
Пошлет Он дар благословенья,
С улыбкой гордого презренья
Поднимут руки на Христа…
О, да минует чаша эта
Мой Отче, Сына Твоего!
Мне горько видеть злобу света
За искупление его!
Но не Моя да будет воля,
Да будет так, как хочешь Ты!
Тобой назначенная доля
Есть дело вечной правоты.
И если Твоему народу
Позор Мой благо принесет,
Пускай за общую свободу
Сын Человеческий умрет!»
Молитву кончив, скорби полный,
К ученикам Он подошел
И, увидав их сон спокойный,
Сказал им: Встаньте, час пришел!
Оставьте сон свой и молитесь,
Чтоб в искушенье вам не впасть,
Тогда вы в вере укрепитесь
И с верой встретите напасть».
Сказал – и тихо удалился
Туда, где прежде плакал Он,
И, той же скорбью возмущен,
На землю пал Он и молился:
«Ты, Отче, в мир Меня послал,
Но Сына мир Твой не приемлет:
Ему любовь Я возвещал –
Моим глаголам он не внемлет;
Я был врачом его больных,
Я за врагов Моих молился –
И надо Мной Ерусалим,
Как над обманщиком, глумился!
Народу мир Я завещал –
Народ судом Мне угрожает,
Я в мире мертвых воскрешал –
И мир Мне крест приготовляет!..
О, если можно, от Меня
Да мимо идет чаша эта!
Ты Бог любви, Начало Света,
И все возможно для Тебя!
Но если Кровь нужна Святая,
Чтоб землю с Небом примирить, –
Твой вечный суд благословляя,
На Крест готов Я восходить!»
И взор в тоске невыразимой
С Небес на землю Он низвел,
И снова, скорбию томимый,
К ученикам Он подошел.
Но их смежавшиеся очи
Невольный сон отягощал;
Великой тайны этой ночи
Их бедный ум не постигал.
И стал Он молча, полный муки,
Чело высокое склонил
И на груди святые руки
В изнеможении сложил.
Что думал Он в минуты эти,
Как человек и Божий Сын,
Подъявший грех тысячелетий, –
То знал Отец Его один.
Но ни одна душа людская
Не испытала никогда
Той боли тягостной, какая
В Его груди была тогда,
И люди, верно б, не поняли,
Весь грешный мир наш не постиг
Тех слез, которые сияли
В очах Спасителя в тот миг.
И вот опять Он удалился
Под сень смоковниц и олив,
И там, колени преклонив,
Опять Он плакал и молился:
«О Боже Мой! Мне тяжело!
Мой ум, колебляся, темнеет;
Все человеческое зло
На Мне едином тяготеет.
Позор людской, позор веков, –
Все на Себя Я принимаю,
Но Сам под тяжестью оков
Как человек изнемогаю…
О, не оставь Меня в борьбе
С Моею плотию земною, –
И все угодное Тебе
Тогда да будет надо Мною!
Молюсь: да снидет на Меня
Святая сила укрепленья!
Да совершу с любовью Я
Великий подвиг примиренья!»
И руки к Небу Он подъял,
И весь в молитву превратился;
Огонь лицо Его сжигал,
Кровавый пот по Нем струился.
И вдруг с безоблачных небес,
Лучами света окруженный,
Явился в сад уединенный
Глашатай Божиих чудес.
Был чуден взор его прекрасный
И безмятежно и светло
Одушевленное чело,
И лик сиял, как полдень ясный;
И близ Спасителя он стал
И речью, свыше вдохновенной,
Освободителя вселенной
На славный подвиг укреплял;
И сам, подобный легкой тени,
Но полный благодатных сил,
Свои воздушные колени
С молитвой пламенной склонил.
Вокруг молчало все глубоко;
Была на Небе тишина, –
Лишь в царстве мрака одиноко
Страдал бесплодно сатана.
Он знал, что в мире колебался
Его владычества кумир
И что бесславно падший мир
К свободе новой приближался.
Виновник зла, он понимал,
Кто был Мессия воплощенный,
О чем Отца Он умолял,
И, страшной мукой подавленный,
Дух гордый молча изнывал,
Бессильной злобой сокрушенный…
Спокойно в выси голубой
Светил блистали мириады,
И полон сладостной прохлады
Был чистый воздух. Над землей,
Поднявшись тихо, небожитель
Летел к надзвездным высотам, –
Меж тем всемирный Искупитель
Опять пришел к ученикам.
И в это чудное мгновенье
Как был Он истинно велик,
Каким огнем одушевленья
Горел Его прекрасный лик!
Как ярко отражали очи
Всю волю твердую Его,
Как радостно светила ночи
С высот глядели на Него!
Ученики, как прежде, спали,
И вновь Спаситель им сказал:
«Вставайте, близок день печали
И час предательства настал…»
И звук мечей остроконечных
Сад Гефсиманский пробудил,
И отблеск факелов зловещих
Лицо Иуды осветил.
7 января 1854

ИКОНА БОГОРОДИЦЫ ИМЕНУЕМАЯ «ЧАША ТЕРПЕНИЯ»
Церковь Мученика Иоанна Воина (г. Новокузнецк, Сибирь).
В 2000 году на оконном стекле церкви чудесным образом проявились очертания Богородицы с Младенцем на руках. С этого изображения впоследствии была написана икона и названа «Чаша Терпения».

Появился лик на стекле церкви Иоанна Воина, что находится в Орджоникидзевском районе, в 2000 году перед Покровом. После службы женщина, выйдя из храма, увидела на окне очертания Богородицы. Для верующих людей это стало знаком свыше. Первое время церковные служащие боялись даже мыть окно, опасаясь стереть образ. Но он был словно внутри стекла, и вода не могла повлиять на него. Необъяснимые вещи происходили и в то время, когда было решено поместить образ Богородицы на стекле внутри храма, дабы спасти от возможного хулиганского разрушения. Лик тут же пропал со стекла. Все попытки вернуть его с помощью искусственного и дневного света не увенчались успехом. Но стоило стекло вынести обратно на улицу, как лик Божьей Матери с младенцем Христом на руках проступал вновь. Сами верующие говорят, что Богородица дает тем самым понять, что именно ей предначертано защищать людей, а не наоборот.
Лик на стекле таинственным путем привел служителей церкви к мысли о создании новой иконы. Три года прошло с тех пор, как на стекле в церкви Иоанна Воина проявился лик. И вот одной из верующих города Кемерово было ночью видение. Прибыв сразу в Новокузнецк, она сообщила отцу Василию, что необходимо написать икону. Указала и название — «Чаша терпения».
Говорят, что на стекле, если приглядеться, видна чаша в руках младенца, смотрящего в нее и испивающего все грехи человеческие. На воссозданной иконе не по детски печальный взгляд Христа выражает скорбь за человечество и осознание того, что придется пострадать за род людской. Это отмечают многие священники.

Немалым было удивление верующих церкви Иоанна Воина, когда они узнали, что такой иконы в мире не существует. Просмотрев еще раз каталоги всех чудотворных икон (а их около 500), принялись за поиски иконописца. Для художника Владимира Шубенкина эти два слова «Чаша терпения» сразу определили линию создания святого образа. Потратив
на работу и церковные посты целый год, Владимир написал образ и подарил его отцу Василию. Затем икону отвезли в Андреевский монастырь в Москву для украшения. Мастера сразу же оценили ее, взявшись за работу над орнаментом. Закончить икону успели как раз к престольному празднику, и 12 августа на самолете доставили в Новокузнецк, где был устроен крестный ход. За два месяца нахождения в церкви прихожане усыпали икону золотом, чувствуя, по их словам, благодать. Но, по словам бизнесмена Сергея, ставшего неофициальным хранителем иконы, не все воспринимают ее как Божий дар.
Вернувшись из областного центра, где у кемеровчан была возможность познакомиться с новокузнецкой «чашей», Сергей рассказал о реакции некоторых священнослужителей:
— За 6 дней, что мы провели с Богородицей на выставке, отцу Василию пришлось выслушать немало оскорблений в свой адрес, в том числе и обвинения в жульничестве от различных священников. Сегодня образ Богородицы и Христа на стекле доступен всем желающим, приходящим в церковь Иоанна Воина, где ведет свою службу Василий Лихван.
Происходящие чудеса с ликом на стекле верующие связывают, прежде всего, с особой службой, которую ведет отец Василий — отчиткой. Практически все — прихожане и служители церкви отмечают, что с появлением иконы в храме сила добродетели возросла и буйств бесовских во время чтения молитв становится все меньше.
Много необъяснимого происходит в церкви у отца Василия. В последнее время у Сергея все чаще болит голова. По его словам, помогает в этом случае ему только нахождение подле «Чаши терпения», словно он поставлен на это место высшими силами.

Икона «Моление о чаше»

Распространенная икона «Моление о чаше» имеет в основе своего сюжета известную библейскую историю. Эта история передана не только в изобразительной композиции иконы, но и во многих картинах великих художников.

«Моление о чаше» и библейский сюжет

Когда закончилась последняя в жизни Иисуса Тайная Вечеря, Спаситель с последователями пошел на прогулку в Гефсиманский сад. Из этого сада открывались чудные виды на весь Иерусалим.

Иуда, решившийся на предательство, указал стражникам на местонахождение Иисуса Христа. И Спаситель попал под арест.

Иисус догадывался, что участь его будет страшной. И решил усердно молиться. Он молился о своей душе, а также о прощении для предателя и обидчиков. Когда Спаситель шептал слова молитвы, с его лица капали капли кровавого пота. А слова молитвы его звучали так: «Да минует меня сия чаша».

Во время молитвы в Иисусе Христе как бы боролись две стороны: человеческая и божественная. Та часть Иисуса, которая была простым человеком, хотела избежать трагической развязки. Но его Божественная сущность смирилась с положением и приняла волю Бога.

Христос в ту ночь под арестом молился трижды:

  • чтобы уберечься от страданий;
  • чтобы показать готовность перед Богом принять людские грехи на себя;
  • чтобы выразить покорность и смирение.

Этот алгоритм молитвы применяют и христиане, молящиеся перед иконой «Моление о чаше». Считается, что так можно получить помощь в самой трудной ситуации.

Ведь главной отличительной чертой христианской веры является именно смирение перед Господом. Безропотное упование на его волю, а также кротость и уважительное отношение к той судьбе, что уготована Богом человеку.

О чем просить перед святым образом?

Значимая икона «Моление о чаше» помогает там, где сложно выбрать правильный путь. И там, где человек не может принять решение. После усердного моления решение приходит само собой, а на сердце становится легко и радостно.

Еще икону молят о помощи, чтобы справиться с сильным отчаяньем. Просят прояснить неясные ситуации, дать защиту и совет, сорвать покровы тайны.

Стоит помнить, что помогает верующим не сама икона, а Господь, проводящий свою силу в мир через священный образ. И обращаться необходимо к нему, а не к картине в окладе с вензелями.

Как молиться перед иконой?

Эту икону принято держать в домашнем иконостасе. Но и во многих церквях она тоже имеется. В минуту потребности и нужды необходимо возжигать перед иконой свечи и просить о помощи со смирением и пониманием воли Господа.

Смирение и готовность покориться Божьей воле – вот ключ к тому, что верующий будет услышан, а его просьба рассмотрена свыше. Способность принять то, что понять невозможно, является одной из благодетелей истинного христианина.

У каждого в жизни бывали такие ситуации, которые понять человеческим разумом просто невозможно. Но цель здесь не в понимании, а в вере. Если человек не понимает, но верит, то он проходит свое испытание с достоинством.

Одному Богу ведомо, зачем те или иные события происходят в нашей жизни. Нет смысла при невозможности понимания спрашивать: «Почему?». Лучше верить, что это уготовано Богом не просто так. И каждому воздастся по его вере.

«Моление о чаше» – икона не редкая, а достаточно распространенная. Она продается в рамках разного формата в церковных лавках и интернет-магазинах. К ней обращаются те, кто отчаялся и готов отдать разрешение ситуации на суд Божий. Только стоит помнить, что любой ответ Господа будет необходимо принять как должный. И здесь нужно будет проявить большую долю смирения и веры.

Популярная икона «Моление о чаше» передает важный библейский урок. На ней изображен сам Господь, молящийся Богу и окутанный небесным светом. Иногда на иконе изображают и ангелов рядом с Иисусом. Но чаще Христос на ней один. Данная икона имеет множество версий изображения. Но верующие всегда узнают ее по характерной изобразительной композиции. «Моление о чаше» дает людям надежду на скорую помощь в самых трудных и неразрешимых случаях. Но в первую очередь молитвы перед этим святым образом убирают из души христианина отчаяние и безысходность. Они успокаивают и помогают найти духовные силы для выхода из кризиса.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *