Ирина агапия и хиония

Мученица Ири́на Аквилейская

Краткие жития мучениц Агапии, Ирины и Хионии

Свя­тые му­че­ни­цы Ага­пия, Ири­на и Хи­о­ния бы­ли род­ны­ми сест­ра­ми и жи­ли в кон­це III – на­ча­ле IV ве­ка вбли­зи ита­льян­ско­го го­ро­да Ак­ви­леи. Они оста­лись си­ро­та­ми в юном воз­расте. Де­вуш­ки ве­ли бла­го­че­сти­вую хри­сти­ан­скую жизнь и от­кло­ня­ли до­мо­га­тель­ства мно­го­чис­лен­ных же­ни­хов. Их ду­хов­ным ру­ко­во­ди­те­лем был свя­щен­ник Зи­нон. Ему бы­ло от­кры­то в сон­ном ви­де­нии, что в бли­жай­шее вре­мя он скон­ча­ет­ся, а свя­тых дев возь­мут на му­че­ние. Та­кое же от­кро­ве­ние бы­ло и на­хо­див­шей­ся в Ак­ви­лее ве­ли­ко­му­че­ни­це Ана­ста­сии († 304, па­мять 22 де­каб­ря/4 ян­ва­ря), ко­то­рую на­зы­ва­ли Узо­ре­ши­тель­ни­цей за то, что она без­бо­яз­нен­но по­се­ща­ла на­хо­див­ших­ся в тюрь­мах хри­сти­ан, обод­ря­ла их и по­мо­га­ла им. Ве­ли­ко­му­че­ни­ца Ана­ста­сия по­спе­ши­ла к сест­рам и убеж­да­ла их му­же­ствен­но по­сто­ять за Хри­ста. Вско­ре пред­ска­зан­ное в ви­де­нии ис­пол­ни­лось. Свя­щен­ник Зи­нон скон­чал­ся, а три де­вы бы­ли схва­че­ны и на­прав­ле­ны на суд к им­пе­ра­то­ру Дио­кле­ти­а­ну (284–305).

Уви­дев юных пре­крас­ных се­стер, им­пе­ра­тор пред­ло­жил им от­речь­ся от Хри­ста и обе­щал най­ти знат­ных же­ни­хов из сво­ей сви­ты. Но свя­тые сест­ры от­ве­ча­ли, что име­ют од­но­го Небес­но­го Же­ни­ха – Хри­ста, за ве­ру в Ко­то­ро­го го­то­вы по­стра­дать. Им­пе­ра­тор убеж­дал их от­речь­ся от Хри­ста, но ни стар­шие сест­ры, ни са­мая млад­шая из них не со­гла­ша­лись. Они на­зы­ва­ли язы­че­ских бо­гов идо­ла­ми, сде­лан­ны­ми че­ло­ве­че­ски­ми ру­ка­ми, и про­по­ве­до­ва­ли ве­ру в Ис­тин­но­го Бо­га.

По по­ве­ле­нию Дио­кле­ти­а­на, на­пра­вив­ше­го­ся в Ма­ке­до­нию, ту­да бы­ли от­ве­зе­ны и свя­тые сест­ры. Их от­да­ли на суд пра­ви­те­лю Дул­ки­цию.

Ко­гда он уви­дел кра­со­ту свя­тых му­че­ниц, то вос­пы­лал нечи­стой стра­стью. Он взял се­стер под стра­жу и пе­ре­дал им, что они по­лу­чат сво­бо­ду, ес­ли со­гла­сят­ся ис­пол­нить его же­ла­ние. Но свя­тые му­че­ни­цы от­ве­ти­ли, что они го­то­вы уме­реть за сво­е­го Небес­но­го Же­ни­ха – Хри­ста. То­гда Дул­ки­ций ре­шил тай­но но­чью овла­деть ими на­силь­но. Ко­гда свя­тые сест­ры вста­ли но­чью на мо­лит­ву и сла­во­сло­ви­ли Гос­по­да, Дул­ки­ций под­крал­ся к две­ри и хо­тел вой­ти. Неви­ди­мая си­ла по­ра­зи­ла его, он по­те­рял рас­су­док и ки­нул­ся прочь. Не на­хо­дя вы­хо­да, му­чи­тель по до­ро­ге по­пал в по­вар­ню, где сто­я­ли чу­гу­ны, ско­во­ро­ды и кот­лы, и весь пе­ре­пач­кал­ся в са­же. Слу­ги и во­и­ны с тру­дом узна­ли его. Ко­гда он уви­дел се­бя. в зер­ка­ле, то по­ду­мал, что свя­тые му­че­ни­цы окол­до­ва­ли его, и ре­шил им ото­мстить.

На су­де Дул­ки­ций ве­лел об­на­жить пе­ред ним свя­тых му­че­ниц. Но во­и­ны, как ни ста­ра­лись, не мог­ли это­го сде­лать: одеж­ды как бы при­рос­ли к те­лам свя­тых дев. Во вре­мя су­да Дул­ки­ций вне­зап­но за­снул, и ни­кто не мог раз­бу­дить его. Но толь­ко его внес­ли в дом, он тот­час проснул­ся.

Ко­гда обо всем про­ис­шед­шем до­нес­ли им­пе­ра­то­ру Дио­кле­ти­а­ну, он раз­гне­вал­ся на Дул­ки­ция и пе­ре­дал свя­тых дев су­дье Си­си­нию. Тот на­чал свой до­прос с млад­шей сест­ры Ири­ны. Убе­див­шись в ее непре­клон­но­сти, он от­пра­вил ее в тем­ни­цу и по­пы­тал­ся при­ну­дить к от­ре­че­нию свя­тых Хи­о­нию и Ага­пию. Но и их невоз­мож­но бы­ло скло­нить к от­ре­че­нию от Хри­ста, и Си­си­ний при­ка­зал сжечь свя­тых Ага­пию и Хи­о­нию. Сест­ры, услы­шав при­го­вор, воз­бла­го­да­ри­ли Гос­по­да за му­че­ни­че­ские вен­цы. В огне Ага­пия и Хи­о­ния ото­шли ко Гос­по­ду с мо­лит­вой.

Ко­гда огонь по­гас, все уви­де­ли, что те­ла му­че­ниц и их одеж­да не опа­ле­ны ог­нем, а ли­ца пре­крас­ны и спо­кой­ны, как у лю­дей, уснув­ших ти­хим сном. На дру­гой день Си­си­ний при­ка­зал при­ве­сти на суд свя­тую Ири­ну. Он пу­гал ее уча­стью стар­ших се­стер и уго­ва­ри­вал от­речь­ся от Хри­ста, а по­том стал угро­жать от­дать ее на по­ру­га­ние в блу­ди­ли­ще. Но свя­тая му­че­ни­ца от­ве­ча­ла: «Пусть мое те­ло бу­дет от­да­но на на­силь­ствен­ное по­ру­га­ние, но ду­ша моя не осквер­нит­ся от­ре­че­ни­ем от Хри­ста».

Ко­гда во­и­ны Си­си­ния по­ве­ли свя­тую Ири­ну в блу­ди­ли­ще, их на­гна­ли два свет­лых во­и­на и ска­за­ли: «Ваш гос­по­дин Си­си­ний по­веле­ва­ет вам при­ве­сти де­ви­цу на вы­со­кую го­ру и оста­вить там, а за­тем прид­ти к нему и до­ло­жить о вы­пол­не­нии при­ка­за». Во­и­ны так и по­сту­пи­ли. Ко­гда они до­ло­жи­ли об этом Си­си­нию, тот при­шел в ярость, так как не да­вал та­ко­го рас­по­ря­же­ния. Свет­лые во­и­ны бы­ли Ан­ге­лы Бо­жии, спас­шие свя­тую му­че­ни­цу от по­ру­га­ния. Си­си­ний с от­ря­дом во­и­нов на­пра­вил­ся к го­ре и уви­дел на ее вер­шине свя­тую Ири­ну. Дол­го ис­кал он до­ро­гу к вер­шине, но так и не смог най­ти. То­гда один из во­и­нов ра­нил свя­тую Ири­ну стре­лой из лу­ка. Му­че­ни­ца крик­ну­ла Си­си­нию: «Я сме­юсь над тво­ей бес­силь­ной зло­бой и чи­стой, неосквер­нен­ной от­хо­жу ко Гос­по­ду мо­е­му Иису­су Хри­сту». Воз­бла­го­да­рив Гос­по­да, она лег­ла на зем­лю и пре­да­ла дух свой Бо­гу за день до Свя­той Пас­хи († 304).

Ве­ли­ко­му­че­ни­ца Ана­ста­сия узна­ла о кон­чине свя­тых се­стер и с че­стью по­греб­ла их те­ла.

Мученичество Агапии, Ирины, Хионии и присных

С при­ше­стви­ем и яв­ле­ни­ем Вла­ды­ки и Спа­си­те­ля на­ше­го Иису­са Хри­ста на­сколь­ко боль­шей, чем преж­де, ста­ла бла­го­дать, на­столь­ко боль­шей и по­бе­да свя­тых. Ведь вме­сто вра­гов ви­ди­мых по­беж­да­ют­ся вра­ги неви­ди­мые: незри­мую при­ро­ду бе­сов пре­да­ют ог­ню чи­стые и чест­ные же­ны, ис­пол­нен­ные Свя­то­го Ду­ха. Три та­ких же­ны, укра­шен­ные доб­ро­де­те­ля­ми, про­ис­хо­ди­ли из го­ро­да Фес­са­ло­ни­ки, ко­то­рый все­муд­рый Па­вел про­слав­ля­ет за ве­ру и лю­бовь: “Во вся­ком ме­сте про­шла сла­ва о ве­ре ва­шей в Бо­га”, и в дру­гом ме­сте – за бра­то­лю­бие: “Нет нуж­ды пи­сать к вам, ибо вы са­ми на­уче­ны Бо­гом лю­бить друг дру­га”. Ко­гда на­ча­лось Мак­си­ми­а­но­во го­не­ние, они из люб­ви к Бо­гу, по­слу­шав­шись Еван­гель­ских за­по­ве­дей, остав­ля­ют свой род, бо­гат­ство и оте­че­ство, со­вер­шив де­ло, до­стой­ное пра­от­ца Ав­ра­ама; убе­га­ют в ожи­да­нии небес­ных благ от пре­сле­до­ва­те­лей и до­сти­га­ют некой вы­со­кой го­ры. Там они про­во­ди­ли вре­мя в мо­лит­вах, те­лом оста­ва­ясь на го­ре, а ду­шою жи­вя на небе­сах.

На этом ме­сте их схва­ти­ли и при­ве­ли к го­ни­те­лю. Бла­го­да­ря это­му они по­лу­чи­ли нетлен­ный ве­нец, ибо до са­мой смер­ти воз­лю­би­ли Вла­ды­ку и до кон­ца по­сле­до­ва­ли Его за­по­ве­дям. Од­на из них, хра­нив­шая чи­сто­ту и свет кре­ще­ния по сло­ву про­ро­ка: “Омы­еши мя, и па­че сне­га убе­лю­ся”, име­но­ва­лась Хи­о­ни­ей . Дру­гая, имев­шая дар ми­ра от Спа­си­те­ля и Бо­га на­ше­го и яв­ляв­шая его всем по свя­то­му ре­че­нию: “Мир Мой даю вам”, на­зы­ва­лась Ири­ной . А та, ко­то­рая стя­жа­ла со­вер­шен­ство в уве­ще­ва­нии и об­ла­да­ла лю­бо­вью от все­го серд­ца к Бо­гу и к ближ­не­му, как к са­мо­му се­бе, ибо свя­той апо­стол го­во­рит: “Цель же уве­ща­ния есть лю­бовь”, зва­лась в со­от­вет­ствии с этим Ага­пи­ей .

Всех этих трех жен, при­ве­ден­ных к нему и не по­же­лав­ших при­не­сти жерт­вы, пра­ви­тель при­го­во­рил к со­жже­нию – , чтобы через привре­мен­ный огонь они по­бе­ди­ли по­слуш­но­го пра­ви­те­лю диа­во­ла и все его во­ин­ство под­не­бес­ных бе­сов, по­лу­чи­ли чи­стый ве­нец сла­вы и вме­сте с ан­ге­ла­ми ста­ли веч­но сла­вить Да­ро­вав­ше­го им Свою ми­лость Бо­га. А за­пи­си слу­чив­ше­го­ся с ни­ми при­ве­де­ны ни­же.

Ко­гда пра­ви­тель Дул­ки­тий сел на три­бу­на­ле, ком­мен­та­ри­сий Ар­те­ми­сий ска­зал:

– Ес­ли при­ка­жешь, то я про­чту, ка­кое из­ве­стие о пред­став­ших по­слал мест­ный ста­ци­о­на­рий Тво­е­му Сча­стью.

– Про­чти, – ска­зал пра­ви­тель Дул­ки­тий.

И по по­ряд­ку бы­ло про­чи­та­но:

– Те­бе, мой вла­ды­ка, Кас­сандр бе­не­фи­ци­а­рий. Знай, гос­по­дин, что Ага­фон, Ири­на, Ага­пия, Хи­о­ния, Кас­сия, Филип­па и Ев­ти­хия не за­хо­те­ли вку­сить от свя­щен­ных жертв – их я и пре­про­вож­даю к Тво­е­му Сча­стью.

Пра­ви­тель ска­зал им:

– Что это за безу­мие? По­че­му вы не под­чи­ня­е­тесь эдик­ту на­ших бо­го­лю­би­вей­ших им­пе­ра­то­ров и це­за­рей?

И он ска­зал Ага­фо­ну:

– По­че­му, при­сту­пив к свя­ты­ням, как и бла­го­че­сти­вые, ты не вку­сил от них?

Ага­фон: По­то­му что я хри­сти­а­нин.

Пра­ви­тель Дул­ки­тий: Ты и по сей день оста­ешь­ся им?

Ага­фон: Да.

Дул­ки­тий: Что ты ска­жешь, Ага­пия?

Ага­пия: Я ве­рую в Бо­га Жи­во­го и не хо­чу по­гу­бить свою со­весть.

Пра­ви­тель Дул­ки­тий: Что ты ска­жешь, Ири­на? По­че­му ты не под­чи­ни­лась ука­зу на­ших вла­дык им­пе­ра­то­ров и це­за­рей?

Ири­на: Из-за стра­ха Бо­жье­го.

Пра­ви­тель: Что ты ска­жешь, Хи­о­ния?

Хи­о­ния: Я ве­рую в Бо­га Жи­во­го и не сде­лаю это­го.

Пра­ви­тель: Что ты ска­жешь, Кас­сия?

Кас­сия: Я же­лаю спа­сти свою ду­шу.

Пра­ви­тель: Же­ла­ешь при­об­щить­ся свя­тынь?

Кас­сия: Не же­лаю.

Пра­ви­тель: Что ты ска­жешь, Филип­па?

Филип­па: Я ска­жу то же са­мое.

Пра­ви­тель: Что зна­чит “то же са­мое”?

Филип­па: Я же­лаю луч­ше уме­реть, чем вку­сить.

Пра­ви­тель: Что ты ска­жешь, Ев­ти­хия?

Ев­ти­хия: Ска­жу то же са­мое: же­лаю луч­ше уме­реть.

Пра­ви­тель: У те­бя есть муж?

Ев­ти­хия: Он скон­чал­ся.

Пра­ви­тель: Ко­гда он скон­чал­ся?

Ев­ти­хия: Око­ло се­ми ме­ся­цев на­зад.

Пра­ви­тель: От ко­го ты бе­ре­мен­на?

Ев­ти­хия: От му­жа, ко­то­ро­го дал мне Бог.

Пра­ви­тель: Как же ты бе­ре­мен­на , ко­гда го­во­ришь, что твой муж умер?

Ев­ти­хия: Во­ли Все­дер­жи­те­ля ни­кто не мо­жет знать.

Пра­ви­тель: Я про­шу Ев­ти­хию оста­вить свое безу­мие и об­ра­тить­ся к здра­во­му смыс­лу. Что ты ска­жешь: под­чи­нишь­ся ли им­пе­ра­тор­ско­му ука­зу?

Ев­ти­хия: Не под­чи­нюсь: я хри­сти­ан­ка, ра­ба Бо­га Все­дер­жи­те­ля.

Пра­ви­тель: Ев­ти­хию, по­сколь­ку она бе­ре­мен­на, пусть дер­жат по­ка в тюрь­ме.

И про­дол­жил: Что ты ска­жешь, Ага­пия: сде­ла­ешь ли все то, что де­ла­ем мы, бла­го­че­сти­вые, по от­но­ше­нию к на­шим вла­ды­кам им­пе­ра­то­рам и це­за­рям?

Ага­пия: Да не бу­дет хо­ро­шо са­тане: не увле­чет он мой рас­су­док. Наш рас­су­док непо­бе­дим.

Пра­ви­тель: Что ты ска­жешь, Хи­о­ния? Хи­о­ния: Наш ра­зум ни­кто не мо­жет со­вра­тить.

Пра­ви­тель: Нет ли у вас, нече­сти­вых хри­сти­ан, ка­ких-ли­бо пи­са­ний, пер­га­ме­нов или книг?

Хи­о­ния: Нет, гос­по­дин, ведь все изъ­яли ны­неш­ние са­мо­держ­цы.

Пра­ви­тель: Кто вло­жил в вас та­кие мыс­ли?

Хи­о­ния: Бог Все­дер­жи­тель.

Пра­ви­тель: Кто по­со­ве­то­вал вам об­ра­тить­ся к та­ким безум­ным мыс­лям?

Хи­о­ния: Бог Все­дер­жи­тель и Его Еди­но­род­ный Сын, Гос­подь наш Иисус Хри­стос.

Пра­ви­тель Дул­ки­тий: Со­вер­шен­но яс­но, что все долж­ны под­чи­нять­ся на­шим бла­го­че­сти­вым вла­ды­кам им­пе­ра­то­рам и це­за­рям. Ко­гда бы­ло об­на­ро­до­ва­но пред­пи­са­ние и из­да­ны со­от­вет­ству­ю­щие эдик­ты, вы, еще без вся­кой угро­зы, пре­зре­ли по­ве­ле­ние на­ших бла­го­че­сти­вей­ших им­пе­ра­то­ров и це­за­рей и оста­лись в нече­сти­вой хри­сти­ан­ской ве­ре. По­сколь­ку вы уже дол­гое вре­мя при­дер­жи­ва­е­тесь неко­е­го безу­мия, а так­же еще и се­го­дня, при­нуж­да­е­мые во­е­на­чаль­ни­ка­ми и пра­ви­те­ля­ми, не же­ла­е­те от­речь­ся и пись­мен­но под­твер­дить вы­пол­не­ние при­ка­за­ния, то по­это­му вы по­лу­чи­те до­стой­ное на­ка­за­ние.

И он за­пи­сал на бу­ма­ге и огла­сил при­го­вор:

– Ага­пию и Хи­о­нию, по­сколь­ку они нече­сти­во мудр­ство­ва­ли про­тив бо­же­ствен­но­го по­ста­нов­ле­ния на­ших вла­дык ав­гу­стов и це­за­рей, все еще по­чи­тая пу­стую, дур­ную и нена­вист­ную всем бо­го­бо­яз­нен­ным хри­сти­ан­скую ве­ру, я при­ка­зал пре­дать ог­ню.

И про­дол­жил:

– Ага­фон, Ири­на, Кас­сия, Филип­па и Ев­ти­хия вви­ду их мо­ло­до­сти пусть бу­дут бро­ше­ны по­ка в тюрь­му.

А по­сле кон­чи­ны свя­тей­ших от ог­ня, на сле­ду­ю­щий день, ко­гда сно­ва при­ве­ли свя­тую Ири­ну, пра­ви­тель Дул­ки­тий ска­зал ей:

– То, что ты безум­на, это яс­но, раз ты хо­те­ла да­же по сей день со­хра­нить столь­ко пер­га­ме­нов, книг, таб­ли­чек, кни­же­чек и стра­ниц из пи­са­ний неко­гда жив­ших нече­сти­вых хри­сти­ан. Ко­гда их при­нес­ли, ты при­зна­лась, каж­дый раз, од­на­ко, го­во­ря, что они не твои. По­сколь­ку ты не устра­ши­лась на­ка­за­ния сво­их се­стер и не име­ешь пе­ред гла­за­ми стра­ха смер­ти, необ­хо­ди­мо при­ме­нить к те­бе пыт­ки. Од­на­ко умест­но уде­лить те­бе немно­го че­ло­ве­ко­лю­бия: ес­ли ты за­хо­чешь те­перь все же при­знать бо­гов, то бу­дешь сво­бод­на от вся­кой опас­но­сти и на­ка­за­ния. Что ты ска­жешь: ис­пол­нишь ли по­ве­ле­ние на­ших им­пе­ра­то­ров и це­за­рей, со­гла­сишь­ся вку­сить се­го­дня от свя­щен­ных да­ров и при­не­сти жерт­ву бо­гам?

Ири­на: Нет, я не со­глас­на сде­лать это, ибо Гос­подь Бог, Со­тво­рив­ший небо, зем­лю, мо­ре и все, что в них, же­сто­ко по­ка­ра­ет веч­ным му­че­ни­ем пре­сту­пив­ших Бо­жье сло­во.

Пра­ви­тель Дул­ки­тий: Кто по­со­ве­то­вал те­бе хра­нить эти пер­га­ме­ны и пи­са­ния до се­го­дняш­не­го дня?

Ири­на: Бог Все­дер­жи­тель, При­звав­ший лю­бить Его до са­мой смер­ти. Из-за это­го я не от­ва­жи­лась вы­дать их, но пред­по­чла, ко­неч­но, луч­ше остать­ся и пре­тер­петь, что бы ни слу­чи­лось с на­ми, чем от­дать их.

Пра­ви­тель: Кто знал, что они бы­ли в том до­ме, где ты жи­ла?

Ири­на: Ни­кто дру­гой не ви­дел их, кро­ме Бо­га Все­дер­жи­те­ля, Ко­то­рый все ве­да­ет, а так – ни­кто. Сво­их до­маш­них мы опа­са­ем­ся боль­ше вра­гов, как бы они не до­нес­ли на нас, а са­ми мы ни­ко­му не го­во­ри­ли.

Пра­ви­тель: В про­шлом го­ду, ко­гда впер­вые был об­на­ро­до­ван эдикт на­ших вла­дык им­пе­ра­то­ров и це­за­рей, где вы спря­та­лись?

Ири­на: Где Бог из­во­лил – в го­рах. Ви­дит Бог – под от­кры­тым небом.

Пра­ви­тель: У ко­го вы бы­ли?

Ири­на: По­всю­ду в го­рах под от­кры­тым небом.

Пра­ви­тель: Кто да­вал вам хлеб?

Ири­на: Бог, По­да­ю­щий всем.

Пра­ви­тель: Со­гла­шал­ся ли с ва­ми ваш отец?

Ири­на: Кля­нусь Бо­гом Все­дер­жи­те­лем – не со­гла­шал­ся и во­об­ще да­же не знал.

Пра­ви­тель: Кто из со­се­дей знал о вас?

Ири­на: Спро­си со­се­дей и мест­ных жи­те­лей, знал ли кто, где мы бы­ли.

Пра­ви­тель: По­сле ва­ше­го воз­вра­ще­ния с гор, как ты го­во­ришь, чи­та­ли ли вы эти пи­са­ния в чьем-ли­бо при­сут­ствии?

Ири­на: Они бы­ли в на­шем до­ме, и мы не дер­за­ли вы­но­сить их на­ру­жу. По­это­му мы и пре­бы­ва­ли в ве­ли­кой пе­ча­ли, что не мог­ли чи­тать их но­чью и днем, как де­ла­ли все­гда до то­го дня в про­шлом го­ду, ко­гда и спря­та­ли их.

Пра­ви­тель Дул­ки­тий: Твои сест­ры уже по­лу­чи­ли свой при­го­вор. По­сколь­ку ты ви­нов­на и в преж­нем бег­стве и в со­кры­тии этих книг и пер­га­ме­нов, я при­ка­жу не ли­шать те­бя сра­зу жиз­ни та­ким же об­ра­зом. Но я при­ка­жу аго­ра­но­мам это­го го­ро­да и чи­нов­ни­ку Зо­си­ме по­ста­вить те­бя го­лой в блу­ди­ли­ще, взяв из двор­ца толь­ко один хлеб, с тем, чтобы аго­ро­но­мы не поз­во­ля­ли те­бе уда­лить­ся от­ту­да.

Итак, ко­гда бы­ли при­ве­де­ны аго­ра­но­мы и об­ще­ствен­ный раб Зо­сим, пра­ви­тель ска­зал:

– Твер­до знай­те: ес­ли кто из от­ря­да до­не­сет мне, что она да­же на са­мый ко­рот­кий срок бу­дет от­пу­ще­на из то­го ме­ста, ку­да я при­ка­зал ее по­ста­вить, то то­гда вы под­па­де­те под тот же при­го­вор. А пи­са­ния, ко­то­рые при­нес­ли в Ири­ни­ных ту­бу­сах и лар­цах, пусть пуб­лич­но со­жгут.

По при­ка­зу пра­ви­те­ля на­зна­чен­ные для это­го лю­ди от­ве­ли ее в об­ще­ствен­ное блу­ди­ли­ще. Но бла­го­да­тью Свя­то­го Ду­ха она со­хра­ни­ла и сбе­рег­ла свою чи­сто­ту для Вла­ды­ки всех Бо­га: ни­кто не от­ва­жил­ся по­дой­ти к ней и не по­пы­тал­ся обой­тись с ней дерз­ко, да­же на сло­вах.

Пра­ви­тель Дул­ки­тий при­звал свя­тей­шую, сел на три­бу­на­ле и ска­зал:

– Ты все еще пре­бы­ва­ешь в преж­нем безу­мии?

Ири­на: Не в безу­мии, а в бла­го­че­стии.

Пра­ви­тель Дул­ки­тий: Из про­шлых тво­их от­ве­тов чет­ко вы­яс­ни­лось, что ты нече­сти­во не по­ви­но­ва­лась им­пе­ра­тор­ско­му эдик­ту. Те­перь я ви­жу, что ты все еще в этом безу­мии – по­это­му при­ми долж­ное на­ка­за­ние.

По­про­сив бу­ма­гу, он за­пи­сал та­кой при­го­вор:

– Ири­ну, по­сколь­ку она не за­хо­те­ла под­чи­нить­ся им­пе­ра­тор­ско­му ука­зу и при­не­сти жерт­ву, оста­ва­ясь в неко­ем хри­сти­ан­ском ве­ро­уче­нии, как и двух ее се­стер, я по­ве­лел сжечь за это за­жи­во.

По­сле то­го, как пра­ви­тель вы­нес та­кой при­го­вор, во­и­ны взя­ли ее и от­ве­ли на некое вы­со­кое ме­сто, где по­стра­да­ли преж­де ее сест­ры. Они разо­жгли боль­шой ко­стер и ве­ле­ли ей взой­ти на него. Свя­тая Ири­на, сла­вя Бо­га, с пе­ни­ем псал­мов бро­си­лась в ко­стер и так скон­ча­лась в де­вя­тое кон­суль­ство Дио­кле­ти­а­на ав­гу­ста и вось­мое – Мак­си­ми­а­на ав­гу­ста, в ап­рель­ские ка­лен­ды, в цар­ство во ве­ки Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, с Ним же От­цу сла­ва со Свя­тым Ду­хом во ве­ки ве­ков, аминь.

Еле­на Лу­ков­ни­ко­ва

Аль­ма­нах “Аль­фа и Оме­га”, № 26, 2000

См. так­же: «Стра­да­ние свя­тых му­че­ниц Ага­пии, Хи­о­нии и Ири­ны» в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

Ли­те­ра­ту­ра

Lexicon der christlichen Ikonographie. Rom, 1994. Bd. 5. S. 42. Wilpert J. Die romischen Mosaiken und Malereien der kirchlichen Bauten vom 4.–13. Jahrhundert. Freiburg i. Br., 1916. Bd. II. S. 710–711. Fig. 304. Bd. I. S. 334–335. Bd. IV. Tf. 205, 3. Restle M. Die byzantinische Wandmalerei in Kleinasien. Recklinghausen, 1967. Bd. 3. № 201, 218. Codices e Vaticani selecti, Il Menologio di Basilio II. Turin, 1907. VIII. Tf. 267. Millet G. Monuments de l’Athos, Paris 1927. Tf. 165, 3. Ер­ми­ния, или на­став­ле­ние в жи­во­пис­ном ис­кус­стве, со­став­лен­ное иеро­мо­на­хом и жи­во­пис­цем Ди­о­ни­си­ем Фур­но­гра­фи­о­том. 1701–1755 год. Пор­фи­рия, епи­ско­па Чи­ги­рин­ско­го. 1868. Ре­принт: М., 1993. C. 177. Cтро­га­нов­ский ико­но­пис­ный под­лин­ник. М., 1869. Roeder H. Saints and their Attributes. London–N. Y.–Toronto, 1955. P. 267.

При­ме­ча­ния

Не так мно­го жи­вых сви­де­тельств древ­не­го хри­сти­ан­ства до­шло до нас. Обыч­но со­бра­тья му­че­ни­ков, чле­ны хри­сти­ан­ской об­щи­ны то­го же го­ро­да, про­сто вы­ку­па­ли про­то­ко­лы до­про­сов и за­пи­си при­го­во­ров у рим­ских чи­нов­ни­ков, а за­тем рас­про­стра­ня­ли их для укреп­ле­ния вер­ных, пред­ва­ри­тель­но снаб­див крат­ким ком­мен­та­ри­ем.
Один из та­ких па­мят­ни­ков – “Му­че­ни­че­ство Ага­пии, Ири­ны, Хи­о­нии и прис­ных” (BHG = Bibliotheca Hagiographica Graeca / Ed. F. Halkin. Bruxelles, 1957. Vol. 1. 34), до­шед­шее до нас лишь в од­ной-един­ствен­ной ру­ко­пи­си (Cod. Vat. gr. 1660, 916 г.).

1Фес.1:8.

1Фес.4:9.

Мак­си­ми­ан Гер­ку­лий – рим­ский им­пе­ра­тор (285–310), со­пра­ви­тель Дио­кле­ти­а­на; бу­дучи гла­вой за­пад­ной ча­сти Им­пе­рии, про­сла­вил­ся осо­бо же­сто­ки­ми го­не­ни­я­ми на хри­сти­ан.

Пс.50:9.

Ин.14:27.

1Тим.1:5.

Ве­ро­ят­но тот же са­мый Дул­ки­тий, ко­то­рый упо­ми­на­ет­ся в ак­тах Кан­тия, Кан­ти­а­на, Кан­ти­а­нил­лы и Про­та, по­стра­дав­ших в Ак­ви­лее (BHL = Bibliotheca Hagiographica Latina / Ed. Socii Bollandisti. Bruxelles, 1909. 1543–1549).

Ком­мен­та­ри­сии (commentarienses)– чи­нов­ни­ки, от­вет­ствен­ные за ве­де­ние офи­ци­аль­ной до­ку­мен­та­ции при пра­ви­те­лях.

Ста­ци­о­на­рии (milesstationarii)—по­ли­цей­ские чи­нов­ни­ки, на­блю­дав­шие за по­ряд­ком на вве­рен­ном им участ­ке (statio).

Бе­не­фи­ци­а­рии (beneficiarii) – в им­пе­ра­тор­скую эпо­ху ун­тер-офи­цер­ский чин, свя­зан­ный с ве­де­ни­ем кан­це­ляр­ских дел.

Име­ет­ся в ви­ду эдикт Дио­кле­ти­а­на и Мак­си­ми­а­на от 23 фев­ра­ля 303 г.

Та­ким об­ра­зом му­че­ни­ца пре­одоле­ва­ет по­пыт­ку об­ви­нить ее в рас­пут­стве. – Ред.

Аго­ра­но­мы – го­род­ские чи­нов­ни­ки, на­блю­дав­шие за по­ряд­ком на рын­ке. Их служ­ба, со­от­вет­ству­ю­щая рим­ско­му эди­ла­ту, дли­лась обыч­но 1 год.

Букв. ‘ба­шен­ки’ (purg…skoi) – фу­тля­ры для хра­не­ния свит­ков.

1 ап­ре­ля 304 г.

Агапия, Ирина и Хиония

Агапия, Ирина и Хиония Аквилейские

Αγάπη, Ειρήνη, Χιονία

Смерть:

304 год

В лике:

мучеников

День памяти:

16 апреля; сир. — 2 апреля; греч. — 22 дек. (со святыми Анастасией и Хрисогоном); католич. — 1 или 5 апреля, 25 декабря

Подвижничество:

мученическая смерть

Агапия, Ирина и Хиония Аквилейские (Солунские или Иллирийские) (греч. Αγάπη, Ειρήνη, Χιονία, «Любовь, Мир и Снежная») — три святые христианские мученицы IV века.

Житие

Древнейший вариант жития

Память Солунских мучениц Агапии и Хионии встречается в древнейшем восточном месяцеслове — Сирийском (411/12). Древнейший вариант жития (который восходит к протоколам их допросов), сохранился только в Cod. Vat. Gr. 1660 (916)

Три сестры (так же, как Вера, Надежда, Любовь и их мать София носившие говорящие имена) вместе с тремя другими благочестивыми женщинами, среди которых была вдова Евтихия, а также мужчина по имени Агафон, были родом из Фессалоник. Они были схвачены в горах поблизости от этого города, где скрывались от преследований Диоклетиана и приведены на суд к римскому правителю. Обыск в их доме выявил христианские книги, которые было запрещено хранить. Они отказались вкусить идоложертвенной пищи (сначала перед чиновником Кассандром, затем перед главой римской администрации Дулкитием), и были подвергнуты различным казням. Агапию и Хионию в первый же день сожгли, а остальных заключили в тюрьму, чтобы дать им возможность одуматься. После следующего допроса Дулкитий приказал отвести Ирину в публичный дом, но там к ней никто не притронулся. Затем её сожгли либо же отрубили голову; о том, что случилось с остальными арестованными, житие не сообщает.

Дополненный вариант жития

Затем история их мученичества, так же как история мученичества святых Феодоты и Еводия была включена в житие святой Анастасии Узорешительницы, в связи с чем действие переносится в итальянский город Аквилею.

Рано осиротев, сестры были благочестивыми христианками, отказывались выходить замуж и следовали духовному руководству священника Зинона (Зоила), которому вскоре во сне было открыто, что он скончается, а юным девам суждено мученичество. То же явление было находившейся в Аквилее великомученице Анастасии Узорешительнице, которая отправилась к сестрам и воодушевила их мужественно принять мученический венец.

Вскоре действительно Зинон скончался, а девушек арестовали и отправили на суд к императору Диоклетиану. Несмотря на уговоры, девушки отказались отречься от Христа. Диоклетиан отправлялся в Македонию, туда же увезли сестер и отдали на суд правителю Дулкицию. Последний прельстился их красотою и пообещал им спасение, если они удовлетворят его страсть. Но девушки отказались, и он отправился к ним ночью. Но его поразила невиданная сила, он потерял рассудок, попал на кухню, где перепачкался в саже и был с трудом узнан стражей. Он решил, что девушки околдовали его и решил отомстить. На суде он приказал обнажить их, но воины не сумели этого сделать, так как одежды будто приросли к девушкам. На суде Дулкиций внезапно заснул чудесным беспробудным сном, который продолжался, пока его не внесли обратно в дом. Диоклетиану сообщили о происшедшем, он разгневался на судью и перепоручил их дело судье Сисинию. Последний допросил дев, никто из них не отрекся. Он приказал сжечь Агапию и Хионию заживо, а младшую сестру Ирину оставил напоследок. Но когда пламя погасло, стало видно, что тела и одежда мучениц не опалены огнем, а лица покойных преисполнены спокойствия.

На следующий день Сисиний судил Ирину, пугая её участью сестер и угрожая отдать на поругание в блудилище. Ирина отвечала со спокойствием, что и в таком случае душа её не осквернится отречением от Христа. Когда солдаты вели Ирину на блудилище, к ним подошли два светлых воина и сказали «Ваш господин Сисиний повелевает вам привести девицу на высокую гору и оставить там, а затем прийти к нему и доложить о выполнении приказа», что и было исполнено. Это были ангелы, которые её спасли от надругательства. Сисиний с отрядом отправился к горе и увидел на её вершине девушку. Они не могли подняться наверх, и один из солдат убил её стрелой из лука. Тела дев погребла святая Анастасия.

В связи с дальнейшим сосуществованием обеих традиций Агапия, Хиония и Ирина почитались то как Солунские, то как Иллирийские мученицы.

В культуре

  • Гросвита Гандерсгеймская (X в.) посвятила этому сюжету своего «Дулкития».

Святые девы-мученицы Агапия, Ирина и Хиония

Память 16/29 апреля

Святые девы-мученицы Агапия, Ирина и Хиония

Сестры Агапия, Хиония и Ирина были дочерьми богатого и влиятельного жителя Фессалоники и жили в правление Диоклетиана. В 304 году император издал эдикт, который полностью запрещал хранение книг Священного Писания. Тогда они, дабы сберечь веру, бежали из города и отправились на высокую гору, где стали проводить жизнь в молитве. Телесно они обитали на вершине горы, а души их постоянно пребывали на небесах.

Однажды солдаты императора обнаружили убежище святых и силой привели вместе с другими христианками Кассией, Филиппой, Евтихией и юношей по имени Агафон к правителю Македонии Дулкитию. Правитель сурово встретил их такими словами: «Безумцы, какой глупостью является ваше нежелание повиноваться распоряжениям божественных императоров и цезарей!» Затем он спросил Агафона: «А ты почему отказался вкушать мясо, подносимое богам, как делают все набожные люди?» «Потому что я христианин», – объяснил Агафон. Обратясь к Агапии, Дулкитий поинтересовался, каковы ее убеждения. Юная дева ответила: «Я верую в Бога Живого и не хочу осквернить свою чистую совесть». Правитель спросил у Ирины, почему она не подчиняется распоряжениям императоров. И та отвечала: «Из страха перед Господом!» Хиония ответила так же, Кассия сказала, что хочет спасти свою душу, Филиппия заявила, что лучше примет смерть, нежели коснется мяса, приготовленного для идолов. Евтихия выказала такую же твердость – так как она была на седьмом месяце беременности, судья приказал отправить ее в заточение.

После этого он снова принялся за допросы, пытаясь убедить Агапию согласиться. Она возразила: «Не должно подчиняться сатане. Тебе не удастся изменить мое решение, оно непоколебимо». Дулкитий спросил: «Кто все же вверг вас в это безрассудство?» «Всемогущий Бог и Его Единородный Сын, наш Господь Иисус Христос», – ответила Хиония. Заключив, что более не в силах что-либо сделать, правитель огласил следующий приговор: «Я приговариваю Агапию и Хионию к сожжению заживо за то, что они с кощунственным упорством противятся эдиктам наших августейших повелителей, а также за публичное исповедание порочной религии христиан, к которой питают отвращение все правоверные люди. Что касается Агафона, Ирины, Кассии и Филиппы, они будут заключены в темницу в силу их юного возраста».

На следующий день после казни двух святых Ирина снова предстала перед судом, поскольку у нее были найдены христианские книги, и она отказывалась сказать, кто их ей дал. Дулкитий угрожал деве смертью, но пообещал спасти жизнь, если она согласится совершить жертвоприношение и съест жертвенное мясо. «Никогда, – ответила святая, – потому что вечные муки ждут того, кто отрекся от слова Господа, завещавшего нам любить Его до смерти. Вот почему мы скорее предпочтем быть сожженными заживо, нежели отступить от Писания!»

После очередного пристрастного допроса, во время которого раба Христова проявила мужество истинного воина, правитель приказал оставить ее обнаженной в блудилище. Благодать Духа Святого защитила деву Христову – никто не осмелился ни приблизиться к ней, ни даже обратиться с оскорбительными словами. Она была вновь приведена к Дулкитию, который спросил: «Упорствуешь ли ты в своем безумии?» Святая возразила: «Не в моем безумии, но в вере в истинного Бога!» «Ты получишь надлежащее наказание за дерзость», – пообещал правитель.

Он написал следующий приговор: «Поскольку Ирина отказывается повиноваться указам императоров и совершать жертвоприношения, а также упорствует в исповедании христианской веры, я приказываю сжечь ее заживо, как и ее сестер».

На следующий день солдаты отвели ее на возвышенное место, где до этого были преданы казни ее сестры. Они разожгли костер и приказали мученице самой войти в пламя. С пением псалмов и прославляя Бога, Ирина вошла в огонь, принеся себя «в жертву Богу, в благоухание приятное» (Еф. 5: 2).

Эта казнь совершилась 1 апреля 304 года. Церковь в честь трех святых была впоследствии возведена перед стенами Фессалоники, возможно, на месте их мученической смерти или погребения.

Мы предлагаем древний текст их «Актов». Существует иной, измененный вариант повествования о мученичестве трех сестер в «Мученичестве св. Анастасии Узорешительницы». В «Актах» не упоминаются ни св. Анастасия, ни св. Зоил и предлагается версия о том, что три сестры были схвачены возле Фессалоники, но вовсе не в районе Аквилеи.

Святая мученица Ирина Аквилейская (? (кон.III в.) — 304 гг.) — известная из ранних христианок, младшая из трех сестер Аквилейских. Духовный подвиг святой Ирины заключается в том, что она погибла за Христа не поддавшись угрозам и предлагаемым искушениям. Небесная покровительница женщин своего имени. Память — 29 апреля.

Девства добротами преиспещренна дево, страдальчеством была еси краснейшая Ирино, кровми твоими истекшими обагрена, прелесть же низложившая безбожия: сего ради и прияла еси почести победы, рукою Создателя твоего

Кондак св. Ирине Аквилейской (глас 4)

Св. мученицы Агапия, Ирина и Хиония были родными сестрами и жили близ итальянского города Аквилеи. Они остались сиротами в юном возрасте. Девушки вели благочестивую христианскую жизнь и отклоняли предложения многочисленных женихов. Их духовным руководителем был священник Зинон. Как-то ему было открыто во сне, что в ближайшее время он скончается, а святых дев возьмут на мучение. Такое же откровение было и находившейся в Аквилее великомученице Анастасии. Пробудившись, она поспешила к сестрам и убеждала их мужественно постоять за Христа.

Вскоре предсказанное исполнилось. Священник Зинон умер, а три девы были схвачены и направлены на суд к императору Диоклитиану. Увидев юных прекрасных сестер, император предложил им отречься от Христа и обещал найти знатных женихов из своей свиты. Но сестры отвечали, что имеют одного жениха – Христа, за веру в Которого готовы пострадать. По велению Диоклитиана, направившегося в Македонию, туда были отвезены и святые сестры. Их отдали на суд правителю Дулкицию.

Икона «Мученицы Аквилейские Агапия, Ирина и Хиония» (XVII в.)Когда тот увидел красоту девушек, то воспылал к ним похотью. Он взял сестер под стражу с условием, что они получат свободу, если согласятся исполнить его желание. Но они ответили, что они готовы умереть за своего Небесного Жениха – Христа. Тогда Дулкиций решил овладеть ими насильно. Когда святые сестры встали ночью на молитву и славословили Господа, Дулкиций подкрался к двери уже и хотел войти. Однако невидимая сила поразила его, он потерял рассудок и кинулся прочь. Не находя выхода, мучитель по дороге попал на кухню, где стояли чугуны, сковороды и котлы, и весь перепачкался в саже. Когда он увидел себя в зеркале, то подумал, что сестры околдовали его, и решил им отомстить.На суде Дулкиций велел обнажить перед ним святых мучениц. Но воины, как ни старались, не могли этого сделать: одежды будто приросли к телам святых дев. Во время суда Дулкиций внезапно заснул, и никто не мог разбудить его. Но только его внесли в дом, он тотчас проснулся. Когда обо всем происшедшем донесли императору Диоклитиану, он разгневался на Дулкиция и передал святых дев судье Сисинию. Тот начал свой допрос с младшей сестры Ирины. Убедившись в ее непреклонности, он отправил ее в темницу и попытался принудить к отречению Хионию и Агапию. Но и их невозможно было склонить к отречению от Христа, и Сисиний приказал сжечь святых Агапию и Хионию. Сестры, услышав приговор, возблагодарили Господа за мученические венцы. В огне Агапия и Хиония отошли ко Господу с молитвой. Когда огонь погас, все увидели, что тела мучениц и их одежда не опалены огнем, а лица прекрасны и спокойны, как у людей, уснувших тихим сном.

На другой день Сисиний приказал привести на суд св. Ирину. Он пугал ее участью старших сестер и уговаривал отречься от Христа, а потом стал угрожать отдать ее на поругание в блудилище. Но св. мученица отвечала: «Пусть мое тело будет отдано на насильственное поругание, но душа моя не осквернится отречением от Христа».Когда воины Сисиния повели св. Ирину в блудилище, их нагнали два светлых воина и сказали: «Ваш господин Сисиний повелевает вам привести девицу на высокую гору и оставить там, а затем придти к нему и доложить о выполнении приказа». Воины так и поступили. Когда они доложили об этом Сисинию, тот пришел в ярость, так как не давал такого распоряжения. Светлые воины были Ангелы Божий, спасшие святую мученицу от поругания. Сисиний с отрядом воинов направился к горе и увидел на ее вершине св. Ирину. Долго искал он дорогу к вершине, но так и не смог найти. Тогда один из воинов ранил святую Ирину стрелой из лука. Мученица крикнула Сисинию: «Я смеюсь над твоей бессильной злобой и чистой, неоскверненной отхожу ко Господу моему Иисусу Христу». Возблагодарив Господа, она легла на землю и предала дух свой Богу за день до Святой Пасхи.Великомученица Анастасия узнала о кончине святых сестер и с честью погребла их тела.

Святые мученицы Агапия, Ирина и Хиония

Святые мученицы Агапия, Ирина и Хиония были родными сестрами и жили в конце III – начале IV века вблизи итальянского города Аквилеи. Они остались сиротами в юном возрасте. Девушки вели благочестивую христианскую жизнь и отклоняли домогательства многочисленных женихов. Их духовным руководителем был священник Зинон. Ему было открыто в сонном видении, что в ближайшее время он скончается, а святых дев возьмут на мучение. Такое же откровение было и находившейся в Аквилее великомученице Анастасии († ок. 304, память 22 декабря), которую называли Узорешительницей за то, что она безбоязненно посещала находившихся в тюрьмах христиан, ободряла их и помогала им. Великомученица Анастасия поспешила к сестрам и убеждала их мужественно постоять за Христа. Вскоре предсказанное в видении исполнилось. Священник Зинон скончался, а три девы были схвачены и направлены на суд к императору Диоклитиану (284–305).

Увидев юных прекрасных сестер, император предложил им отречься от Христа и обещал найти знатных женихов из своей свиты. Но святые сестры отвечали, что имеют одного Небесного Жениха – Христа, за веру в Которого готовы пострадать. Император убеждал их отречься от Христа, но ни старшие сестры, ни самая младшая из них не соглашались. Они называли языческих богов идолами, сделанными человеческими руками, и проповедовали веру в Истинного Бога.

По повелению Диоклитиана, направившегося в Македонию, туда были отвезены и святые сестры. Их отдали на суд правителю Дулкицию.

Когда он увидел красоту святых мучениц, то воспылал нечистой страстью. Он взял сестер под стражу и передал им, что они получат свободу, если согласятся исполнить его желание. Но святые мученицы ответили, что они готовы умереть за своего Небесного Жениха – Христа. Тогда Дулкиций решил тайно ночью овладеть ими насильно. Когда святые сестры встали ночью на молитву и славословили Господа, Дулкиций подкрался к двери и хотел войти. Невидимая сила поразила его, он потерял рассудок и кинулся прочь. Не находя выхода, мучитель по дороге попал в поварню, где стояли чугуны, сковороды и котлы, и весь перепачкался в саже. Слуги и воины с трудом узнали его. Когда он увидел себя в зеркале, то подумал, что святые мученицы околдовали его, и решил им отомстить.

На суде Дулкиций велел обнажить перед ним святых мучениц. Но воины, как ни старались, не могли этого сделать: одежды как бы приросли к телам святых дев. Во время суда Дулкиций внезапно заснул, и никто не мог разбудить его. Но только его внесли в дом, он тотчас проснулся.

Когда обо всем происшедшем донесли императору Диоклитиану, он разгневался на Дулкиция и передал святых дев судье Сисинию. Тот начал свой допрос с младшей сестры Ирины. Убедившись в ее непреклонности, он отправил ее в темницу и попытался принудить к отречению святых Хионию и Агапию. Но и их невозможно было склонить к отречению от Христа, и Сисиний приказал сжечь святых Агапию и Хионию. Сестры, услышав приговор, возблагодарили Господа за мученические венцы. В огне Агапия и Хиония отошли ко Господу с молитвой.

Когда огонь погас, все увидели, что тела мучениц и их одежда не опалены огнем, а лица прекрасны и спокойны, как у людей, уснувших тихим сном. На другой день Сисиний приказал привести на суд святую Ирину. Он пугал ее участью старших сестер и уговаривал отречься от Христа, а потом стал угрожать отдать ее на поругание в блудилище. Но святая мученица отвечала: «Пусть мое тело будет отдано на насильственное поругание, но душа моя не осквернится отречением от Христа».

Когда воины Сисиния повели святую Ирину в блудилище, их нагнали два светлых воина и сказали: «Ваш господин Сисиний повелевает вам привести девицу на высокую гору и оставить там, а затем придти к нему и доложить о выполнении приказа». Воины так и поступили. Когда они доложили об этом Сисинию, тот пришел в ярость, так как не давал такого распоряжения. Светлые воины были Ангелы Божии, спасшие святую мученицу от поругания. Сисиний с отрядом воинов направился к горе и увидел на ее вершине святую Ирину. Долго искал он дорогу к вершине, но так и не смог найти. Тогда один из воинов ранил святую Ирину стрелой из лука. Мученица крикнула Сисинию: «Я смеюсь над твоей бессильной злобой и чистой, неоскверненной отхожу ко Господу моему Иисусу Христу». Возблагодарив Господа, она легла на землю и предала дух свой Богу за день до Святой Пасхи († 304).

Великомученица Анастасия узнала о кончине святых сестер и с честью погребла их тела.

29 апреля. Мученицы Агапия, Ирина и Хиония

Аудио

Церковный календарь. 29 апреля 2015 года.

Свои именины в этот день совершают христиане, нареченные в честь святых Агапии, Ирины, Леонида, Василисы, Феодоры, Ирины, Тамары.

Мир и благословение Божие да пребывает с вами, дорогие именинники. Радости и мира о Духе Святом.

Сегодня святая Церковь совершает память святых мучениц Агапии, Ирины и Хионии.

Были они родными сестрами и жили в конце III — начале IV века вблизи итальянского города Аквилеи. В юном возрасте остались сиротами. Девушки вели благочестивую христианскую жизнь и отклоняли домогательства многочисленных женихов. Их духовным руководителем был священник Зинон. Ему было открыто в сонном видении, что в ближайшее время он скончается, а святых дев возьмут на мучение. Такое же откровение было и находившейся в Аквилее великомученице Анастасии, которую называли Узорешительницей за то, что она безбоязненно посещала находившихся в тюрьмах христиан, ободряла их и помогала им. Великомученица Анастасия поспешила к сестрам и убеждала их мужественно постоять за Христа. Вскоре предсказанное в видении исполнилось. Священник Зинон скончался, а три девы были схвачены и направлены на суд к императору Диоклетиану.

Увидев юных прекрасных сестер, император предложил им отречься от Христа и обещал найти знатных женихов из своей свиты. Но святые сестры отвечали, что имеют одного Небесного Жениха — Христа, за веру в Которого готовы пострадать. Император убеждал их отречься от Христа, но ни старшие сестры, ни самая младшая из них не соглашались. Они называли языческих богов идолами, сделанными человеческими руками, и проповедовали веру в Истинного Бога.

По повелению Диоклетиана, направившегося в Македонию, туда были отвезены и святые сестры. Их отдали на суд правителю Дулкицию. Когда он увидел красоту святых мучениц, то воспылал нечистой страстью. Он взял сестер под стражу и передал им, что они получат свободу, если согласятся исполнить его желание. Но святые мученицы ответили, что они готовы умереть за своего Небесного Жениха — Христа. Тогда Дулкиций решил тайно ночью овладеть ими насильно. Когда святые сестры встали ночью на молитву и славословили Господа, Дулкиций подкрался к двери и хотел войти. Невидимая сила поразила его — он потерял рассудок и кинулся прочь. Не находя выхода, мучитель по дороге попал в поварню, где стояли чугуны, сковороды и котлы, и весь перепачкался в саже. Слуги и воины с трудом узнали его. Когда он увидел себя в зеркале, то подумал, что святые мученицы околдовали его, и решил им отомстить.

На суде Дулкиций велел обнажить перед ним святых мучениц. Но воины, как ни старались, не могли этого сделать: одежды как бы приросли к телам святых дев. Во время суда правитель внезапно заснул, и никто не мог разбудить его. Но только его внесли в дом, он тотчас проснулся.

Когда обо всем происшедшем донесли императору Диоклетиану, он разгневался на Дулкиция и передал святых дев судье Сисинию. Тот начал свой допрос с младшей сестры Ирины. Убедившись в ее непреклонности, он отправил ее в темницу и попытался принудить к отречению святых Хионию и Агапию. Но и их невозможно было склонить к отречению от Христа, и Сисиний приказал сжечь святых Агапию и Хионию. Сестры, услышав приговор, возблагодарили Господа за мученические венцы. В огне Агапия и Хиония отошли ко Господу с молитвой.

Когда огонь погас, все увидели, что тела мучениц и их одежда не опалены огнем, а лица прекрасны и спокойны, как у людей, уснувших тихим сном. На другой день Сисиний приказал привести на суд святую Ирину. Он пугал ее участью старших сестер и уговаривал отречься от Христа, а потом стал угрожать отдать ее на поругание в блудилище. Но святая мученица отвечала: «Пусть мое тело будет отдано на насильственное поругание, но душа моя не осквернится отречением от Христа».

Когда воины Сисиния повели святую Ирину в блудилище, их нагнали два светлых воина и сказали: «Ваш господин Сисиний повелевает вам привести девицу на высокую гору и оставить там, а затем придти к нему и доложить о выполнении приказа». Воины так и поступили. Когда они доложили об этом Сисинию, тот пришел в ярость, так как не отдавал такого распоряжения. Светлые воины были Ангелы Божии, спасшие святую мученицу от поругания. Сисиний с отрядом воинов направился к горе и увидел на ее вершине святую Ирину. Долго искал он дорогу к вершине, но так и не смог найти. Тогда один из воинов ранил святую Ирину стрелой из лука. Мученица крикнула Сисинию: «Я смеюсь над твоей бессильной злобой и чистой, неоскверненной отхожу ко Господу моему Иисусу Христу». Возблагодарив Господа, она легла на землю и предала дух свой Богу за день до Святой Пасхи.

Великомученица Анастасия узнала о кончине святых сестер и с честью погребла их тела.

Когда мы читаем или слышим жития святых, всегда удивляемся, насколько промыслительно Господь устраивал их жизнь, и насколько Сам присутствовал в ней, исправляя как незначительные житейские обстоятельства, так и самые трудные, когда решался вопрос о жизни и смерти. Господь обещал, что всегда будет с нами: «Не пецитесь о временном, а ищите Царствия Небесного, и все остальное приложится вам». Только мы об этом часто забываем.

В храм постоянно приходят люди с вопросами «что делать?», «как молиться?», «что читать?», «какому святому ставить свечи?». В этих вопросах, как правило, слышится отсутствие веры во Христа, потому что кажется, что есть некие рычаги, которыми можно воспользоваться: прочитать правильные тексты, и через это что-то изменится и исправится во вселенной. На самом деле все зависит от наших личных отношений со Христом, потому что приходит благодать и уврачевывает сердце, изменяет настрой души, успокаивает страсти – и человек перестает мучиться. Если нет благодати, тогда одно сплошное страдание: страсти терзают сердце и душу. Надо просто уверовать во Христа всем сердцем, всей душой, всей мыслью своей. Надо принять истину, которая раскрывается нам в слове Божием, довериться Евангелию и опыту Церкви и откликнуться на этот призыв. Душа способна на эту веру — мы встречаем примеры тысяч людей. Хотя видим их в основном в житиях святых, но все они исторические личности, а значит, такие же люди из плоти и крови, как и мы с вами. Порой они сомневались, порой боялись, но уверовав во Христа, получали огромную силу — Божественную благодать, которая направляла всю их человеческую жизнь.

В связи с этим хочется поддержать всех скорбящих и обремененных словами игумена Никона (Воробьева). В одном из писем к своему духовному чаду он сообщает:

«Невозможно человеку избежать скорбей, но одни люди умеют извлекать пользу из жизненных неприятностей, другие же страдают и своей печалью наносят вред душе и даже телу».

«Мы уже соскучились по тебе, как твои дела? Ты не придавай значения, если к тебе будут относиться “пристрастно”. Ты вступаешь в жизнь все дальше и дальше, а люди все – падшие существа. Это падение не может не сказаться на отношениях к окружающим. Вот почему, между прочим, Господь сказал ученикам: “Се посылаю вас, как овец среди волков, будьте мудры… но Се Аз с вами есмь во вся дни”.

С одной стороны, нужна и своя мудрость, и осмотрительность, но главное – постоянное обращение за помощью к невидимому плотским человеком, но видимому духом Господу, обещавшему всем надеющимся на Него, что и “волос с головы их не падет, без воли Его”.

Уповая на Него, апостолы все претерпели, но победили мир – небольшое количество овец победило несметные стаи волков. Разве это не доказательство силы и промышления Божия? Однако Господь вчера и днесь той же и во веки. Обращайся во всех скорбях и затруднениях к Господу, и Той тя препитает.

Всегда, при любой спешке, можно мысленно обратиться к Господу и сказать: “Иисусе Христе, помилуй мя; Господи, будь милостив ко мне, грешному”; или, как говорит Варсонофий Великий, хоть вспомни, что есть Всевидящий Господь, видящий тебя, и этого достаточно, чтобы выйти из трудного положения. А когда скорбь придет и молитва не даст облегчения, то не унывай, не ропщи и не придавайся неверию; а помни, что без скорбей нельзя спастись, нельзя даже приобрести опыта житейского.

Но вера и молитва делают то, что скорбь приносит огромную пользу, а без молитвы может привести к ропоту, маловерию, вреду душе и телу. Вот почему и надо научиться быть всегда с Богом, а Он всегда с нами. С нами Бог! Разумейте языцы (страсти, бесы, падшие люди – орудия бесов) и покаряйтеся, яко с нами Бог!».

Никогда не забывайте, дорогие мои, что с нами Бог и достаточно просто позвать Его словами, мыслями, сердечным чувством. Господь сразу же откликается на наш призыв — просто мы невнимательны. Понаблюдайте: когда возникает трудность с каким-то ответом, сомнение или смущение, обратитесь мысленно к Богу — пройдет несколько мгновений, и вы увидите, что ситуация проясняется: просветляется ум, крепнет воля, появляется решимость, находятся нужные слова — пришла Божия благодать. Вы призывали Господа — и Он пришел. Помогай нам всем Господь.

Священник Евгений Попиченко

Расшифровка: Юлия Подзолова

Ирина Аквилейская Святая мученица. Икона на холсте.

Именная икона женщин по имени Ирина. День памяти 29 апреля.

Заказать рукописную икону можно по телефону +74993916086 или написав на почту: ikony@shop-pobedinedug.ru или в магазине на Таганке. Опытные иконописцы г. Палех напишут нужный Вам образ в срок от 10 до 30 дней, стоимость иконы составит от 5 500 до 250 000 руб. в зависимости от размера и сложности исполнения. Возможно, нужный Вам образ уже есть готовый в разделе «Рукописные иконы»

Икона Святой мученицы Ирины Аквилейской — именная икона женщин по имени Ирина. День памяти установлен Православной Церковью 16/29 апреля

Родные сестры Агапия, Хиония и младшая Ирина жили во времена правления императора Диоклитиана, жестокого гонителя на христиан. Рано осиротев, святые сестры вели благочестивую жизнь, приняли обет целомудрия, назвав своим единственным Женихом – Спасителя Иисуса Христа. Их духовному наставнику Зинону было видение о том, что он вскоре скончается, а юные христианки будут преданы мучениям. Такое же видение было и святой Анастасии Узорешительнице, которая в то время находилась в Аквилее, помогая христианам, попавшим в заключение. Старец всячески наставлял и укреплял своих учениц в тот небольшой оставшийся ему срок. Святая Анастасия тоже поспешила на помощь, убеждая сестер мужественно постоять за Христа. Все пророчества сбылись. И юные сестры были отправлены на суд к императору. Увидев их молодость и красоту, Диоклитиан пытался склонить девушек к отречению от Христа, суля богатство и красивых уважаемых женихов. Но на это ему был один ответ – у них есть уже жених — истинный Бог, Иисус Христос.
Девушки были преданы суду. Их красота вызвала нечестивые мысли у судей, но Господь защитил юных христианок от всех попыток надругательства. Старшие сестры были сожжены. После того как огонь погас, можно было видеть их чистые лики и одежды, совсем не опаленные огнем, как будто бы они просто уснули.
Ирине мучители приготовили другую судьбу, пригрозив, что если она не отречется, ее отдадут в блудный дом. Младшая сестра не убоялась, а по дороге в блудный дом, стражников догнали всадники в светлых одеждах, передав поручение от судьи – отвести Ирину на высокую гору и тут же доложить ему об исполнении. Стражники так и сделали. Каков же был гнев Дулкиция, когда ему доложили об исполнении приказания, которое он не отдавал. Это ангелы Господни отвели бесчестье от святой Ирины.
Стражники сразу же вернулись к горе, на которой оставили девушку. Они видели ее на вершине, но не могли найти туда дорогу. Тогда они начали стрелять по ней, одна из стрел ранила Ирину, она легла на землю и предала свой дух Богу. Так в чистоте под защитой Господа приняли мученический венец святые сестры Агапия, Ирина и Хиония. Их останки собрала и с честью похоронила святая Анастасия Узорешительца.

Исполнение Икона выполнена методом прямой печати специальными красками по подготовленной поверхности натурального льняного холста. Уникальный способ печати передает все цвета и оттенки подлинной иконы.
Производитель Православная мастерская «Благолепие»
Освящение икона освящена по полному православному обряду
Значение Покровительница женщин по имени Ирина
Рама и оформление могут отличаться от представленных на сайте.
Страна производства Россия

Оставьте свой отзыв первым! Оставить отзыв Аналогичные товары Ирина Египетская Святая мученица. Икона на холсте. Ирина Константинопольская Святая мученица. Икона на холсте. Ксения Константинопольская Преподобная. В миру царица Ирина. Икона на холсте. Ирина Каппадокийская преподобная. Икона на холсте. Ирина Коринфская Святая мученица. Икона на холсте. Ирина Македонская Святая великомученица. Икона на холсте. Святая Ирина. Маленькая икона в посеребренной раме. Святая Ирина. Нательная икона посеребренная.

Советуем ознакомиться молитва ирине аквилейской с несколькими вариантами на русском языке, с полным описанием и картинками.

Православный Церковный календарь

Календарь на год ►

О календаре

Богослужения

Библейские чтения

Календарь

Дни особого поминовения усопших 2017

Дни поминовения новопреставленных

Подписка

Мученица Ирина Аквилейская

Дни памяти:

Ко­гда он уви­дел кра­со­ту свя­тых му­че­ниц, то вос­пы­лал нечи­стой стра­стью. Он взял се­стер под стра­жу и пе­ре­дал им, что они по­лу­чат сво­бо­ду, ес­ли со­гла­сят­ся ис­пол­нить его же­ла­ние. Но свя­тые му­че­ни­цы от­ве­ти­ли, что они го­то­вы уме­реть за сво­е­го Небес­но­го Же­ни­ха – Хри­ста. То­гда Дул­ки­ций ре­шил тай­но но­чью овла­деть ими на­силь­но. Ко­гда свя­тые сест­ры вста­ли но­чью на мо­лит­ву и сла­во­сло­ви­ли Гос­по­да, Дул­ки­ций под­крал­ся к две­ри и хо­тел вой­ти. Неви­ди­мая си­ла по­ра­зи­ла его, он по­те­рял рас­су­док и ки­нул­ся прочь. Не на­хо­дя вы­хо­да, му­чи­тель по до­ро­ге по­пал в по­вар­ню, где сто­я­ли чу­гу­ны, ско­во­ро­ды и кот­лы, и весь пе­ре­пач­кал­ся в са­же. Слу­ги и во­и­ны с тру­дом узна­ли его. Ко­гда он уви­дел се­бя. в зер­ка­ле, то по­ду­мал, что свя­тые му­че­ни­цы окол­до­ва­ли его, и ре­шил им ото­мстить.

На су­де Дул­ки­ций ве­лел об­на­жить пе­ред ним свя­тых му­че­ниц. Но во­и­ны, как ни ста­ра­лись, не мог­ли это­го сде­лать: одеж­ды как бы при­рос­ли к те­лам свя­тых дев. Во вре­мя су­да Дул­ки­ций вне­зап­но за­снул, и ни­кто не мог раз­бу­дить его. Но толь­ко его внес­ли в дом, он тот­час проснул­ся.

Ко­гда обо всем про­ис­шед­шем до­нес­ли им­пе­ра­то­ру Дио­кли­ти­а­ну, он раз­гне­вал­ся на Дул­ки­ция и пе­ре­дал свя­тых дев су­дье Си­си­нию. Тот на­чал свой до­прос с млад­шей сест­ры Ири­ны. Убе­див­шись в ее непре­клон­но­сти, он от­пра­вил ее в тем­ни­цу и по­пы­тал­ся при­ну­дить к от­ре­че­нию свя­тых Хи­о­нию и Ага­пию. Но и их невоз­мож­но бы­ло скло­нить к от­ре­че­нию от Хри­ста, и Си­си­ний при­ка­зал сжечь свя­тых Ага­пию и Хи­о­нию. Сест­ры, услы­шав при­го­вор, воз­бла­го­да­ри­ли Гос­по­да за му­че­ни­че­ские вен­цы. В огне Ага­пия и Хи­о­ния ото­шли ко Гос­по­ду с мо­лит­вой.

Ко­гда огонь по­гас, все уви­де­ли, что те­ла му­че­ниц и их одеж­да не опа­ле­ны ог­нем, а ли­ца пре­крас­ны и спо­кой­ны, как у лю­дей, уснув­ших ти­хим сном. На дру­гой день Си­си­ний при­ка­зал при­ве­сти на суд свя­тую Ири­ну. Он пу­гал ее уча­стью стар­ших се­стер и уго­ва­ри­вал от­речь­ся от Хри­ста, а по­том стал угро­жать от­дать ее на по­ру­га­ние в блу­ди­ли­ще. Но свя­тая му­че­ни­ца от­ве­ча­ла: “Пусть мое те­ло бу­дет от­да­но на на­силь­ствен­ное по­ру­га­ние, но ду­ша моя не осквер­нит­ся от­ре­че­ни­ем от Хри­ста”.

Ко­гда во­и­ны Си­си­ния по­ве­ли свя­тую Ири­ну в блу­ди­ли­ще, их на­гна­ли два свет­лых во­и­на и ска­за­ли: “Ваш гос­по­дин Си­си­ний по­веле­ва­ет вам при­ве­сти де­ви­цу на вы­со­кую го­ру и оста­вить там, а за­тем прид­ти к нему и до­ло­жить о вы­пол­не­нии при­ка­за”. Во­и­ны так и по­сту­пи­ли. Ко­гда они до­ло­жи­ли об этом Си­си­нию, тот при­шел в ярость, так как не да­вал та­ко­го рас­по­ря­же­ния. Свет­лые во­и­ны бы­ли Ан­ге­лы Бо­жии, спас­шие свя­тую му­че­ни­цу от по­ру­га­ния. Си­си­ний с от­ря­дом во­и­нов на­пра­вил­ся к го­ре и уви­дел на ее вер­шине свя­тую Ири­ну. Дол­го ис­кал он до­ро­гу к вер­шине, но так и не смог най­ти. То­гда один из во­и­нов ра­нил свя­тую Ири­ну стре­лой из лу­ка. Му­че­ни­ца крик­ну­ла Си­си­нию: “Я сме­юсь над тво­ей бес­силь­ной зло­бой и чи­стой, неосквер­нен­ной от­хо­жу ко Гос­по­ду мо­е­му Иису­су Хри­сту”. Воз­бла­го­да­рив Гос­по­да, она лег­ла на зем­лю и пре­да­ла дух свой Бо­гу за день до Свя­той Пас­хи († 304).

Му­че­ни­че­ство Ага­пии, Ири­ны, Хи­о­нии и прис­ных

На этом ме­сте их схва­ти­ли и при­ве­ли к го­ни­те­лю. Бла­го­да­ря это­му они по­лу­чи­ли нетлен­ный ве­нец, ибо до са­мой смер­ти воз­лю­би­ли Вла­ды­ку и до кон­ца по­сле­до­ва­ли Его за­по­ве­дям. Од­на из них, хра­нив­шая чи­сто­ту и свет кре­ще­ния по сло­ву про­ро­ка: “Омы­еши мя, и па­че сне­га убе­лю­ся” , име­но­ва­лась Хи­о­ни­ей . Дру­гая, имев­шая дар ми­ра от Спа­си­те­ля и Бо­га на­ше­го и яв­ляв­шая его всем по свя­то­му ре­че­нию: “Мир Мой даю вам” , на­зы­ва­лась Ири­ной . А та, ко­то­рая стя­жа­ла со­вер­шен­ство в уве­ще­ва­нии и об­ла­да­ла лю­бо­вью от все­го серд­ца к Бо­гу и к ближ­не­му, как к са­мо­му се­бе, ибо свя­той апо­стол го­во­рит: “Цель же уве­ща­ния есть лю­бовь” , зва­лась в со­от­вет­ствии с этим Ага­пи­ей .

Всех этих трех жен, при­ве­ден­ных к нему и не по­же­лав­ших при­не­сти жерт­вы, пра­ви­тель при­го­во­рил к со­жже­нию – , чтобы через привре­мен­ный огонь они по­бе­ди­ли по­слуш­но­го пра­ви­те­лю диа­во­ла и все его во­ин­ство под­не­бес­ных бе­сов, по­лу­чи­ли чи­стый ве­нец сла­вы и вме­сте с ан­ге­ла­ми ста­ли веч­но сла­вить Да­ро­вав­ше­го им Свою ми­лость Бо­га. А за­пи­си слу­чив­ше­го­ся с ни­ми при­ве­де­ны ни­же.

Пра­ви­тель Дул­ки­тий: Ты и по сей день оста­ешь­ся им?

Дул­ки­тий: Что ты ска­жешь, Ага­пия?

Ага­пия: Я ве­рую в Бо­га Жи­во­го и не хо­чу по­гу­бить свою со­весть.

Пра­ви­тель: Что ты ска­жешь, Кас­сия?

Кас­сия: Я же­лаю спа­сти свою ду­шу.

Пра­ви­тель: Что ты ска­жешь, Филип­па?

Филип­па: Я ска­жу то же са­мое.

Филип­па: Я же­лаю луч­ше уме­реть, чем вку­сить.

Ев­ти­хия: Ска­жу то же са­мое: же­лаю луч­ше уме­реть.

Пра­ви­тель: У те­бя есть муж?

Пра­ви­тель: Как же ты бе­ре­мен­на , ко­гда го­во­ришь, что твой муж умер?

Пра­ви­тель: Я про­шу Ев­ти­хию оста­вить свое безу­мие и об­ра­тить­ся к здра­во­му смыс­лу. Что ты ска­жешь: под­чи­нишь­ся ли им­пе­ра­тор­ско­му ука­зу?

Ага­пия: Да не бу­дет хо­ро­шо са­тане: не увле­чет он мой рас­су­док. Наш рас­су­док непо­бе­дим.

Пра­ви­тель: Что ты ска­жешь, Хи­о­ния? Хи­о­ния: Наш ра­зум ни­кто не мо­жет со­вра­тить.

Пра­ви­тель: Нет ли у вас, нече­сти­вых хри­сти­ан, ка­ких-ли­бо пи­са­ний, пер­га­ме­нов или книг?

Пра­ви­тель: Кто вло­жил в вас та­кие мыс­ли?

Хи­о­ния: Бог Все­дер­жи­тель и Его Еди­но­род­ный Сын, Гос­подь наш Иисус Хри­стос.

А по­сле кон­чи­ны свя­тей­ших от ог­ня, на сле­ду­ю­щий день, ко­гда сно­ва при­ве­ли свя­тую Ири­ну, пра­ви­тель Дул­ки­тий ска­зал ей:

– То, что ты безум­на, это яс­но, раз ты хо­те­ла да­же по сей день со­хра­нить столь­ко пер­га­ме­нов, книг, таб­ли­чек, кни­же­чек и стра­ниц из пи­са­ний неко­гда жив­ших нече­сти­вых хри­сти­ан. Ко­гда их при­нес­ли, ты при­зна­лась, каж­дый раз, од­на­ко, го­во­ря, что они не твои. По­сколь­ку ты не устра­ши­лась на­ка­за­ния сво­их се­стер и не име­ешь пе­ред гла­за­ми стра­ха смер­ти, необ­хо­ди­мо при­ме­нить к те­бе пыт­ки. Од­на­ко умест­но уде­лить те­бе немно­го че­ло­ве­ко­лю­бия: ес­ли ты за­хо­чешь те­перь все же при­знать бо­гов, то бу­дешь сво­бод­на от вся­кой опас­но­сти и на­ка­за­ния. Что ты ска­жешь: ис­пол­нишь ли по­ве­ле­ние на­ших им­пе­ра­то­ров и це­за­рей, со­гла­сишь­ся вку­сить се­го­дня от свя­щен­ных да­ров и при­не­сти жерт­ву бо­гам?

Ири­на: Нет, я не со­глас­на сде­лать это, ибо Гос­подь Бог, Со­тво­рив­ший небо, зем­лю, мо­ре и все, что в них, же­сто­ко по­ка­ра­ет веч­ным му­че­ни­ем пре­сту­пив­ших Бо­жье сло­во.

Ири­на: Бог Все­дер­жи­тель, При­звав­ший лю­бить Его до са­мой смер­ти. Из-за это­го я не от­ва­жи­лась вы­дать их, но пред­по­чла, ко­неч­но, луч­ше остать­ся и пре­тер­петь, что бы ни слу­чи­лось с на­ми, чем от­дать их.

Пра­ви­тель: Кто знал, что они бы­ли в том до­ме, где ты жи­ла?

Ири­на: Ни­кто дру­гой не ви­дел их, кро­ме Бо­га Все­дер­жи­те­ля, Ко­то­рый все ве­да­ет, а так – ни­кто. Сво­их до­маш­них мы опа­са­ем­ся боль­ше вра­гов, как бы они не до­нес­ли на нас, а са­ми мы ни­ко­му не го­во­ри­ли.

Пра­ви­тель: В про­шлом го­ду, ко­гда впер­вые был об­на­ро­до­ван эдикт на­ших вла­дык им­пе­ра­то­ров и це­за­рей, где вы спря­та­лись?

Ири­на: Где Бог из­во­лил – в го­рах. Ви­дит Бог – под от­кры­тым небом.

Ири­на: По­всю­ду в го­рах под от­кры­тым небом.

Пра­ви­тель: Кто да­вал вам хлеб?

Пра­ви­тель: Со­гла­шал­ся ли с ва­ми ваш отец?

Пра­ви­тель: Кто из со­се­дей знал о вас?

Ири­на: Спро­си со­се­дей и мест­ных жи­те­лей, знал ли кто, где мы бы­ли.

Пра­ви­тель: По­сле ва­ше­го воз­вра­ще­ния с гор, как ты го­во­ришь, чи­та­ли ли вы эти пи­са­ния в чьем-ли­бо при­сут­ствии?

Ири­на: Они бы­ли в на­шем до­ме, и мы не дер­за­ли вы­но­сить их на­ру­жу. По­это­му мы и пре­бы­ва­ли в ве­ли­кой пе­ча­ли, что не мог­ли чи­тать их но­чью и днем, как де­ла­ли все­гда до то­го дня в про­шлом го­ду, ко­гда и спря­та­ли их.

Пра­ви­тель Дул­ки­тий: Твои сест­ры уже по­лу­чи­ли свой при­го­вор. По­сколь­ку ты ви­нов­на и в преж­нем бег­стве и в со­кры­тии этих книг и пер­га­ме­нов, я при­ка­жу не ли­шать те­бя сра­зу жиз­ни та­ким же об­ра­зом. Но я при­ка­жу аго­ра­но­мам это­го го­ро­да и чи­нов­ни­ку Зо­си­ме по­ста­вить те­бя го­лой в блу­ди­ли­ще, взяв из двор­ца толь­ко один хлеб, с тем, чтобы аго­ро­но­мы не поз­во­ля­ли те­бе уда­лить­ся от­ту­да.

– Твер­до знай­те: ес­ли кто из от­ря­да до­не­сет мне, что она да­же на са­мый ко­рот­кий срок бу­дет от­пу­ще­на из то­го ме­ста, ку­да я при­ка­зал ее по­ста­вить, то то­гда вы под­па­де­те под тот же при­го­вор. А пи­са­ния, ко­то­рые при­нес­ли в Ири­ни­ных ту­бу­сах и лар­цах, пусть пуб­лич­но со­жгут.

По при­ка­зу пра­ви­те­ля на­зна­чен­ные для это­го лю­ди от­ве­ли ее в об­ще­ствен­ное блу­ди­ли­ще. Но бла­го­да­тью Свя­то­го Ду­ха она со­хра­ни­ла и сбе­рег­ла свою чи­сто­ту для Вла­ды­ки всех Бо­га: ни­кто не от­ва­жил­ся по­дой­ти к ней и не по­пы­тал­ся обой­тись с ней дерз­ко, да­же на сло­вах.

Пра­ви­тель Дул­ки­тий: Из про­шлых тво­их от­ве­тов чет­ко вы­яс­ни­лось, что ты нече­сти­во не по­ви­но­ва­лась им­пе­ра­тор­ско­му эдик­ту. Те­перь я ви­жу, что ты все еще в этом безу­мии – по­это­му при­ми долж­ное на­ка­за­ние.

По­сле то­го, как пра­ви­тель вы­нес та­кой при­го­вор, во­и­ны взя­ли ее и от­ве­ли на некое вы­со­кое ме­сто, где по­стра­да­ли преж­де ее сест­ры. Они разо­жгли боль­шой ко­стер и ве­ле­ли ей взой­ти на него. Свя­тая Ири­на, сла­вя Бо­га, с пе­ни­ем псал­мов бро­си­лась в ко­стер и так скон­ча­лась в де­вя­тое кон­суль­ство Дио­кле­ти­а­на ав­гу­ста и вось­мое – Мак­си­ми­а­на ав­гу­ста, в ап­рель­ские ка­лен­ды , в цар­ство во ве­ки Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, с Ним же От­цу сла­ва со Свя­тым Ду­хом во ве­ки ве­ков, аминь.

Альманах “Альфа и Омега”, № 26, 2000

Lexicon der christlichen Ikonographie. Rom, 1994. Bd. 5. S. 42. Wilpert J. Die romischen Mosaiken und Malereien der kirchlichen Bauten vom 4.–13. Jahrhundert. Freiburg i. Br., 1916. Bd. II. S. 710–711. Fig. 304. Bd. I. S. 334–335. Bd. IV. Tf. 205, 3. Restle M. Die byzantinische Wandmalerei in Kleinasien. Recklinghausen, 1967. Bd. 3. № 201, 218. Codices e Vaticani selecti, Il Menologio di Basilio II. Turin, 1907. VIII. Tf. 267. Millet G. Monuments de l’Athos, Paris 1927. Tf. 165, 3. Ер­ми­ния, или на­став­ле­ние в жи­во­пис­ном ис­кус­стве, со­став­лен­ное иеро­мо­на­хом и жи­во­пис­цем Ди­о­ни­си­ем Фур­но­гра­фи­о­том. 1701–1755 год. Пор­фи­рия, епи­ско­па Чи­ги­рин­ско­го. 1868. Ре­принт: М., 1993. C. 177. Cтро­га­нов­ский ико­но­пис­ный под­лин­ник. М., 1869. Roeder H. Saints and their Attributes. London–N. Y.–Toronto, 1955. P. 267.

Один из та­ких па­мят­ни­ков – “Му­че­ни­че­ство Ага­пии, Ири­ны, Хи­о­нии и прис­ных” (BHG = Bibliotheca Hagiographica Graeca / Ed. F. Halkin. Bruxelles, 1957. Vol. 1. 34), до­шед­шее до нас лишь в од­ной-един­ствен­ной ру­ко­пи­си (Cod. Vat. gr. 1660, 916 г.).

Ве­ро­ят­но тот же са­мый Дул­ки­тий, ко­то­рый упо­ми­на­ет­ся в ак­тах Кан­тия, Кан­ти­а­на, Кан­ти­а­нил­лы и Про­та, по­стра­дав­ших в Ак­ви­лее (BHL = Bibliotheca Hagiographica Latina / Ed. Socii Bollandisti. Bruxelles, 1909. 1543–1549).

Кондак мученицам Агапии, Ирине и Хионии

Крепко душу, Ирино, ополчила еси верою,/ яве лукаваго посрамивши,/ и ко Христу привела еси тьмы людей множества, блаженная,/ и, порфиру от кровей носящи,/ со Ангелы ныне веселишися.

Случайный тест

Цитата дня

Попечение о делах житейских приводит в смятение душу, смущение ими смущает и лишает тишины ум.

Аудио дня

Житие свт. Николая, архиепископа Мир Ликийских, Чудотворца

Этот день в истории

19 декабря 1240 года произошло падение Киева под нашествием монголо-татарских войск хана Батыя.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *