Икона Максим исповедник

«Спаси, Господи!». Спасибо, что посетили наш сайт, перед тем как начать изучать информацию, просим подписаться на наше православное сообщество в Инстаграм Господи, Спаси и Сохрани † — https://www.instagram.com/spasi.gospodi/ . В сообществе больше 55 000 подписчиков.

Нас, единомышленников, много и мы быстро растем, выкладываем молитвы, высказывание святых, молитвенные просьбы, своевременно выкладывам полезную информацию о праздниках и православных событиях… Подписывайтесь. Ангела Хранителя Вам!

О нем известно не только как о монахе, но и как о довольно-таки образованном человеке, который длительное время активно боролся с ересью. Учение православия в творениях преподобного Максима Исповедника тщательно расписывается и объясняется с разных точек зрения. Они пользовались большим спросом. На них опирались прочие представители веры для доказательства теорий.

Житие святого

О раннем периоде практически ничего не известно. Информация стала появляться о нем после того, как началась борьба с монофелитством. Отношение к его трудам также двойственно, как и к фактам его биографии. По одной версии он был рожден в Константинополе. А его последователи утверждали, что случилось это в Палестине. В официальной версии утверждается, что он был выходцем из знатной византийской семьи. Так как только этот факт мог объяснить дальнейший пост, который он занимал – секретарь императора Ираклия. Есть даже мнение, что они были родственниками.

Далее житие святого Максима Исповедника говорило о том, что в 630 году он отказался от мирских дел и решил принять монашеский постриг. Сделал он это в монастыре Хрисуполиса. Через некоторое время все там же он был воздвигнут в сан игумена. После того, как Анатолия была захвачена Персидской империей, часть православных перешли в Западную Африку. Не стал исключением и святой. Ему было дано распоряжение отправится в монастырь недалеко от Карфагена. Именно в том месте он направил все свое внимание на изучение трудов христианского учения.

Самый основной, который произвел на него максимальное влияние — христология Григория Нисского и псевдо-Дионисия Аропагита. Некоторые ученные считают, что именно отсюда и началась его карьера аскетического писателя и богослова. Он вел смиренную жизнь и был примером святой жизни. Его считали духовным лидером и советником политических деятелей. Но за свое открытое противостояние мнениям правящей власти был не единожды доправлен на допросы. Из-за такого негативного настроя его и его учеников без пищи и одежды отправили в разные области Фракии.

Нежелание в очередной раз принять Типос привело к тому, что он снова был осужден, но уже как еретик. Есть упоминания о том, что ему вырвали язык, чтобы не мог больше проповедовать и отрезали правую руку, чтобы не смог писать. Но это его не остановило. Изгнание его проходило в одном из районов Грузии, где он и умер в возрасте 82 лет. Длительное время еще его личность не воспринималась однозначно. Только со временем признали его святость.

День памяти святого выпадает на:

  • 3 февраля;
  • 26 августа.

Творческое наследие

Труды пера данного автора известны многим читателям, особенно если это касается христианского направления. В них поднимались разнообразные вопросы. Главная тема заключалась в том, что есть в каждом две природы:

  • первая – тяга к одному или другому, она в основном натуральная;
  • вторая – гномическая или та, которая возникает из-за выбора личности.

Вот например, что говорил преподобный Максим Исповедник о любви. Он отмечал, что постигнуть Господа и его учение можно только через любовь к нему. Она помогает восстановить потерянное единство с ним. Самым важным посылом есть то, что человек был сотворен любовью, направлен ею в данном веке и к ней же должен вернуться. Отмечал, что ей не подвластно делить кого-то на характеры или искать прочие категории. Данное чувство равно любит всех и всегда видит только человеческое естество. Зло всегда отступает перед ней.

ВСЕМ МУЖИКАМ ЧИТАТЬ: Письмо человека, прожившего 30 лет в браке. Парусник беспомощно замирает без ветра в парусах. Автомобиль глохнет без бензина. И даже у сильных женщин кончаются силы. Мир в семье — несравненно лучше … ИСТОРИЯ, КОТОРУЮ НУЖНО ПРОЧЕСТЬ КАЖДОМУ! ИСТОРИЯ ОДНОЙ ДЕВУШКИ В МЕТРО В прошлую среду я ехала в университет. Как обычно, опаздывая, как обычно, заткнув уши очередной бодрящей музыкой и размышляя о грядущих гос. экзаменах и стоя в переполненном вагоне, ритмично подергивая одной конечностью … ЧУДО ВЕРЫ Саша был в чеченском плену — 5 лет; два года его – не кормили; испытывали на нем приемы рукопашного боя; его несколько раз — расстреливали, стреляли почти в упор, но так и … Да будет на всё Господи Твоя воля! Не так, как я хочу, как Ты дашь!!! Ехал в карете богатый человек… Увидел крестьянина, сидящего на мостовой. Мужик плакал: — Не как ты хочешь, а как Бог даст! Не как ты хочешь, а как… ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ УЧИТЕЛЬНИЦА (прочтите — не пожалеете, время чтения 15 минут) Мне двадцать три. Старшему из моих учеников шестнадцать. Я его боюсь. Я боюсь их всех. Светлана Комарова уже много лет живет в Москве. Успешный бизнес-тренер, хедхантер, карьерный консультант. А в 90-х она восемь лет работала … ОНА ВЕДЬ КУРИТ! О том, как курящая старушка оказалась иподиаконом Два года назад меня пригласили поисповедовать и причастить старушку, которая готовилась умереть. Когда мы уже подходили к дому, где она жила, сопровождающие меня родственники как-то замялись и робко сказали …

Брать и сестры во Христе. Ведем свое сообщество во Вконтакте https://vk.com/molitvuikonu называется Молитвы на каждый день, где стараемся выкладывать праволсавные молитвы и новости. Если у вас есть своя страничка в вк, подписывайтесь на нас.

Есть также в его работах и упоминание о прегрешении Адама и Евы. Первородный грех согласно преподобному Максиму Исповеднику толкуется с помощью двух терминов, которые созвучны в греческом языке. Первое несет в себе значение страдания, боли, что объясняет тленность человека с этого момента, а вот второе означает наслаждение. Оно описывает второе состояние воли. Новое, которое говорит о влечении к чувственным наслаждениям.

Иконы святого Максима

Где писались иконы святого Максима Преподобного Исповедника? Нет точной информации об этом. Данный аспект также порос множеством не стыковок, как и вся жизнь святого. Известно то, что у нему ходит большое количество людей со своими прошениями. Особенно часто у него просят о:

  • помощи в правильном понимании учения Христа;
  • вразумлении тех, кто оступился;
  • способствовании в учебе.

Его считают покровителем студентов, ученых, семинаристов и миссионеров.

Мощи и святые обители

Его части есть в некоторых местах. Некоторые говорят о том, что останки есть в Грузии, там где он был похоронен после своей ссылки. Но есть и упоминания о том, что десница располагается в соборе Павла на Афоне.

Относительно храма преподобного Максима Исповедника, то он находится на улице Варварке в Китай-городе Москвы. Утверждают, что он похоронен тут. Несколько раз его строения подвергались разрушению из-за пожаров. Каждое последующее восстановление оставляло некий свой стиль на его архитектуре. Длительное время он был закрыт и не работал. Советские власти постарались вынести из него все. Но все таки через некоторое время его реставрировали и теперь богослужения проводятся по праздникам.

Храни Вас Господь!

Вам будет интересно еще посмотреть и видео рассказ о святом Исповеднике:

Преподобный Максим Исповедник

Из книги «Синаксарь: Жития святых Православной Церкви», вышедшей в издательстве Сретенского монастыря.

***

Преподобный Максимродился в 580 году в знатной константинопольской семье. Обладая выдающимся умом и редкими способностями к высоким философским размышлениям, получил блестящее образование и избрал карьеру политика. В 610 году, когда на престол взошел император Ираклий, он оценил значимость Максима и его христианские добродетели и сделал своим первым секретарем.

Однако слава, власть и богатство не смогли угасить в Максиме желание, которое он лелеял в своем сердце c юности, – вести жизнь, соответствующую истинной философии. Через три года он оставил должность и пустые почести мира сего и стал монахом в обители Богородицы в Хрисополе под Константинополем.

Превосходно подготовленный к духовной брани размышлениями над Священным Писанием и изучением отцов Церкви, преподобный Максим быстро восходил по лестнице добродетелей, ведущей к блаженному бесстрастию. Он умело обуздывал c помощью аскезы порывы вожделения, мягкостью гасил в себе раздражительность, освобождая таким образом душу от тирании страстей, питал ум молитвой, постепенно поднимаясь к высотам созерцания. В тишине кельи преподобный Максим, склонившись над бездной сердца, созерцал в себе самом великую тайну нашего спасения. Ту тайну, в которой Слово Божие, направляемое бесконечной любовью к людям, снизошло до единения c нашей природой, отделенной от Бога и расколотой в себе самой нашим самолюбием, снизошло, чтобы восстановить в ней целостность, чтобы среди людей воцарился гармоничный союз братского милосердия и чтобы людям открылся путь единения c Богом, ибо «Бог есть любовь» (1 Ин. 4: 16).

Проведя десять лет в безмолвии, преподобный Максим вместе c учеником Анастасием перебрался в маленький монастырь святого Георгия в Кизике. Там он положил начало своим первым произведениям: аскетическим трактатам о борьбе со страстями, о молитве, бесстрастности и святом милосердии. В 626 году совместное наступление персов и аваров на Константинополь (отраженное благодаря чудесному вмешательству Божией Матери) вынудило монахов покинуть обитель.

Для преподобного Максима настал новый период жизни – скитания ради истины. Отныне он должен был и поступками, и в произведениях нести свидетельство о Божественном милосердии в византийский мир, оказавшийся на грани катастрофы из-за персидских набегов. Некоторое время преподобный Максим провел на Крите, где начал борьбу за православную веру, выступив против монофизитских богословов. Затем перебрался на Кипр и в 632 году окончательно поселился в Карфагене.

В этом городе он познакомился со святителем Софронием (память 11 марта), большим знатоком монашеских традиций, богословом, уважаемым за приверженность Православию. Святой Максим стал его духовным учеником. Софроний жил в Евкратском монастыре вместе c другими монахами, бежавшими из Палестины после взятия Иерусалима персами.

На протяжении всего этого периода (626–634) преподобный Максим, прежде чем вступить в борьбу за веру, смог глубоко, как никто до него, разработать учение об обожении, взяв за основу философские и богословские принципы православной духовности. Его творения представляют собой глубокие и сложные трактаты о Божественной литургии, о трудных местах Священного Писания и неясных выражениях у Дионисия Ареопагита и святителя Григория Богослова. В них преподобный Максим возводит грандиозную богословскую систему. Согласно ей, человек, помещенный Богом в этот мир, чтобы быть священником космической литургии, призван собирать смыслы (logoi) всех существ, чтобы преподносить их Божественному Слову, их Первопричине, в диалоге свободной любви. Таким образом человек исполняет предназначение, ради которого и был создан: то есть, осуществляя союз c Богом, приводит также всю вселенную к ее совершенству во Христе-Богочеловеке.

Когда на престол взошел император Ираклий, он направил усилия на реорганизацию пошатнувшейся империи и на подготовку контратаки против персов, проведя ряд административных и военных реформ. Особенное внимание Ираклий уделил восстановлению христианского единства, чтобы предотвратить переход монофизитов на сторону персов или арабов. Константинопольский патриарх Сергий получил от императора задачу найти для этой цели компромиссную догматическую формулу, способную удовлетворить монофизитов, не отрицая при этом Халкидонский собор. Патриарх предложил учение о моноэнергизме, согласно которому человеческая природа Христа оставалась пассивной и нейтральной, так как ее собственное естество было поглощено энергией Слова Божия. На самом деле речь шла о том же монофизитстве, но немного завуалированном, то есть термин «природа» был заменен на термин «энергия».

В 630 году император назначил Кира Фасисского патриархом Александрийским, поставив перед ним задачу объединиться c монофизитами, которых было особенно много в Египте.

Уния была подписана (633), и в александрийских тавернах народ хвалился, что монофизиты победили халкидонитов. Тогда святитель Софроний, единственный, подал голос в защиту двух природ Христа. Он направился в Александрию к Киру, который, желая избежать открытой борьбы, направил его к Сергию в Константинополь. После долгих и безрезультатных дискуссий Софронию запретили дальнейшие дебаты о природах и энергиях.

Вернувшись в Палестину, он был принят народом как защитник Православия и избран патриархом Иерусалимским. В это время арабы продолжали вторжение и стояли на пороге целого ряда крупных завоеваний, поставивших судьбу империи под серьезную угрозу. Сразу после интронизации святитель Софроний опубликовал окружное послание, в котором указал, что каждая природа наделена собственной энергией и Христос имеет одно Лицо, но две природы и, соответственно, два действия (энергии).

Преподобный Максим Исповедник Тем временем преподобный Максим оставался в Карфагене и потихоньку втягивался в догматическую борьбу в поддержку духовного отца. Не нарушая запрета на тему о двух энергиях, он тонко проводил мысль, что «Христос по-человечески совершает то, что есть Божественное (совершая чудеса) и по-Божественному – то, что есть человеческое (Животворящие Страсти)» . Но когда в 638 году Ираклий издал эдикт, подтверждающий запрещение дискутировать о двух энергиях и предписывающий всем исповедовать единую волю во Христе (то есть монофелитство), Максиму пришлось оставить уединение и публично выступить, проповедуя истину. Поскольку святитель Софроний умер в том же году, надежды всех обратились к святому Максиму – самому авторитетному исповеднику Православия. Так же, как во времена святителя Афанасия Александрийского или святителя Василия Великого, спасение истинной веры зависело теперь от одного человека.

В обширной корреспонденции, адресованной папе Римскому, императору и влиятельным лицам империи, а также в глубочайших по мысли трактатах премудрый Максим показал, что Слово Божие, имея любовь и бесконечное уважение к Своему творению, восприняло человеческую природу во всей ее целостности, никак не умалив ее свободу. Будучи волен уклониться от страданий, Христос добровольно пошел на них как человек. По воле и замыслу Божиим, Он открыл нам Своими покорностью и послушанием путь ко спасению (ср.: Мф. 26: 39). Человеческой свободе, совершенным образом объединенной c абсолютной свободой Божией в Лице Христа, было благодатью возвращено ее естественное движение к единению c Богом и другими людьми. Все то, что преподобный Максим познал благодаря своему молитвенному и созерцательному опыту, он смог теперь изложить, основывая учение об обожении человека на богословии Боговоплощения. Никакой другой отец Церкви прежде не заходил так далеко в исследовании человеческой свободы и ее единения c Богом, будь то в Лице Христа или у святых. Преподобный Максим дал наиболее полное изложение православной доктрины о Боговоплощении. Спустя еще некоторое время святому Иоанну Дамаскину осталось только изложить ее более доступным языком, чтобы передать следующим поколениям как непреложную традицию.

Сергий Константинопольский умер в 638 году, а новый патриарх Пирр оказался ярым поборником новой ереси. Тем не менее, несмотря на притеснения, большая часть христиан сопротивлялась выполнению императорского декрета. Незадолго до смерти, в 641 году, Ираклий был вынужден признать свое поражение в религиозной политике. Пирр впал в немилость во время смены власти и бежал в Африку.

В Карфагене он выступил оппонентом преподобного Максима во время публичной дискуссии о Лице Христа (645). Излагая тайну нашего спасения c непреложно твердой аргументацией, святой монах добился того, что патриарх признал свои ошибки. В заключение Максим предложил лично отправиться в Рим и там, перед гробницей апостолов, предать анафеме монофелитство. Однако немного времени спустя Пирр, как «пес», вернулся «на свою блевотину» (2 Пет. 2: 22) и бежал в Равенну. Папа Феодор тотчас запретил его в служении и осудил за ересь его преемника на Константинопольской кафедре Павла.

Политическая ситуация после завоевания Египта арабами стала более чем когда-либо непрочной. Поэтому император Констант II (641–668) опасался открытого разрыва c Римом и в ответ на вмешательство папы издал Типос (648), в котором любому христианину под страхом сурового наказания запрещалось дискутировать о двух природах и двух волях. Затем начались преследования и гонения на православных, в особенности на монахов и друзей преподобного Максима.

Исповедник встретился в Риме c новым папой Мартином I (память 13 апреля), который был твердо настроен поддерживать правую веру. По его инициативе в 649 году был созван Латеранский собор, осудивший монофелитство и отменивший императорский эдикт. В высшей степени раздраженный таким противостоянием, император направил в Рим экзарха во главе армии (653). Они арестовали больного и бессильного папу и, жестоко c ним обращаясь, доставили в Константинополь. Там его судили как преступника, подвергли публичному оскорблению и сослали в Херсонес. В сентябре 655 года святой Мартин Исповедник скончался.

Преподобный Максим также был арестован незадолго до папы Мартина, вместе со своим верным учеником Анастасием и папским апокрисиарием, также носившим имя Анастасий (память 20 сентября). Максим провел несколько месяцев в тюрьме, а после предстал перед тем же судом, который столь сурово обошелся со святым епископом Рима. Процесс над главой Православия хотели представить как политическое дело, поэтому Максима обвинили в выступлении против императорской власти и пособничестве арабам, завоевавшим Египет и другие африканские территории. Затем Максима осудили за то, что он своим учением вносит раскол в Церковь. Пребывая духом в Боге и исполненный милосердия к своим врагам, святой c невозмутимым спокойствием отвечал на клевету, объясняя, что не исповедует никакого особенного учения. Он заявлял, что готов скорее порвать общение со всеми Патриархатами и даже умереть, чем пойти на сделку c собственной совестью и предать веру. Все трое обвиняемых были приговорены к ссылке: Максим был отправлен в Визию (во Фракии), его ученик Анастасий – в Перверу, а другой Анастасий – в Месемврию. И хотя их жизнь преисполнилась всяческих лишений, они не утратили радости, страдая во имя Господа в ожидании воскресения.

Узнав во время этого судебного процесса, что новый папа Евгений I готов принять компромиссную формулировку, предполагающую наличие третьей энергии во Христе, преподобный Максим написал догматическое письмо. Этот поступок привел к тому, что римский народ взбунтовался и принудил папу обойтись без императорского согласия на его интронизацию. Тогда император понял, что не сможет подчинить себе христиан, пока не победит Максима, и послал к нему епископа Феодосия c двумя опытными придворными. Страдания в ссылке и долгое тюремное заточение нисколько не ослабили самообладания святого исповедника. Он без труда опроверг все их аргументы, вновь изложил православное учение и со слезами призвал императора и патриарха покаяться и вернуться к правой вере. После каждого ответа святого посланники императора бросались на него c яростью диких зверей, осыпая оскорблениями и покрывая плевками.

Затем преподобный Максим был переведен в Перверу, где шесть лет оставался в заточении вместе c Анастасием. В 662 году он вновь предстал на суде перед Константинопольским патриархом и его синодом. Ему задали вопрос: «Так к какой Церкви ты принадлежишь: Константинопольской? Римской? Антиохийской? Александрийской? Иерусалимской? Ибо видишь – все они едины c нами». Исповедник отвечал: «Кафолическая Церковь есть правое и спасительное исповедание веры в Бога всяческих». В ответ на угрозу смертной казни он сказал: «Пусть исполнится то, что прежде всякого века определено обо мне Богом, и принесет Ему славу, определенную прежде всякого века» . Осыпав Максима и его спутников проклятиями и оскорблениями, члены церковного суда передали префекту города, который определил им в качестве наказания бичевание и отсечение органов исповедания – языка и правой руки. Всех в крови, святых провели по городским улицам, а затем префект приказал заточить их в разных крепостях в Лазике на далеком Кавказе.

Именно здесь 13 августа 662 года в возрасте 82 лет в крепости Схимар преподобный Максим окончательно соединился со Словом Божиим, Которое он так любил и Животворящим Страстям Которого подражал своим исповеданием веры и мученичеством. По преданию, каждую ночь три лампады – символ Святой Троицы – сами собой зажигались над его гробницей. Святая десница преподобного Максима находится в монастыре святого Павла на горе Афон.

Составитель — иеромонах Макарий Симонопетрский,
адаптированный русский перевод — издательство Сретенского монастыря

>преподобный Максим Исповедник

Дни памяти: 13(26) августа (Перенесение мощей), 21 января (3 февраля)

Ранний период жизни

О детстве преподобного Максима Исповедника известно немного. Согласно греческому и грузинскому Житию, он принадлежал к знатной, богатой фамилии. Малой родиной Максима был Константинополь. Вероятное время его рождения датируется 580 годом.

Известно, что будущий Исповедник был крещен в раннем возрасте и уже с детства воспитывался в духе строгого соответствия Божьему закону. Родители Максима, благочестивые Иоанн и Анна, относились к сыну с любовью, однако особо не баловали (несмотря на имевшиеся для этого широкие материальные возможности), но содержали в педагогической строгости, оберегая от глупостей и ребяческого озорства.

В период взросления Максим получил надлежащее разностороннее образование. В искусстве речи и риторике он многим превосходил своих сверстников, а в знании философии трудно было найти ему равных. Примечательно, что как грамотный христианин, Максим принимал философию не слепо, но трезво, благоразумно, критично.

Несмотря на благородное происхождение и прекрасную образованность, Максим был не только весьма добродетельным человеком, но и до удивления скромным. Обладая такими чертами характера и ума, ему было трудно остаться в безызвестности.

Император Ираклий, видя в нём хорошего потенциального помощника, призвал его к себе и назначил на должность первого секретаря при своей канцелярии.

Работая на этом посту, Максим зарекомендовал себя с лучшей стороны. Он легко схватывал царские повеления, умел быстро и взвешенно резюмировать и записывать важную, содержательную информацию, не раз сам давал, кому следует, уместные и вполне достойные советы. Император дорожил таким служащим, и вскоре Максим достиг большого влияния при дворе.

Между тем слава, придворная пышность, почёт не увлекали Максима. Больше всех этих излишеств он ценил любомудрие. К тому времени, как он достиг высокого положения, о котором многие из его соотечественников могли только мечтать, получила распространение новая ересь — монофелитство. Эта ересь была тем опасней, что имела внешнюю привлекательность и поддерживалась высшей церковной и государственной властью (до времени её осуждения на VI Вселенском Соборе к ней приобщилось несколько Патриархов, множество епископов и священников).

Монашеская жизнь

Сознавая опасность сложившейся ситуации и не желая участвовать в ней ввиду преданности Православию, преподобный Максим, неожиданно для окружающих, отказался от светского благополучия и поступил в Хрисопольскую обитель.

В обители он предался молитвам и подвигам. Со временем братия стали относиться к нему настолько доверительно, что решили избрать его своим игуменом (этот факт неоднократно оспаривался критикой, ввиду того, что Максим не имел священного сана). Он же, как никогда не стремившийся к славе и по смирению не считавший себя достойным такого духовного звания, противился, но по неустанности просьб, согласился.

Понимая, что должен являть братиям пример, как игумен, преподобный Максим ещё больше увеличил свои подвиги.

Жизнь Максима на Западе

Через какое-то время преподобный Максим оставил обитель, оставил отчизну. Что именно подтолкнуло его совершить этот шаг, сказать трудно. Согласно некоторым источникам, одним из центральных мотивов послужило усиливающееся влияние еретиков (всё тех же монофелитов). По другим данным, из Хрисопольского монастыря (из которого он удалился в 624 или 625 году, пробыв там более 10-ти лет), преподобный перешёл в монастырь святого Георгия (располагавшийся в Кизике), и только потом, в 626 году, по причине натиска персов и аваров, оставив и эту обитель, переселился на Запад.

Считается, что поначалу Максим Исповедник пребывал на острове Крит. Здесь он провел несколько диспутов с монофелитскими архиереями. После Крита он оказался на Кипре.

Есть основания утверждать, что около 630 года преподобный Максим посетил Северную Африку. Приблизительно в тот же период в Африке оказался Софроний, будущий Патриарх Иерусалимский, выдающийся борец с монофелитами. Между Софронием и Максимом завязались тёплые отношения. Максим охотно прислушивался к наставлениям и советам блаженного старца.

Сведения о детальных обстоятельствах его жизни в данный период чрезвычайно скудны. Нам не известна даже его продолжительность. Очевидно, что этот этап был богат на плоды писательской деятельности Максима.

Оказавшись в Риме, он активизировал свои силы в борьбе с монофелитством. В связи с этим преподобный переписывался с разными лицами, наставлял людей устным словом, поддерживал деятельность Римского папы Иоанна IV, направленную против еретиков, был в числе главных инициаторов созыва Поместного Собора.

После 642 года Максим Исповедник отправился в Африку. Здесь он проявил себя как ревностный, пылкий, но вместе с тем трезвый и мудрый борец. В продолжении пребывания в Африке он завершил формирование своего учения о наличии во Христе, едином по Ипостаси, двух естественных (сущностных) воль: Божественной и человеческой.

Несмотря на то, что Максим не имел священного сана, являясь простым монахом, в деле противодействия еретикам он имел чрезвычайно огромный авторитет. К его увещеваниям прислушивались и миряне, и иереи, и епископы. Экзарх Северной Африки нередко советовался с ним по различным вопросам религиозной тематики.

В 645 году состоялся известный диспут святого Максима с Пиром. Пир был публично разоблачён и повержен, после чего осознал и признал свою неправоту, вступил в общение с Православной Церковью.

В 646 году Максим Исповедник вновь оказался в Риме, и вновь на острие борьбы с ересью.

Папа Феодор находился с Максимом в доверительных отношениях. Однажды Максиму пришлось заступаться за главу Римской Церкви, сглаживая допущенное им неосторожное высказывание по поводу исхождения Святого Духа и от Сына. Тогда Максим нашёлся сказать, что поскольку папа Феодор признаёт Единое Начало в Пресвятой Троице исключительно за Отцом, постольку не следует воспринимать его выражение как злохудожное. Это заступничество вызвало в адрес Максима немало критических возгласов со стороны греческих богословов.

Хорошо складывались отношения преподобного Максима и с преемником Феодора, папой Мартином. Папа Мартин, как и Максим Исповедник, старался использовать каждую возможность, всё свое влияние для противодействия распространению монофелитства. С целью опровержения ереси он созвал Латеранский Собор. Существует предание, что одним из инициаторов Латеранского Собора был преподобный Максим (в числе подписей под петицией монахов к Собору его подпись фигурирует на одном из последних мест).

Исповеднический венец

Император Констант, прознав про работу и определения Латеранского Собора, воспламенился гневом и приказал доставить в Константинополь папу Римского Мартина и монаха Максима.

Преподобный Максим был арестован и отконвоирован в столицу Византии около 653 года, приблизительно в то же время, когда и святой Мартин. Последний был осужден и приговорен к ссылке в Крым, где и скончался под тяжестью наказания. Суд над Максимом имел место в 655 году. Заодно с ним судили и его преданного ученика, Анастасия.

Максиму инкриминировали довольно громкие, но по большей части абсурдные преступления. Помимо разжигания ненависти к государю в перечень обвинений вошло, например, что он чуть ли не в одиночку сдал сарацинам Египет и Африку, соучаствовал в бунте совместно с экзархом Северной Африки. Но Максим опроверг клевету.

Коснулись и богословской тематики. На обвинения в распространении запрещённого учения преподобный дал развернутый, хорошо аргументированный ответ. Но, увы, правда человеческая далеко не всегда согласуется с Правдой Божьей. После суда Максима отправили в ссылку в Визию (территория Фракии). Здесь он остался без средств к существованию, терпел унижения и лишения.

Между тем вскоре императорский двор предпринял попытку к восстановлению отношений с Максимом: искали возможность дать императору и епископам-еретикам шанс «доказать» свою правоту.

С этой целью к святому страдальцу явилось посольство во главе с епископом Феодосием. Во время состоявшейся по этому случаю беседы преподобный не только не изменил убеждений, но и уверил прибывших в необходимости анафематствовать ересеначальников. Пораженные твёрдостью Максима, послы заколебались, а затем под давлением неоспоримых свидетельств вынуждены были признать за ним правоту. Покидая Максима, они уже не питали к нему чувства вражды.

Через восемь дней один из послов, консул Павел, возвратился к Максиму. Согласно распоряжению императора, Максима надлежало препроводить с великою честью в обитель святого Феодора (по разным данным, эта обитель располагалась или в Регии, или в Константинополе), что и было исполнено.

Здесь преподобного посетили два императорских посланника, патрикии Епифаний и Троил, и разъяснили Максиму, что из-за его упорства многие верующие не желают вступать в единение с ними (монофелитами). Выразив требование признать отвергнутое им учение об одной воле во Христе, пообещали, что в случае согласия его ожидают великие почести.

Несмотря на очевидную угрозу, пусть даже и слегка заретушированную, Максим вновь подтвердил свою решимость сражаться до конца. Тогда, обуянные вспышкой животной ярости, патрикии бросились на святого и стали его избивать. Лишь вмешательство присутствовавшего при этой расправе епископа Феодосия, умерило их пыл.

После очередных неудачных попыток привести Максима к удобному для власти компромиссу, его опять отправили в ссылку: снова во Фракию, но на этот раз в Перверис.

В 658 году последнюю попытку призвать Максима к «смирению» предпринял Патриарх Петр. Для этого он направил к нему своих представителей. В формате беседы Максиму было указано, что в случае отказа его ожидает анафематствование и смертная казнь, но он был непреклонен.

В 662 году состоялось очередное судилище. Максима Исповедника подвергли жестокому бичеванию, отрезали язык, отсекли правую руку, вывели на площадь и стали водить по ней, словно злодея, крича и насмехаясь.

После этого надругательства, Максима отправили в ссылку. Когда достигли территории Грузии, страдальца раздели и отобрали у него последнее имущество. Затем его заточили в крепости Схимари.

Незадолго до смерти Максим Исповедник удостоился видения, в котором ему было открыто, что он предстанет пред Богом 13 августа. Так и произошло: 13 августа истинный воин Христов преставился и отошёл в Царство Небесное.

Как церковный писатель, преподобный Максим Исповедник известен широкому читателю в первую очередь своими христологическими сочинениями. Между тем, спектр раскрытых его творчеством богословских вопросов значительно пространней.

К числу наиболее популярных произведений относятся: Амбигвы к Иоанну (о трудностях) 1-30, О различных трудных местах (апориях), Амбигвы к Фоме (о различных недоумениях у святых Дионисия и Григория), Вопросы и недоумения, Вопросоответы к Фалассию, Главы о богословии и домостроительстве воплощения Сына Божия, Мистагогия, К Феопемпту схоластику, Послание о существе и ипостаси, Толкование на молитву Господню, Толкование на 59 псалом, Четыре сотни глав о любви, Слово о душе, Письма и др.

Тропарь преподобному Максиму Исповеднику, глас 8

Православия наставниче, / благочестия учителю и чистоты, / вселенныя светильниче, / монашествующих Богодухновенное удобрение, / Максиме премудре, / ученьми твоими вся просветил еси, / цевнице духовная, // моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак преподобному Максиму Исповеднику, глас 6

Свет Трисиянный, всельшийся в душу твою, / сосуд избран показа тя, всеблаженне, / являюща Божественная концем, / неудобопостижных разумений ты сказуяй, блаженне, / и Троицу всем, Максиме, возпроповедуяй ясно, // Пресущную, Безначальную.

Ин кондак преподобному Максиму Исповеднику, глас 8

Троицы рачителя и великаго Максима, / научающа ясно вере Божественней, / еже славити Христа, во дву естествах, волях же и действах суща, / в песнех достойных, вернии, почтим, взывающе:// радуйся, проповедниче веры.

МАКСИМ ИСПОВЕДНИК

Прп. Максим Исповедник

Максим Исповедник (582 — 662), игумен, преподобный. Знаменитый деятель и учитель церковный , глубокий знаток Платона, Аристотеля и неоплатоников, прославился в истории церкви своей энергичной борьбой против монофелитской ереси

Память 21 января, 13 августа, 20 сентября (Греч. )

Родился в Константинополе в 582 году и вырос в благочестивой знатной христианской семье. В юности он получил прекрасное разностороннее образование: изучил философию, грамматику, риторику, был начитан в древних авторах и в совершенстве владел богословской диалектикой.

Когда преподобный Максим поступил на государственную службу, знания и добросовестность позволили ему стать первым секретарем императора Ираклия (611-641).

Но придворная жизнь тяготила его, и он удалился в Хрисопольский монастырь (на противоположном берегу Босфора — ныне Скутари), где принял иноческий постриг. По Брокгазу, удаление прп. Максима было вызвано императорским указом, благоприятным для новой ереси (έκθεσις). Своим смиренномудрием он вскоре приобрел любовь братии и был избран игуменом монастыря, но и в этом сане, по своей необыкновенной скромности, он, по собственным его словам, «оставался простым монахом». В 633 году по просьбе одного богослова, будущего святителя Иерусалимского Софрония, преподобный Максим оставил обитель и уехал в Александрию.

Святой Софроний Иерусалимский стал известен к тому времени как непримиримый противник монофелитской ереси. Монофелитство нашло многочисленных сторонников в Армении, Сирии, Египте. Ересь, усиливаемая национальной враждой, стала серьезной угрозой церковному единству Востока. Борьба Православия с ересями особенно осложнилась тем, что к 630 году три патриарших престола на Православном Востоке оказались занятыми монофизитами: Константинопольский — Сергием, Антиохийский — Афанасием, Александрийский — Киром.

Путь преподобного Максима из Константинополя в Александрию лежал через Крит, где и началась его проповедническая деятельность. Там он столкнулся с епископатом, придерживавшимся еретических взглядов Севера и Нестория. В Александрии и ее окрестностях преподобный провел около 6 лет. В 638 году император Ираклий вместе с патриархом Сергием, стремясь уменьшить вероисповедные разногласия, издал указ, так называемый «Экфесис» ( «Изложение веры»), который окончательно повелевал исповедовать учение об одной воле при двух природах Спасителя. Защищая Православие, преподобный Максим обращался к людям различных званий и сословий, и беседы эти имели успех. «Не только клир и все епископы, но и народ, и все мирские начальники ощущали в себе какое-то неодолимое влечение к нему», — свидетельствует его житие.

В конце 638 года скончался патриарх Сергий I Константинопольский, а в 641 году император Ираклий. Императорский престол занял жестокий и грубый Констант II (642-668), откровенный сторонник монофелитов. Усилились нападки еретиков на Православие. Преподобный Максим ушел в Карфаген и проповедовал в нем и окрестностях еще 5 лет. Когда туда прибыл преемник патриарха Сергия патриарх Пирр, покинувший Константинополь из-за придворных интриг, по убеждениям монофелит, между ним и преподобным Максимом в июне 645 года произошел открытый диспут, на котором Пирр всенародно признал свои заблуждения и пожелал даже вручить папе Феодору письменное отречение от них. Преподобный Максим вместе с Пирром отправились в Рим, где папа Феодор принял покаяние бывшего патриарха и восстановил его в сане.

Прп. Максим Исповедник. Фреска в церкви Протата, Карея, Афон (XIV в., автор Мануил Панселин)

В 647 году преподобный Максим вернулся в Африку. Там на соборах епископов монофелитство осуждалось как ересь. В 648 году вместо «Экфесиса» вышел новый указ, составленный, по поручению Константа II, константинопольским патриархом Павлом — «Типос» («Образец веры»), который запрещал всякие рассуждения равно как об одной воле, так и о двух волях при признании двух природ Господа Иисуса Христа. Тогда преподобный Максим обратился к сменившему папу Феодора Римскому папе Мартину I (649-654) с просьбой вынести вопрос о монофелитстве на соборное обсуждение всей Церкви. В октябре 649 года был собран Латеранский Собор, на котором присутствовало 150 западных епископов и 37 представителей Православного Востока, среди которых находился и преподобный Максим Исповедник. Собор осудил монофелитство, а его защитники, Константинопольские патриархи Сергий, Павел и Пирр, были преданы анафеме.

Когда Констант II получил определение Собора, он приказал схватить и папу Мартина, и преподобного Максима. Этот приказ был выполнен через несколько лет, в 653 году. Преподобный Максим был арестован незадолго до папы Мартина, вместе со своим учеником иеродиаконом Анастасием. Преподобного Максима обвинили в измене отечеству, в частности в выступлении против императорской власти и пособничестве арабам, завоевавшим Египет и другие африканские территории, и заключили в тюрьму. В 656 году двое обвиняемых были приговорены к ссылке: Максим был сослан во фракийскую Визию (совр. Визе, Турция), его ученик Анастасий — в Перверу (на границе Македонии и Фессалии, совр. Греция). Затем преподобный Максим был переведен в Перверу, где шесть лет оставался в заточении вместе c Анастасием.

Еще один последователь преподобного Максима с тем же именем Анастасий, в прошлом занимавший должность папского апокрисиария в Константинополе, об аресте которого вместе с Максимом сообщают некоторые источники, в действительности за отказ принять «Типос» императора Константа был сослан в Трапезунд еще в 648 году, а затем, в 655 году переведен в Месемврию .

В 662 году Максим исповедник снова был привезен в Константинополь и предстал на суде перед Константинопольским патриархом и его Синодом. Вместе с преподобными Максимом и Анастасием-иноком на суд в Константинополь был отозван и Анастасий апокрисиарий . Осыпав Максима и его учеников проклятиями и оскорблениями («вместе с папой Мартином, патриархом Софронием и другими православными» ), члены церковного суда передали осужденных в руки гражданских властей в лице префекта города, который определил подвергнуть их жесточайшим пыткам. Согласно пространному греческому житию, после бичевания каждому из них отрезали язык, усекли правую руку и в крови провели по городским улицам . Затем префект приказал заточить их в разных крепостях в далекой Лазике на Кавказе.

8 июня 662 года, после прибытия в «страну христолюбивых лазов», троих узников по приказу лазского правителя немедленно разлучили. Обессилевшего прп. Максима сразу же отделили от его спутников и на сплетенных из прутьев носилках отнесли в «крепость Схимар, близ народа, называемого аланами» («Κάστρον Σχήμαριν πλήσιον τοῦ ἔθνους τῶν λεγομένων Ἀλανῶν»), где и поместили в заключение . Обоих же Анастасиев на лошадях отправили — апокрисиария в крепость Буколус, находившуюся в области, именуемой Мисимиана «на границе с аланами, которые эту крепость захватили и удерживают в своих руках», а инока в крепость Скотор, которая находилась в Апсилии «вблизи Абасгии» . Согласно житию, тут Господь явил неизреченное чудо: все они обрели способность говорить и писать.

Преподобный Максим предсказал свою кончину, которая последовала 13 августа 662 года.

В греческих прологах 13 августа указывается перенесение его мощей в Константинополь; оно могло быть приурочено к кончине преподобного. Возможно, что установление памяти на 21 января связано с тем, что 13 августа празднуется отдание праздника Преображения Господня. По другому мнению, как и в случае святого Афанасия Александрийского, «перенос памяти преподобного Максима на 21 января объясняется, по-видимому, желанием поставить его в один ряд с великими учителями и исповедниками, поминаемыми в течение января» перед памятью Шестого Вселенского Собора . Л. Г. Епифанович считал, что, возможно, празднование «перенесения мощей прп. Максима» 13 августа имеет в виду перенесение мощей не в Константинополь, а в церковь монастыря св. Арсения при крепости Мури . По предположению епископа Стефана (Калаиджишвили), с «большой степенью вероятности, возможно, это упоминание о «переложении мощей св. Максима в Константинополь» связано с отсеченной правой рукой, которая после казни была спрятана или потеряна, а потом обнаружена и положена в одном из храмов Константинополя» .

Над могилой преподобного Максима ночами возжигались три чудесно явленных светильника и совершалось множество исцелений .

Десница (правая) рука прп. Максима Исповедника. Афон. Монастырь св. Павла

Правая рука прп. Максима Исповедника хранится на Афоне в монастыре Святого Павла.

Молитвословия

Кондак, глас 8 (Подобен: Взбранной:) из службы 21 января:

Тро́ицы рачи́теля и вели́каго Макси́ма,/ науча́юща я́сно ве́ре Боже́ственней,/ е́же сла́вити Христа́,/ во дву естества́х, во́лях же и де́йствах су́ща,/ в пе́снех досто́йных, ве́рнии, почти́м, взыва́юще:// ра́дуйся, пропове́дниче ве́ры.

Ин кондак, глас 6 (Подобен: Еже о нас:) из службы 13 августа:

Свет трисия́нный, все́льшийся в ду́шу твою́,/ сосу́д избра́н показа́ тя, всеблаже́нне,/ явля́юща Боже́ственная конце́м,/ неудобопости́жных разуме́ний ты сказу́яй, блаже́нне,/ и Тро́ицу всем, Макси́ме, воспропове́дуяй я́сно,// Пресу́щную Безнача́льну.

Учение

Монофелитская ересь была смягченным видоизменением ереси монофизитов, которые более или менее последовательно стремились к устранению из понятия о Христе Его человеческого начала, упраздняя таким образом самую сущность христианства как религии богочеловеческой. Осужденное на Халкидонском (IV Вселенском) Соборе в 451 году, это направление не утратило своей силы на Востоке — в Сирии, Армении и особенно Египте. Религиозное разделение, более или менее связанное с национальной враждой, грозило государственному единству империи; отсюда постоянное, но безуспешное стремление императоров к примирению религиозных партий посредством компромиссов: генотикон императора Зинона в конце V в., в следующем веке старания императора Иустиниана привлечь монофизитов через осуждение ненавистных им «трех глав», наконец, в VII в. более глубокий компромисс монофелитский. Это новое учение, соглашаясь с православием, что в Христе пребывают два естества — божеское и человеческое, — утверждало в Нем существование только одной воли (θέλημα) и одного действования (ένέργια, operatio).

Против этого Mаксим Исповедник — единственный в то время значительный философ во всем христианском мире — доказывал, что воля и действование присущи естеству или природе: следовательно, если в Христе пребывает самостоятельное по своим свойствам человеческое естество (не поглощенное божеским), то в Нем необходимо должна пребывать и самостоятельная человеческая воля или естественное хотение, с соответствующим ему действованием. Для личного или ипостасного единства достаточно нравственного согласия или гармонического сочетания двух волений, без слияния их в один физический (и метафизический) акт.

Это православное учение восторжествовало через 18 лет после смерти прп. Максима Исповедника, на VI Вселенском Соборе в Константинополе. В общем своем миросозерцании св. Максим примыкал к идеям так наз. Дионисия Ареопагита, но с большим равновесием между мистическим и рациональным направлением умозрения. Комментариями прп. Максима на Ареопагита воспользовался впоследствии Иоанн Скот Эригена, так что прп. Максим представляет собой посредствующее звено между греко-христианской теософией и средневековой философией Запада.

Богословие преподобного Максима Исповедника, основанное на духовном опытном знании великих отцов-пустынников, использующее искусство диалектики, выработанное дохристианской философией, было продолжено и развито в трудах преподобного Симеона Нового Богослова (+1021) и святителя Григория Паламы (+ ок. 1360).

Творения

Преподобный Максим Исповедник оставил Церкви большое богословское наследие. Его экзегетические труды содержат объяснения трудных мест из Священного Писания, толкования молитвы Господней и 59-го псалма, схолии к сочинениям священномученика Дионисия Ареопагита и святителя Григория Богослова. К экзегетике относится также объяснение богослужения, озаглавленное «Мистагогия» («Введение о таинстве»). К догматическим трудам преподобного относятся: изложение его диспута с Пирром, несколько трактатов и письма к разным лицам. В них содержится изложение православного учения о Божественной сущности и ипостаси, о боговоплощении и об обожении человеческой природы.

«Ничто в обожении не есть произведение природы, — писал преподобный Максим в письме к своему другу Фалассию, — ибо природа не может понять Бога. Единственно лишь милость Божья обладает способностью давать обожение существам… Человек (образ Божий) в обожении уподобляется Богу, он радуется изобилию всего, что принадлежит ему по природе, потому что благодать Духа торжествует в нем и потому что Бог действует в нем» (письмо 22).

Преподобному Максиму принадлежат и антропологические труды. Он рассматривает природу души и ее сознательно-личное существование после смерти человека. Среди нравственных сочинений особенно важны «Главы о любви».

Преподобный Максим написал также три гимна в лучших традициях церковной гимнографии, ведущих начало от святителя Григория Богослова.

На русский язык переведены:

  • «Вопросы и ответы Фалассию» (частично — «Богословский вестник», 1916-1917 гг.),
  • «Мистагогия» («Введение о таинстве» — «Писания святых отцов, относящиеся к истолкованию Православного Богослужения». Вып. 1. СПб., 1855);
  • отрывки из «Глав о любви» и работы догматического и нравственного содержания — в III томе «Добротолюбия»;
  • историко-экзегетический трактат «О цели установления царской власти» («Радость христианина» 1895, ноябрь).
  • экзегетическое сочинение «Quaestiones et Dubia» («Вопросы и недоумения»), М., Святая гора Афон: Никея; Пустынь Новая Фиваида Афонского Русского Пантелеимонова монастыря, 2010.

Литература

  • Епифанович С.Л. Материалы к изучению жизни и творений преп. Максима Исповедника. — Киев, 1917. С. 1 — 25.
  • Житие прп. Максима Исповедника / Публ., вступит. ст. и прим.: А.И.Сидоров // Ретроспективная и сравнительная политология. М., 1991. — Вып. 1.
  • Сидоров А. И. Преподобный Максим Исповедник: эпоха, жизнь, творчество. — Преподобный Максим Исповедник. Творения. Кн. 1, М, 1993
  • Прп. Максим Исповедник: полемика с оригенизмом и моноэнергизмом / Сост. Г. И. Беневич, Д. С. Бирюков, А. М. Шуфрин. — СПб.: Изд-во СПбГУ, 2007. — 564 с. (Византийская философия. Т. 1: Smaragdos Philocalias):
    • (электронная версия на сайте Православной энциклопедии «Азбука веры»)
  • Сидоров А. И. Святоотеческое наследие и церковные древности. Том 5: От золотого века святоотеческой письменности до окончания христологических споров — М.: Сибирская Благозвонница, 2017:
    • (электронная версия на сайте Православной энциклопедии «Азбука веры»)

Использованные материалы

  • «Преподобный Максим Исповедник», страница календаря на портале Православие.Ru:
  • «Преподобный Максим Исповедник» // Сайт Издательства Московской Патриархии
  • Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
  • Минея-январь, ч. 2, изд. Московской Патриархии, с. :
    • (кондак)
  • Минея-август, ч. 1, изд. Московской Патриархии, с. 369:
    • (ин кондак)
  • Афон фото — Все монастыри Афона // Сайт фотографий ограниченного круга фотомастеров «Лучшие фото»:
  • История обретения мощей преподобного Максима Исповедника // Портал Православие.Ru, 28 февраля 2012 года:
  • «Преподобный Максим Исповедник» // Синаксарь. Жития святых Православной Церкви. Автор-составитель иеромонах Макарий Симонопетрский. Адаптированный перевод с французского. В 6 тт. — М.: Издательство Сретенского монастыря, 2011. — Т. III. (электронная версия на сайте Православие.Ru, 3 февраля 2012 года):
  • Виноградов А. Ю., «Еще раз к вопросу о месте ссылки, смерти и погребения прп. Максима Исповедника» // Богословские Труды, Выпуск 45, 2013, с. 219-237:
    • (материал использован частично)

«самый сильный, после Оригена, философский ум на христианском Востоке» по определению энциклопедии Брокгауза и Ефрона

«Άγιοι Μαρτίνος Πάπας Ρώμης και Μάξιμος ο ομολογιτής ο σοφώτατος», страница греческого частного сайта Ορθόδοξος Συναξαριστής (Православный месяцеслов), .

См. Цыпин В.А., прот., «Исповеднический подвиг преподобного Максима и его богословие» // Портал Православие.Ru, 16 февраля 2017 года:

Асмус В.В., прот., О.В.В., «Анастасий Апокрисиарий» // Православная энциклопедия, т. 2, с. 246:

См. Карташёв А.В. Вселенские соборы. Суд над Максимом Исповедником (электронная версия на сайте ЦНЦ «Православной энциклопедии» Седмица.Ru: ).

По замечанию Антона Карташёва, Анастасий Апокрисиарий, который описал свои странствия в письме к иерусалимскому монаху Феодосию Гангрскому, ничего «не сообщает об этом ужасном искалечении св. Максима». См. Карташёв А.В. Вселенские соборы. Суд над Максимом Исповедником.

В житийной литературе иногда место ссылки названо как Колхида, что является анахронизмом. См., например, Μιχαηλίδης Δ.Ε., Κόσμος, Εκκλησία, τελείωση του ανθρώπου στη «Μυσταγωγία» του αγίου Μαξίμου του Ομολογητού, Θεσσαλονίκης, 2013, σ. 21: . По Брокгаузу, «был сослан в страну лазов (близ Кавказа)».

Письмо Анастасия Феодосию (ПАФ 4). В ПАФ 6 говорится не о нахождении Схимара в Лазике, но лишь о том, что на эту крепость простиралась власть патрикия Лазики, в введении которого были и другие территории, такие как Апсилия и Мисимиания, не являвшиеся частями собственно Лазики. См. Виноградов А. Ю., «Еще раз к вопросу о месте ссылки, смерти и погребения прп. Максима Исповедника» // Богословские Труды, Выпуск 45, 2013, с. 229.

О дальнейшей судьбе обоих же Анастасиев, см., например, Воронов Ю.Н. Колхида на рубеже средневековья. Научные труды. В 7 т. Том I. Сухум: Алашара, 1998, с. 370:

«Преподобный Максим Исповедник», из кн. Синаксарь: Жития святых Православной Церкви, Изд-во Сретенского монастыря, прим. 1,

Епифанович Л. Г. Из неопубликованной работы (Украинская нац. библиотека, отд. рукописей). Гл. 6 «Исповеднический подвиг преп. Максима». — С. 31

Подробнее, см. Стефан (Калаиджишвили), епископ. К вопросу о переложении мощей преподобного Максима Исповедника // XVIII Ежегодная богословская конференция ПСТГУ Т1. — М : ПСТГУ, 2009, С. 359 — 363:

Письмо Анастасия Феодосию (ПАФ 5). Чудо с зажжением светильников над могилой святого наблюдал «комит Мистриан, который, неся дозор со своими воинами, видел их не раз и не два, но многократно…» (καυτὸς ὁ τοῦ αὐτοῦ κάστρου Σχημάρεως κώμης Μιστριάνος, ὁ καὶ βιγλεύων μετὰ τῶν ἑαυτοῦ στρατιωτῶν… οὐχ᾽ ἅπαξ, οὐ δίς). Цитата из «Воспоминания Феодора Спудея». См. Виноградов А. Ю., «Еще раз к вопросу о месте ссылки, смерти и погребения прп. Максима Исповедника» // Богословские Труды, Выпуск 45, 2013, с. 223.

Творения преподобного Максима Исповедника. Книга I. Богословские и аскетические трактаты

Перевод, вступительная статья и комментарии А. А. Сидорова

Преподобный Максим Исповедник: эпоха, жизнь, творчество I. Эпоха. Монофелитские споры 1. Внешние условия возникновения монофелитства 2. Богословские предпосылки генезиса монофелитства 3. Первый этап развития монофелитства: «монэнергизм» (615–633 гг.) 4. Второй этап монофелитских споров: от унии в Египте к «Эктесису» (633–638 гг.) 5. Третий этап монофелитских споров: от «Эктесиса» к Латеранскому собору (638–649 гг.) 6. Четвертый и завершающий этап монофелитских споров: от Латеранского собора к VI вселенскому собору (649–681 гг.) II. Жизнь и личность преподобного Максима Исповедника 1. Ранний период жизни: вступление на путь монашеского подвига (580–626 гг.) 2. Годы невольного странничества и прибытие на Запад (626–641 гг.) 3. Борьба за Православие на Западе (641–653 гг.) 4. Исповедник веры (653–602 гг.) III. Творчество преподобного Максима (краткий обзор) 1. Подлинные творения 2. Сомнительные и неподлинные творения 3. Общая характеристика творчества преп. Максима. Его влияние Слово о подвижнической жизни Главы о любви Пролог к Елпидию Первая сотница Вторая сотница Третья сотница Четвертая сотница Послание к Иоанну Кубикуларию о любви Мистагогия Введение I. Каким образом и как Святая Церковь есть образ и изображение Бога II. О том, как и каким образом Святая Церковь есть образ мира, состоящего из сущностей видимых и невидимых III. О том, что Святая Церковь есть также образ только чувственного мира IV. О том, как и каким образом Святая Церковь Божия символически изображает человека и сама изображается им как человек V. О том, как и каким образом Святая Церковь Божия есть образ и изображение души самой по себе VI. Как и каким образом Священное Писание называется человеком VII. Как и каким образом мир называется человеком, а человек – миром VIII. Что символизирует первый вход в священное Собрание и последующие за тем действия IX. Что показывает вход народа в Святую Церковь Божию X. Что символизируют божественные чтения XI. Что символизируют божественные песнопения XII. Что означают возглашения «мир всем» XIII. Символом чего, в собственном и частном смысле слова, является чтение святого Евангелия и последующие за ним тайнодействия XIV. Символом чего, в общем смысле слова, является божественное чтение святого Евангелия XV. Символом чего является закрытие врат Святой Церкви после святого Евангелия XVI. Что означает вход святых даров XVII. Символом чего является божественное лобзание XVIII. Что означает божественный символ веры XIX. Что означает славословие Трисвятого XX. Символом чего является святая молитва «Отче наш, иже еси на небесех» XXI. Что означает окончание таинственного священнодействия, завершающеюся песнопениями «Един Свят, Един Господь» и прочее XXII. Как и каким образом в каждом из описанных созерцается отдельно обожительное и совершенное состояние души, постигаемой самой в себе ХХШ. О том, что первый вход святого Собрания есть символ душевных добродетелей XXIV. Какие таинства осуществляет и совершает посредством священнодействий, установленных для святого Собрани, в верующих и с верой собирающихся всегда пребывающая благодать Святого Духа Заключение Толкование на молитву Господню К Феопемпту Схоластику, вопрошающему о «судье неправедном» (Лк. 18:6), : «Если кто ударит тебя по правой щеке» (Лк. 6:29; Мф. 5:39) и «Не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему» (Ин. 20:17) Толкование на 59 псалом Главы о богословии и о домостроительстве воплощения Сына Божия Первая сотница Вторая сотница Различные богословские и домостроительные главы Десять глав о добродетели и пороке

Преподобный Максим Исповедник о единовременности творения души и тела

Фото: Леннарт Нильссон

Среди важнейших богословских тем, рассматриваемых и обсуждаемых в творениях преподобного Максима Исповедника, весьма заметное место занимает его антропологическое учение. Преподобный Максим высказывает здесь весьма яркие и оригинальные суждения, в то же время безусловно лежащие в русле святоотеческого Предания, а также согласные с духом и смыслом Священного Писания. Вместе с тем, преподобный Максим не смущается касаться и достаточно острых, спорных или не до конца разработанных в святоотеческом богословии вопросов, давая на них свои взвешенные и ясные ответы.

Две богословских крайности:
предсуществование душ и предсуществование тела

Одним из таких вопросов является проблема последовательности происхождения человеческих души и тела. Мы хорошо помним ту острую полемику против лжеучения Оригена о предсуществовании душ, что вела с ним Церковь, выразив свою позицию и в определениях Соборов, и в направленных против него святоотеческих писаниях. В то же время при ответе на данный вопрос – о порядке возникновения души и тела в рождающемся человеке – была возможна и другая крайность, оцениваемая Церковью (по ряду причин, о которых будет сказано ниже) все же не столь однозначно негативно. В соответствии с таким мнением, не душа происходит ранее тела (как провозглашала оригеновская теория предсуществования душ), но, напротив, тело (человеческий эмбрион) возникает прежде души.

Преподобный Максим в равной степени не принимает обеих точек зрения, решительно с ними полемизируя и предлагая свои собственные – весьма точные и глубокие – аргументы против и того и другого заблуждения. В рамках этой статьи нас будут интересовать доводы Преподобного именно против мнения о возникновении в рождаемом человеке его души уже после телесной природы (о полемике Исповедника с другой крайностью – с оригеновской теорией предсуществования душ – сказано в научной литературе уже достаточно много).

Церковь считает человека человеком с самого момента его зачатия

Тема эта оказывается на сегодняшний день тем более актуальной, что в рамках современной биоэтической полемики о допустимости или недопустимости абортивного вмешательства в развитие плода на различных стадиях его формирования (которое в любом случае и безусловно рассматривается Церковью по сути как человекоубийство) из уст внецерковных специалистов звучит мнение, что до определенного момента зародыш в материнской утробе не может считаться человеком в подлинном смысле этого слова (в ходу у них есть даже специальный термин – «человеческое существо»), так как он еще не сформировался и не имеет специфических и уникальных человеческих природных характеристик. Тем более важно для нас показать, что Церковь считает человека человеком с самого момента его зачатия. В этом нам способны помочь в том числе и весьма аргументированные суждения на сей счет одного из столпов святоотеческой богословской мысли – преподобного Максима Исповедника.

Идея предсуществования тела: аргументация сторонников

Однако прежде чем перейти собственно к изложению аргументов преподобного Максима, направленных против идеи предсуществования тела по отношению к душе, а также и к их богословскому анализу, следует сказать несколько слов о том, почему, в отличие от оригеновского «предсуществования душ», идея предсуществования тела по отношению к душе в материнской утробе все же иногда находила в Церкви некоторых своих сторонников и, как это ни парадоксально звучит, ею все же никогда окончательно и бесповоротно не осуждалась. Тем не менее, подчеркнем сразу, что таковая идея может считаться по отношению к «согласию отцов» лишь частным, «периферийным» богословским мнением ряда церковных авторов, так как большинство высказывавшихся на эту тему авторитетных святых отцов настаивает на одновременности возникновения в человеке и души, и тела.

Идея о предсуществовании тела по отношению к душе в рамках древнехристианской письменности имеет два основных корня.

Во-первых, это библейский фрагмент из книги Исход (Исх. 21: 22–25), в котором идет речь об устанавливаемой в ветхозаветном законодательстве разной степени наказания для тех, кто станет – в результате грубого физического действия по отношению к беременной женщине – причиной «извержения» находящегося в утробе матери младенца. При этом рассматриваются два случая: если извергнутый младенец окажется в достаточной мере сформировавшимся, или же если он будет находиться на самой ранней стадии физического развития. Вот этот библейский фрагмент: «Аще же биются два мужа, и поразят жену непраздну, и изыдет младенец ея неизображен, тщетою да отщетится: якоже наложит муж жены тоя, подобающее да отдаст: аще же изображен будет, да даст душу за душу, око за око, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, жжение за жжение, язву за язву, вред за вред» (Исх. 21: 22–25). Эти слова иногда истолковываются (в том числе и христианскими экзегетами) в том смысле, что, в случае если младенец окажется «изображен», то есть сформировавшимся, происшедшее несчастье должно быть приравнено к убийству, а значит, и убийца должен понести соответствующее наказание; в том же случае, если плод окажется «неизображен», то есть не будет иметь характерных человеческих черт, его вообще можно не считать человеком, а потому и случившееся нельзя считать убийством: здесь преступник должен заплатить лишь денежный штраф.

Вот как, например, истолковывает этот библейский текст блаженный Феодорит Кирский: «Что значит: младенец изображен (Исх. 21: 23)? Говорят, что, когда тело совершенно образуется во чреве, тогда уже зародыш делается одушевленным. Ибо и Творец образовал сперва тело Адамово, а потом уже вдунул душу. Посему законодатель повелевает, что если имеющая во чреве жена в драке выкинет и младенец выйдет изображен, то есть совершенно образовавшийся, то называть сие убийством, и кто причиною сего, того подвергать равному с убийцей наказанию; а если выйдет еще не образовавшийся младенец, то не вменять сего в убийство, потому что младенец еще не одушевлен; впрочем, виновный должен заплатить пеню». Как мы видим, идея о предсуществовании тела по отношению к душе иногда соотносилась некоторыми авторитетными христианскими экзегетами именно со Священным Писанием.

Во-вторых, источником мнения о предсуществовании в человеке тела по отношению к душе являются античные медицинские представления, в соответствии с которыми формирование основных характерных черт человеческого плода в материнской утробе происходит приблизительно в районе 40-го дня с момента зачатия (число дней здесь может немного варьироваться). Так, например, в трактате «Мнения философов», входящем в корпус «Моралий» Плутарха, но ему лишь приписываемом, утверждается, что в материнской утробе «у людей сочленения образуются, начиная с 36-го дня, а окончательное формирование органов происходит с 49-го дня». Подобные суждения позволяли некоторым христианским авторам, например Клименту Александрийскому, утверждать, что «душа, и особенно ее руководящая часть – разум, не закладываются в человека при рождении», но возникают позднее. В русле данного направления мысли, даже еще в XV столетии, патриарх Константинопольский Геннадий Схоларий продолжал высказывать весьма своеобразное мнение о том, что еще до того, как разумная душа человека на сороковой день по зачатии водворяется в его телесности, здесь сменяют друг друга, предваряя своим существованием людское разумное начало, душа растительная и душа животная.

Святоотеческий царский путь:
«Ни тело без души, ни душа без тела не составляют человека»

Человеческую природу мы вообще имеем право мыслить лишь в единстве тела и души

Однако, несмотря на это, подобное мнение о предсуществовании в человеке тела по отношению к душе отнюдь не являлось в церковной мысли магистральным. В первую очередь это, конечно же, связано со святоотеческим убеждением, что человек есть органическое единство тела и души, что лишь в единстве тела и души мы вообще имеем право мыслить человеческую природу. Такое изначальное единство людского естества возникло еще при создании Богом первого человека – Адама. Для святоотеческой мысли подобную одновременность творения Богом человеческих души и тела было очень важно доказать в том числе и в рамках полемики с оригенизмом, постулировавшим идею предсуществования душ. Как пишет святой император Юстиниан в Послании к Мине, «Бог вместе и образовал тело, и сотворил душу, создав таким образом полного человека; ибо ни тело без души, ни душа без тела не составляют человека». Исходя из такой богословской позиции, и преподобный Иоанн Дамаскин также решительно настаивает: «Тело и душа сотворены совместно, а не так, как пустословил Ориген, что одно сначала, а другое потом». Эту идею об одновременности сотворения Богом тела и души Адама более подробно развивает в своем трактате «О душе» ученик преподобного Симеона Нового Богослова преподобный Никита Стифат. По его мысли, Бог «творит человека необыкновенным образом как границу между умопостигаемыми существами и чувственными, одновременно тело и одновременно душу, ни одну из этих природ не утвердив раньше другой, когда одно было бы старейшим или причиной или следствием другого, или душа тела, или тело души, но в одной ипостаси соединив неслиянно две природы – как умопостигаемую души, так и чувственную сложенного из разных частей тела, – в то же самое время и в то же самое мгновение получения бытия сотворил человека единым лицом по образу Своему и по подобию». Преподобный Никита настойчиво подчеркивает: душа «была устроена и завершена при творении вместе с телом как сосуществующая ему и одновременная со времени и с момента его создания. Ибо человек был создан вместе и телом, и душой, и одно не позже и не раньше другого».

«Предведательной Божией силой была приведена в бытие вся человеческая полнота – ни душа раньше тела, ни наоборот»

Ровно таким же образом, по мысли большинства писавших на эту тему древних святых отцов, следует понимать и образ возникновения человеческих тела и души при зачатии каждого рождаемого в мире человека. Безусловно, авторитетнейшими здесь оказываются суждения святителя Григория Нисского, посвятившего данной теме целую главу своего известного трактата «Об устроении человека». При этом для святителя Григория здесь нет никакой принципиальной разницы между сотворением первых людей непосредственно Богом и между нашим телесным рождением. Святитель Григорий настаивает на одновременности возникновения в человеке его души и тела: «Мы утверждаем, что… предведательной Божией силой была приведена в бытие вся человеческая полнота… При сотворении каждой части не появилось одно раньше другого – ни душа раньше тела, ни наоборот…». Оба эти, по выражению святителя Григория, «логоса», образа возникновения человека, – высочайший ли «логос» сотворения Адама непосредственно Богом, иной ли «логос» нашего естественного зачатия и рождения – имеют одинаковый образ своей реализации: одновременное возникновение наших души и тела. При этом святитель Григорий полагает, что душа человека способна некоторым образом развиваться, онтологически самореализовываясь в промежутке от зачатия до рождения, что она как бы «возрастает» – вместе с ростом физического зародыша – в материнской утробе. Такой рост души происходит, по святителю Григорию, подобно тому, как развивается и возрастает – до момента рождения – и человеческая телесность. Энергия души как бы осуществляет себя, прибавляясь и увеличиваясь вместе с близящимся рождением ребенка на свет. Однако все это в обязательном порядке подразумевает, что растет и формируется душа, которая с самого начала своего бытия – с момента зачатия – является именно подлинно человеческой душой, а не какой-нибудь душой растительной или животной. Святитель Григорий пишет обо всем этом так: «…нельзя утверждать ни того, что истинно существует душа прежде тела, ни того, что тело без души, но оба имеют одно начало как по более высокому логосу – по первоначальному положению Божественным волением, – так и по другому , составляясь всякий раз при побуждении к рождению. И как в том, что влагается для зачатия тела, невозможно увидеть развитости членов прежде образования тела, так нельзя понять в нем и особенностей души, пока ее возможность не перейдет в действительную (энергию)… Душа в нем есть, хотя и не проявляющаяся, проявится же она через свойственную ей природную энергию, продвигаясь вместе с телесным ростом… Подобно тому, как тело от самого малого приходит в совершенный возраст, и энергия души, растущая соответственно подлежащему, вместе с ним прибавляется и увеличивается».

Учение преподобного Максима
о единовременности творения души и тела

Преподобный Максим Исповедник

Именно в русле такого учения об одновременности возникновения в человеке телесной и душевных составляющих нашей природы движется и богословская мысль преподобного Максима Исповедника. Специальному разбору вопроса о порядке возникновения в человеке души и тела он посвящает несколько разделов своих «Амбигв». Отталкиваясь от комментируемых им здесь слов святителя Григория Богослова «Троякое в нас рождение знает Слово: от тел, от крещения и от воскресения», преподобный Максим обращает внимание на то, что «рождение… от тел», по мысли святителя Григория, происходит посредством некоего «первого и жизненного вдохновения» и что Христос почтил в Своем Воплощении в том числе и такое – естественное – рождение наравне с двумя другими его образами – от крещения и от воскресения. При этом преподобный Максим подчеркивает, что, поскольку Сын Божий, «будучи по природе Богом и соизволив по природе стать Человеком, совершенно не преуменьшил естественного определения (φυσικούς ὅρους) одной природы за счет другой», то Он никак не умалил в Себе ни степени полноты природы человеческой, ни образа ее естественного существования – законов ее жизни – за счет бытия Собственной природы Божественной. По преподобному Максиму, Сын Божий – Отчее Слово – терпит «вольное истощание» и приводит Себя, «согласно» этому «жизненному вдохновению» как принятию в Рождестве нашей человеческой природы, «в тождество человеку» – по закону людского естества. Тем самым Господь в этой воспринятой Им полноте человечества, «воистину став человеком и по-человечески родившись… от тел наше рождение почтил».

Как раз и пытаясь изъяснить христологическую тайну образа восприятия Христом характерных особенностей и законов бытия нашей возникающей через зачатие и рождение природы, преподобный Максим подробно касается интересующей нас антропологической темы – неприемлемого для него мнения о предсуществовании тела по отношению к душе. Исповедник рассматривает эту богословскую позицию во взаимосвязи с другой – оригенистской – крайностью: с мнением о предсуществовании души по отношению к телу. Он пишет: «…некоторые говорят… что души предсуществуют телам, а другие – наоборот, что тела прежде душ. Мы же, шествуя средним путем как царским, согласно нашим отцам, не говорим ни о предсуществовании, ни о послесуществовании души или тела, но скорее о сосуществовании, храня себя от уклонения на обе стороны и совершенно не совращаясь “ни направо, ни налево” (Втор. 5: 32)».

Конечно же, преподобный Максим припоминает здесь и то самое установление книги Исход (21: 22–25), на которое зачастую ссылаются сторонники идеи предсуществования тела, однако решительно отказывается истолковывать его в подобном их суждениям смысле. Он пишет: «Если же предлогом к таковым речам стало для вас то, что великий Моисей написал не требовать возмездия ударившему беременную женщину до сорока дней ее беременности, если в результате травмы ей случится прежде срока выкинуть плод, то следует знать, что, по общепринятому мнению, премудрый Моисей написал это, показывая не время вхождения разумной души в тело, но утверждая, что тогда (в этот срок) завершается совершенное формирование выкинутого». Тем самым данный фрагмент из книги Исход, по преподобному Максиму, не является основанием для любых богословских выводов антропологического характера, а просто служит ветхозаветным юридическим определением меры вины преступника – в соответствии со сроком беременности той или иной женщины и в согласии со степенью нанесенного ей и ее здоровью ущерба. Тема же сочетания души и тела здесь вообще оказывается ни при чем.

Преподобный Максим приводит ряд достаточно последовательных и систематически сформулированных аргументов против учения о предсуществовании тела по отношению к душе, настойчиво и постоянно утверждая: «Душе и телу, как частям человека, существовать во времени одному прежде или после другого невозможно». Некоторые из этих аргументов преподобного касаются опровержения одной лишь идеи предсуществования тела по отношению к душе, другие же из них оказываются как бы «универсальными», соотносясь также и с противоположным ложным мнением – о предсуществовании души.

Один из важных доводов Исповедника в пользу одновременного возникновения в человеке души и тела основывается на убежденности преподобного Максима в том, что душа и тело вообще не обладают самостоятельным обособленным бытием по отношению друг к другу в Божественном логосе, в замысле Творца о человеке. С одной стороны, каждая из составляющих человеческой природы обладает самостоятельным «логосом бытия»: душа творится непосредственно Богом (преподобный Максим является сторонником так называемой теории «креационизма»), тело же зачинается от телесности родителей. Но с другой стороны, и душа, и тело также обладают и неотъемлемым «логосом отношения их к чему-то», частями чего они и являются. Действительно, и душа, и тело есть составляющие неразрывной человеческой природы, они всегда остаются соотнесены с «чем-то», и это «что-то» – неразрывный двуединый логос человеческого естества, «человеческого вида» как органичного единства духовной и материальной составляющих в целостном человеке. В этом смысле их нельзя помыслить предсуществующими друг по отношению ко другу, иначе бы мы начали мыслить изменяемым и сам логос людской природы; однако установленный Богом логос любого естества – как замысел Создателя о творении, как принцип возникновения каждой из сущностей – всегда остается неизменным. Причем такой логос, как имеющий основание в Боге, по преподобному Максиму, безусловно должен быть совершенным: всякая природа «по предведению Божию» еще прежде ее сотворения «обладает совершенством в своем логосе», а значит, приводимая – в соответствии с таким безупречным логосом – в бытие, она этим совершенством будет обладать «без всякого изъяна» и с самого первого мига своего существования. Однако неприемлемое для Максима и противоположное такой идее о совершенстве всего тварного утверждение о промежуточном предсуществовании тела по отношению к душе допускает, что сначала якобы возникает нечто несовершенное и природно недостаточное – некая «голая», «чистая» телесность. Эта телесность затем требует для себя восполнения, как бы некоторой «корректировки» – путем дополнительного до-созидания души и прибавления ее к уже существующему, но пока еще «ущербному» в собственном бытии телу. Все это не может восприниматься иначе, как проявление «очевидной и явной немощи Творца», не способного сотворить сразу и душу, и тело и вынужденного творить человека поэтапно – восходя от менее совершенного к более совершенному или же даже обреченного всякий раз «пределывать» уже созданное, приводя на смену не вполне удавшейся чистой телесности более совершенное сочетание двух – души и тела. Такое понимание образа зачатия и рождения человека, вытекающее из ложного учения о предсуществовании нашей телесности, конечно же, оказывается для преподобного чуждым и им решительно оспаривается.

Кроме того, по мысли Исповедника, и душа, и тело всегда принадлежат «кому-то» – конкретной человеческой ипостаси, которую они и составляют. Если они и способны отделиться друг от друга в смерти, то все равно остаются душой и телом какого-то отдельного человека, определенной ипостаси. В этом смысле, по словам преподобного Максима, «совершенно невозможно найти или назвать безотносительные тело или душу». А если это так и если ипостась всегда есть отдельная конкретизация природы, то кому же (или даже – чему же) могла бы принадлежать (в состоянии ее «предсуществования») одна из составляющих нашей природы до ее соединения со второй составляющей? Уж точно не человеку, так как человек есть единство души и тела. Но если это так, то в момент присоединения к одной – предсуществующей – составляющей природы второй ее составляющей ипостась одного вида (каков бы ни был этот вид) «превращается в ипостась… иного вида», в то, «чем она не являлась прежде»: из не-человека – в человека. Но ведь для одной ипостаси попросту невозможно, «несвойственно превращаться в ипостась какого-либо иного вида». Поэтому, по убеждению преподобного Максима, «если вопреки природе каждое из двух приемлет сложение с другим к составлению иного вида, то неизбежно растлевается, выходя из пределов собственного естества и становясь тем, чем ему быть не свойственно, и превращаясь в то, чем оно не было. Но что может быть неразумнее сего?».

Если зачатое тело в материнской утробе бездушно, значит оно мертво

Еще одним аргументом против предсуществования тела является то, что, в соответствии с христианским учением о человеке, тело само по себе вообще не имеет самостоятельного жизненного начала, ибо животворится совсем иным, чем есть оно само, а именно душой. Если же предположить, что тело в момент зачатия человека, по условному допущению преподобного Максима, «является совершенно бездушным», то это значит, что «оно… и вовсе непричастно жизненной силы. Ибо всячески лишенное какой-либо души лишено и всякой жизненной энергии» и потому «является мертвым» и в материнском чреве вообще никак не может «ни питаться, ни возрастать, и никак вовсе не может существовать и пребывать не совершенно распадающимся и разлагающимся… Ибо как пребудет постоянным то, что по природе является текучим и легко распадающимся, если мысленно не предполагать для него по образу фундамента некую жизненную силу, естественно собирающую вокруг себя и скрепляющую распадающееся…». Если же затем все-таки предположить в телесности человека – с момента его зачатия – наличие некоей, хотя и не людской, души – растительной или животной (вспомним, что этот аргумент будет приводить, например, пусть и спустя много столетий после преподобного Максима, патриарх Геннадий Схоларий), то и такое условное допущение, по убеждению Исповедника, окажется «неуместным» и «безумным». Действительно, если начать утверждать, что эмбрион во чреве «обладает одной лишь питательной и растительной душой, то, стало быть, питаемое и растущее тело будет… телом некоего растения, а не человека… Если же припишете эмбриону одну лишь чувственную душу, то эмбрион неизбежно покажется имеющим при зачатии душу лошади, или быка, или иного какого… животного…».

Возражает преподобный Максим и против еще одного подхода к данной проблеме, характеризуемого им как «манихейский». По свидетельству преподобного, некоторые сторонники учения о предсуществовании тела исходят из мысли, что возникновение души на сороковой день после зачатия тела освободило бы ее от соприкосновения с действующей в падшем грехом человеке нечистотой природного закона страстного зачатия и рождения; ведь душа оказалась бы здесь отделена от самого момента страстного зачатия как бы неким временным барьером. Но здесь преподобный Максим решительно встает на защиту брака и рождения, говоря, что утверждающие подобное «являются обвинителями Создателя естества» – Бога, ибо именно Он не только сотворил наше естество, но и «дал ему закон рождения… согласно природе».

Христологический аргумент

Боговоплощение. Мозаика

Христос, по безмужном Его зачатии, принял не бездушное тело, но совершенное без изъяна человеческое естество

Однако безусловно важнейшим аргументом против идеи предсуществования тела по отношению к душе для преподобного Максима является аргумент христологический. С одной стороны, Господь, конечно же, в отличие от всякого другого человека, чья природа существует в падшем – после греха прародителя Адама – состоянии, был зачат иным образом: безмужно. Но с другой стороны, Он воспринял в Свою Ипостась всю полноту нашей природы, причем, по словам преподобного Максима, в момент Своего зачатия Господь «соединился с плотью» именно «через посредство словесной души, а не посредством бездушной плоти принял впоследствии присоединившуюся словесную душу». Он отнюдь «не принял совершенно бездушное тело или лишенную ума и бессловесную душу, но совершенное без изъяна естество, состоящее из словесной души и вместе с ней тела, неизреченно соединил с Собою по Ипостаси… Посему я наиболее тяготею к учению об одновременном сосуществовании… имея безошибочным Учителем и защитником этого учения Самого Творца естества в таинстве Его Воплощения».

Обратим внимание на то, что здесь у преподобного Максима присутствует тема соединения Божества и человечества во Христе – именно через посредство разумной (словесной) души. В качестве параллели его высказыванию припомним здесь, например, известные слова святителя Григория Богослова из его «Первого послания к Кледонию» о том, что соединение Божества и человечества во Христе происходит именно через посредство умного начала в человеческом естестве: при Воплощении в Господе Его Божественный «Ум соединяется с умом (человеческим) как с ближайшим и более сродным, а потом уже с плотью, при посредстве ума между Божеством и» телесностью. Отсюда становится ясен и смысл христологического аргумента преподобного Максима: если бы в человеке в момент зачатия возникало сначала тело, а лишь затем – спустя 40 дней – разумная душа, то в нашей природе в миг ее возникновения в материнской утробе вообще бы отсутствовала та необходимая связующая составляющая, что помогла соединиться человечеству с Божеством во Христе при Его безмужном зачатии. Это бы означало, что либо Христос в миг Своего зачатия в утробе Приснодевы соединился Своим Божеством с человеческим естеством не через разумную душу, но каким-то иным способом, чем учит Церковное Предание, либо такое соединение произошло лишь на сороковой день после первоначального зачатия одной лишь телесности Господа – вместе с зарождением в телесности Христа Его души, что также недопустимо и немыслимо. Подобное – второе – допущение вообще предполагало бы некое пред-существование в течение 40 дней человечества Спасителя по отношению к Нему вне его Ипостаси – а от такого утверждения всего один шаг до несторианства. И в том и в другом своих вариантах подобные богословские допущения о предсуществовании в человечестве Христа Его тела по отношению к Его душе вообще перечеркнули бы православную христологию; мысль преподобного Максима – одного из столпов святоотеческого христологического учения – такого предположить не могла.

Хочу также обратить внимание еще на один существеннейший момент, связанный именно с христологическим аргументом преподобного Максима против учения о предсуществовании тел. Антропологическое учение преподобного Максима всегда оказывается неразрывно связано с христологией, с учением о Боговоплощении: в этом заключается его системный подход к учению о человеке. В богословии Исповедника не христология основывается на его антропологическом учении, но, напротив, антропология зиждется на христологии. Вообще говоря, по словам С.Л. Епифановича, «идея Христа… является самой важной и основной идеей в системе преподобного Максима, сообщая ей по существу христоцентрический характер, составляя в ней основу для разрешения всех вопросов и влияя на разработку всех ее частей». Как раз поэтому для преподобного, постоянно мыслящего тварное бытие и смысл существования всего сотворенного именно в христологической перспективе, при разрешении вопроса о моменте происхождения души и тела и об их соотнесенности все поверяется «таинством Христовым»: это «таинство Христово является таинственнейшим всех Божественных таинств и определяющим для всякого во всех сущих и во всяком смысле будь то настоящего или будущего совершенства…». По преподобному Максиму, человек таков, каков есть, – именно ради того, чтобы Бог смог стать Человеком, ради того, чтобы наше естество – во имя преодоления греха Ветхого Адама и явления Адама Нового – оказалось бы «пригодным» для Боговоплощения. И душа в человеке должна была возникать одновременно с телом именно (хотя и не только по этой причине) потому, чтобы стать посредствующим звеном между природой Божества и нашей телесностью – с первого же мига безмужного зачатия Господа, дабы вся наша природа оказалась одномоментно воспринята в Его Ипостась. Таким образом, преподобный Максим обретает и имеет надежное основание в своем споре с ошибочным антропологическим мнением о предсуществовании в человеческом естестве тела по отношению к душе, и основание это – Сам Богочеловек Иисус Христос.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *