Кто хоронит бомжей

Содержание

Невостребованные трупы. Как хоронят бомжей и неизвестных

«Помогите опознать трупы неизвестных людей», — с такими просьбами правоохранительные органы обращаются в СМИ довольно часто. Некоторые тела остаются неизвестными на протяжении нескольких лет. Их давно похоронили в общей могиле. А вот кто это был, так и не узнали. У других все же находятся родственники.

Похожая история случилась у Алены (имя изменено). Когда девушка выросла, она перестала общаться с мамой, страдающей алкоголизмом и ведущей асоциальный образ жизни. Алена уехала подальше. Начала новую жизнь. Года четыре назад мать Алены пропала. Несмотря на натянутые отношения, девушка решила ее найти. Написала заявление в милицию и узнала, что матери почти полгода нет в живых.

Опознала ее Алена по фотографии. Сначала хотела достать тело матери из общей могилы, но решила, что не по православному это: тревожить усопших. Алена организовала поминки. Тело женщины и осталось на кладбище безымянных.

А вот Жазгуль (имя изменено) сына все же перезахоронила. Парень в отличие от предыдущей героини был примером хорошего воспитания. Беда с ним случилась, когда он вышел от друга. У парня случился сердечный приступ и он умер. Тело доставили в морг. По неизвестным причинам найти сына Жазгуль смогла слишком поздно, когда он уже лежал в общей могиле с неопознанными телами. Несчастной матери пришлось его выкапывать и хоронить заново со всеми почестями.

Хоронить нет денег

Как рассказали в Республиканском центре судебно-медицинской экспертизы, все неопознанные тела (в том числе контингент лиц без определенного места жительства), найденные в Бишкеке, поступают к ним на исследование.

В 2015 году через центр прошло 229 трупов неизвестных лиц, из них 149 было захоронено так и неопознанными. Кого-то опознали родственники и забирали тела для захоронения. Других опознали, но не забрали: хоронить слишком дорого, а денег нет. Родственники написали отказную и тело отправилось в общую могилу.

По словам замдиректора Республиканского центра судебно-медицинской экспертизы Эрниса Акунова, это единичные случаи, но они бывают.

Увозят по мере заполнения морга

«Неизвестные, неопознанные лица находятся у нас на сохранении. Холодильная камера морга представляет собой комнату, в одном углу которой находится холодильный агрегат, который поддерживает определенный температурный режим. По всем нормативам камера рассчитана на 15-20 тел. Однако так как других мест для сохранения нет, к тому же идет большая нагрузка, порой количество трупов доходит до 40, а иногда и 50», — рассказал Эрнис Акунов.

Он пояснил, что захоронением отказных, невостребованных тел занимается муниципальное предприятие — Бишкекское агентство ритуальных услуг по заявке Республиканского центра судебно-медицинской экспертизы, в которой указано, что в морге скопилось определенное количество тел, которые необходимо забрать.

«Это мы сами регулируем. Бывает, что 30 трупов есть и дальше копить мы не можем. Поэтому мы заранее начинаем подавать заявку: «Просим вас организовывать захоронение неопознанных и невостребованных трупов», — пояснил Акунов.

Тогда приезжают сотрудники БАРУ на бортовой машине, заворачивают тела в полиэтиленовую пленку, в которую вкладывается бирка с опознавательным номером, и захоранивают на специальном квадрате юго-западного кладбища.

«Бывает, что мы и месяц ждем, пока собираем. А бывает, что большое количество тел соберется за неделю. Есть срок около недели на опознание, после которого мы уже должны подавать заявку на захоронение. Это неудобно: организовывать машину ради двух-трех неопознанных тел. Поэтому мы даем время телам «собраться», — отметил замдиректора Центра.

Опознают по волосам и зубам

По словам Акунова, ситуации, когда родственники просят провести эксгумацию, бывают сплошь и рядом. Случается, что родственники приходят в морг и через три-четыре месяца, а то и через полгода.

«На каждый случай у нас заполняется карта неизвестного, где есть фотографии, описана последняя одежда, вплоть до особых примет: зубы, волосы, цвет глаз, строение тела, дефекты, постоперационные рубцы, татуировки и все остальное, все указано. Довольно часто люди приходят, опознают своих родственников. Тогда мы их направляем дальше — по другим инстанциям, в правоохранительные органы, которые выносят протокол опознания. Родственники, чтобы отдать дань уважения, перезахоранивают тела родных. Увозят в села или хоронят на том же кладбище», — указал замдиректора Республиканского центра судебно-медицинской экспертизы.

Он пояснил, что в милиции есть специальные люди, которые занимаются этими делами. К судмедэкспертам за картами неизвестных обращаются с правоохранительных органов. «Даже если к нам поступает неопознанный труп в день смерти или на следующий, приезжает эксперт-криминалист, который берет отпечатки пальцев и заводит картотеку, вдруг там опознает кто-то. Также эксперт-криминалист выезжает на место происшествия, если кто-то умер. То есть не только мы занимаемся опознанием трупов», — сказал Акунов.

Трупы лежат несколько лет

Как рассказал Эрнис Акунов, в Бишкеке ситуация с захоронениями неизвестных более или менее налажена. В районах тоже бывают неопознанные трупы, захоронение таких лиц осуществляется через акимиаты.

«Не буду называть, но в некоторых районах есть трупы, которые лежат в моргах с 2013-14 годов. Лежат упакованные в холодильных камерах. Эту проблему надо решать. Но земля — очень большой дефицит», — сказал он.

В могиле по пять тел

Да и в Бишкеке каждый метр кладбищенской земли на счету. Хоронить отдельно каждый неопознанный труп муниципалитет позволить себе не может.

«Выкапывается яма метра три глубиной и одно на другое выкладываются пять тел, после чего они захораниваются. У подножья ставится табличка с номерами. Эти же номера находятся на каждом завернутом в пакет теле. Родственник приезжает, к примеру, за телом под номером 15. А он согласно табличке самый нижний. Его вытаскивают и отмечается, что тело извлекли», — пояснил замдиректора Республиканского центре судебно-медицинской экспертизы.

Директор Бишкекского агентства ритуальных услуг Руслан Бочиев отметил, что в месяц его сотрудники на юго-западном кладбище хоронят человек 20-30 из числа неопознанных и биологические отходы в ящиках-бочках (ампутированные части тел, мертвый плод и так далее). Информацию о телах помещают в специальные бутылки, где она хранится. На палец ноги трупа вешают бирку.

«Не так часто, но бывает, что родственники объявляются через несколько лет. Обычно в таких случаях они не перезахоранивают тело. Спустя, к примеру, пять лет эксгумировать останки нереально. Могут поставить оградку на могилу, где в том числе лежит прах их родного человека и навещают его там», — рассказал он.

В столице, по словам Бочиева, стоит вопрос о том, что скоро хоронить неопознанные тела станет негде. «Этот квадрат земли, который мы используем, на грани — места почти нет. Да и само кладбище закроют в этом году, ведь там хоронят с 1973 года. Переедем в село Гроздь. Там тоже предусмотрен отдельный квадрат для безродных. Тогда земли достаточно», — заключил он.

Труп в простыне. Как вас похоронят, если у вас нет родных

Одинокий старичок, у которого из «родных» были только соседи по подъезду, умирает. Его находят те самые соседи, вызывают скорую, полицию и с грустью думают, что его, бедного, даже похоронить некому. Тело дедушки увозит труповозка.

После вскрытия и других необходимых процедур тело оказывается в холодильнике морга. Хоронить несчастного дедушку должно государство. Только, скорее всего, его тело будет принято землёй ещё не скоро.

Таких одиноких старичков (и не только старичков), у которых нет родных и близких, в красноярском морге в начале февраля скопилось почти 40. Как выяснилось, у муниципального предприятия «Ритуальные услуги», которое должно было заняться похоронами, кадровые проблемы. Но главное — у него нет денег. Руководство города пока не спешит помочь в решении этой проблемы, хотя предприятие принадлежит администрации. А тела продолжают накапливаться.

Красноярский край — регион с дефицитным бюджетом (в 2017 году дефицит, как сообщалось, составил 13,2 млрд рублей). Но дело совсем не в этом. У местных властей находятся деньги на что угодно, но только не на одиноких умерших.

Например, Законодательное собрание края в декабре 2017 года, согласно информации на портале госзакупок, закупило 50 сувенирных тарелок. Они покрыты позолотой (24 карата), а подставка у них — из красного дерева.

Каждая тарелочка стоит более 7 тыс. рублей. Примерно столько (около 8 тыс.) обычно выделяется из бюджета на похороны одинокого человека. То есть если бы депутаты отказались от тарелок и каким-то образом передали потраченные на них деньги в «Ритуальные услуги», не было бы позорища в виде склада трупов.

По словам экспертов, это не исключительная ситуация — такое бывает и в других регионах.

По словам председателя Профсоюза работников ритуальных служб Антона Авдеева, среди всех умерших в стране около 7% — это люди, которые остались без родственников, которые жили на улице, личность которых не установили. Официально они называются «невостребованными». Лайф разобрался, как по закону должны хоронить тех, кто закончил свою жизнь в полном одиночестве, и как это происходит на самом деле.

Ненужные никому

В законе о погребении, работающем в нашей стране с 1996 года, умершие, у которых нет ни близких родственников, ни законных представителей, выделяются в отдельную группу. И правила похорон для них особенные.

На умершего оформляют документы, необходимые для погребения, ему гарантируют «облачение тела» (какое именно — не уточняется) и гроб. Перевозка и погребение на кладбище (или же транспортировка в крематорий) — также в списке того, что положено.

Но, по словам экспертов, на деле такие похороны не выглядят по-человечески.

— К сожалению, практика сложилась так, что чаще всего никто не занимается покупкой одежды для умерших. Не говоря уже о том, что точно никто не будет приводить их в порядок. Нередко тела заворачивают в какую-нибудь простынь или накидывают на них какие-то старые вещи, которые могут остаться в больнице или морге, кладут в гроб — и всё. Потом несколько гробов (а не по одному, как положено) грузят в автобус и везут на кладбище. Там хоронят, на могиле будет табличка с номером захоронения — больше ничего. Без особых церемоний, — рассказал Антон Авдеев.

При этом хоронят «невостребованные» трупы без аванса — то есть деньги за погребение ритуальная компания получает уже после погребения. По словам президента организации по защите прав потребителей в ритуально-похоронной сфере «Верум» Владимира Горелова, не исключено, что ритуальные организации сознательно допускают проволочки в работе, так как не хочет хоронить почти за «бесплатно».

— Ведь суммы, выделяемые на погребение одиноких, довольно скудны, а процесс похорон стоит дорого. Получается, что выделенные из бюджета деньги не покрывают расходы ритуальной организации, — сказал Владимир Горелов.

Тем не менее это не повод оставлять тела в морге — в вопросе должна разобраться местная администрация, которая по факту несёт ответственность за эту сферу.

К тому же, учитывая огромный денежный оборот ритуальных компаний, сложно представить, что у них не нашлось средств на самые скромные похороны, которые потом ещё и должны компенсироваться из государственного кармана.

Правда, согласно данным базы «СПАРК-Интерфакс», в 2016 году (это последние данные) у «Ритуальных услуг» был убыток — около 6 млн рублей.

Одной ногой в вечности

По словам экспертов, главная проблема всей похоронной сферы — отсутствие грамотного государственного контроля. Сам ритуальный бизнес уже настолько погряз в криминале, что даже похороны людей, которых оплакивают многочисленные родственники, организованы безобразно — поборы бывают просто огромными. Что уж говорить про погребение тех людей, которые на белом свете никому не были нужны.

— Необходимо усиливать ответственность за это нарушение для ритуальных компаний вплоть до уголовной. Причём привлекать к ответственности руководителей не только ритуальных служб, но и контролирующих служб, допустивших такое, — отметил Владимир Горелов.

По словам Антона Авдеева, без достойного финансирования похорон обойтись не получится.

— Вопросы жизни и смерти — это фундаментальные вещи. У людей должно быть право на достойное захоронение после смерти. Государство на федеральном уровне должно это контролировать, — говорит он. — В похоронном деле без вопросов долгосрочного планирования обойтись нельзя. Потому что в этой теме мы все стоим одном ногой в вечности.

«Спаси, Господи!». Спасибо, что посетили наш сайт, перед тем как начать изучать информацию, просим подписаться на наше православное сообщество в Инстаграм Господи, Спаси и Сохрани † — https://www.instagram.com/spasi.gospodi/ . В сообществе больше 55 000 подписчиков.

Нас, единомышленников, много и мы быстро растем, выкладываем молитвы, высказывание святых, молитвенные просьбы, своевременно выкладывам полезную информацию о праздниках и православных событиях… Подписывайтесь. Ангела Хранителя Вам!

Какой бы высокой не была экономика государства, но всегда будут разные слои общества. Кто-то будет жить богаче, а кто-то беднее. Но бывает и такое, что люди опускаются до самых низов. Их называют бомжами или теми, у кого нет определенного места жительства. Часто вместе с этим понятием возникает и ассоциация с аморальным образом жизни, который ведут такие люди. Новедь и такие люди умирают, а вот где хоронят бомжей и как это происходит Вы узнаете дальше.

От куда берутся бомжи

Причины появления данного фактора можно разделить на:

  • субъективные (биологические и генетические потребности некоторых людей, нежелание работать и склонность к бродяжничеству);
  • объективные ( политическая нестабильность, экономическая ситуация в стране, потеря ориентиров и нравственных ценностей).

Всех бомжей можно квалифицировать на 3 группы:

  • Те, кто стали на путь бродяжничества под воздействием определенных семейных или жизненных обстоятельств. Сюда относят нетрудоспособных людей с болезнями, невозможностью проживать в семьях, старческим слабоумием, одиноких.
  • Люди, которые утратили жилье и документы и не имеют сил и возможностей для выхода из создавшейся ситуации.
  • Трудоспособные люди, которые не испытывают желание работать и имеющие склонность к алкоголизму, а также утратившие свое жилье.

Нельзя предвзято относится ко всем бомжам. Одни тихо сожительствуют рядом с нами и собирают макулатуру, а также стеклотару для того, чтобы выжить. Другие же впадают во все тяжкие: употребляют алкоголь, устраивают драки, пристают к прохожим и ведут аморальный образ жизни.

Но все они со временем сталкиваются с одним и тем же – смерть. Кто должен хоронить бомжей? Этот вопрос постает у тех, кто понимает, что такие люди никому не нужны, а соответственно и хоронить их некому.

ВСЕМ МУЖИКАМ ЧИТАТЬ: Письмо человека, прожившего 30 лет в браке. Парусник беспомощно замирает без ветра в парусах. Автомобиль глохнет без бензина. И даже у сильных женщин кончаются силы. Мир в семье — несравненно лучше … ИСТОРИЯ, КОТОРУЮ НУЖНО ПРОЧЕСТЬ КАЖДОМУ! ИСТОРИЯ ОДНОЙ ДЕВУШКИ В МЕТРО В прошлую среду я ехала в университет. Как обычно, опаздывая, как обычно, заткнув уши очередной бодрящей музыкой и размышляя о грядущих гос. экзаменах и стоя в переполненном вагоне, ритмично подергивая одной конечностью … ЧУДО ВЕРЫ Саша был в чеченском плену — 5 лет; два года его – не кормили; испытывали на нем приемы рукопашного боя; его несколько раз — расстреливали, стреляли почти в упор, но так и … Да будет на всё Господи Твоя воля! Не так, как я хочу, как Ты дашь!!! Ехал в карете богатый человек… Увидел крестьянина, сидящего на мостовой. Мужик плакал: — Не как ты хочешь, а как Бог даст! Не как ты хочешь, а как… ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ УЧИТЕЛЬНИЦА (прочтите — не пожалеете, время чтения 15 минут) Мне двадцать три. Старшему из моих учеников шестнадцать. Я его боюсь. Я боюсь их всех. Светлана Комарова уже много лет живет в Москве. Успешный бизнес-тренер, хедхантер, карьерный консультант. А в 90-х она восемь лет работала … ОНА ВЕДЬ КУРИТ! О том, как курящая старушка оказалась иподиаконом Два года назад меня пригласили поисповедовать и причастить старушку, которая готовилась умереть. Когда мы уже подходили к дому, где она жила, сопровождающие меня родственники как-то замялись и робко сказали …

Брать и сестры во Христе. Ведем свое сообщество во Вконтакте https://vk.com/molitvuikonu называется Молитвы на каждый день, где стараемся выкладывать праволсавные молитвы и новости. Если у вас есть своя страничка в вк, подписывайтесь на нас.

Захоронение умерших

Особенно часто такое явления случается в зимний период, когда температура на улице достаточно низкая, а из-за употребления алкоголя, они не могут отдавать отчет о своих действиях. Таким образом засыпают и замерзают.

Как бы там ни было, но если человек умирает вне больницы, то необходимо установить причину смерти. Когда кто-то сообщает о смерти бомжа, то первой должна приехать на вызов милиция. Но они не спешат. Далее по определенной процедуре их тела необходимо доставить в морг и сделать вскрытие, но это весьма сомнительное утверждение. После этого тело пребывает в холодильнике до тех пор, пока государство не выделит деньги на его похорон.

О том, как хоронят бомжей, ходят разные слухи. Занимается этим городская ритуальная контора. Из местного бюджета поступают деньги и они проводят захоронение. Конечно это не пышная церемония, а простое помещение тела в землю. Есть мнение, что могут делать и братские захоронении.

Отдельного кладбища для них нет. В основном на окраинах местных кладбищ выделяют территорию, которую называют неопознанным захоронением. Все сведенья вносят в кладбищенский журнал, для того, чтобы нашедшиеся родственники могли найти и опознать родственника. Но данное явление встречается достаточно редко.

Господь всегда с Вами!

Погребение лиц без определённого места жительства в России

Известная пословица «от тюрьмы и сумы не зарекайся» становится нередко актуальной для российских граждан любой социальной прослойки. Не имеющие особого достатка чаще всего лишаются крова над головой ввиду алкоголизма или пристрастия к наркотикам. Люди достаточно обеспеченные продают свои квартиры ввиду нужды – на проведение дорогостоящей операции, ради спасения жизни близкому. Что ожидает человека без жилья? Жизнь на улице в неподобающих условиях, где он, вероятнее всего, и встретит свою смерть. Как проводятся похороны для лиц без определённого места жительства в России будет рассказано ниже в этой статье.

Для начала проведём условное разделение наших сограждан. Причин, по которым человек был вынужден жить на улице, может быть много, а следствие одно: тело скончавшегося обнаружено органами правопорядка и, судя по внешним признакам, обитал умерший в непрезентабельных условиях достаточно длительное время.

Неопознанные тела

Найденные в общественных местах трупы транспортируются в морги мегаполисов. Как правило, чтобы исключить вероятность насильственной смерти, тела препарируют и выясняют причины летального исхода. Несмотря на директивные нормативные акты, вскрытие лиц заведомо принадлежащих к «дну общества» проводят отнюдь не в каждом случае.

Судьба таковых зависит от того, смогут ли в течение 14 дней хранения в танатологическом отделении найтись знакомые и родственники умершего. Если нет, то их похоронят в одиночных могилах на околице кладбища с последующей записью о том в регистрационном журнале и перечнем примет для возможного дальнейшего опознания.

Умершие, не имевшие родственников

После установления личности может оказаться, что родственников и близких у умершего нет. В таком случае обязанности по погребению берут на себя знакомые почившего или государственные службы. К слову, знакомым совсем не обязательно обеспечивать финансовую сторону погребения. Их цель состоит в организации мероприятия. Ритуальные товары, транспортировку гроба с телом на кладбище и копку могилы можно оформить в рамках проведения социального погребения.

Бездомные почившие

После опознания тела правоохранительные органы сообщают родственникам о смерти их близкого. Часто это делают по месту прописки усопшего. Когда установить оное не представляется возможным ввиду отсутствия сведений о регистрации ушедшего в мир иной, за помощью обращаются в СМИ. Немало информации можно почерпнуть из заявлений на пропавших без вести людей. Основная цель – найти родных или знакомых, чтобы они взяли на себя ответственность за погребение.

Умершие в другом городе

Скончавшиеся командированные, туристы или проживавшие без официальной регистрации в другом населённом пункте имеют те же самые права на погребение, что и другие граждане города N. Конечно, ФЗ применим только в том случае, если летальный исход зарегистрирован здесь же. Общая процедура опознания тела и поиск родственников стандартны. Во многих случаях найденные близкие всё же предпочитают транспортировать гроб с усопшим на малую родину и провести захоронение близ ранее упокоенной родни.

Скончавшиеся граждане других стран

По умолчанию лица без определённого места жительства принимаются за граждан РФ. Это означает, что даже при отсутствии прописки или в случае невозможности опознания трупа, захоронение будет произведено на одном из российских кладбищ. Если было установлено, что умершим является гражданин другой страны, то действуют по стандартной схеме: оповещают посольство и родственников. Последние имеют возможность перевезти тело грузом 200 через границу или захоронить (кремировать) близкого в России. Если никто из членов семьи не отзовётся, предание земле осуществляется в общем порядке.

Получение пособия на погребение лиц без определённого места жительства

ФЗ «О погребении и похоронном деле» гарантирует выплату пособия на погребение всем гражданам РФ, независим от их социального статуса. Получить пособие на погребение может как член семьи почившего, так и абсолютно незнакомый, но взявший на себя все обязательства по преданию тела земле или огню. Единственное отличие – родственникам оплачивают их затраты заранее, до самой даты погребения. Когда за похороны отвечает иное лицо, ему следует для подтверждения своих затрат предъявить чеки или квитанции на ритуальные услуги/ товары.

Где получают пособие на погребение лиц без определённого места жительства

Инстанцией, куда следует обращаться для получения компенсационных выплат на проведение захоронения лиц без определённого места жительства, являются Органы социальной защиты населения (Собес).

Документы для получения пособия на погребение лиц без определённого места жительства

Нередко близкие почившего сталкиваются с бюрократизмом наших государственных учреждений. Действительно, как выдать Гербовое свидетельство гражданину, не имевшему при себе паспорт? В этом случае основным документом для выдачи пособия является справка от администрации кладбища о проведённом захоронении с указанием участка, где оно было совершено.

Важно! Если погребение было осуществлено на социальной основе (за счёт государства), то пособие получает муниципальная ритуальная служба, проведшая погребение.

Перезахоронение

Случается, что через несколько месяцев или лет у погребённого находятся родственники. Опознание проводится согласно записанным в регистрационном журнале данным, по наличию документов у почившего и по иным приметам. После установления личности упокоенного перед близкими стоит дилемма:

  1. Произвести эксгумацию тела, а затем захоронить останки на другом участке кладбища (в другом городе, кремировать). Процедура эта трудоёмкая и требует наличия немалых средств.
  2. Оставить тело погребённым среди остальных неопознанных лиц. В этом случае администрация погоста даёт добро на сооружение памятника и облагораживания места захоронения.

Кремация

Вопреки расхожему мнению, неопознанные и невостребованные тела умерших граждан РФ не подвергают кремации. Данная норма прописана на законодательном уровне. Вероятнее всего это сделано для возможности в дальнейшем эксгумации останков и проведения ДНК-анализа погребённого.

Вайбер для детского сада

Работа в учреждении со специфическим контингентом Павла Андреевича не напрягает. «Работа как работа. Они же тоже люди! Как их корректно называть? Бездомные?.. А чем вам слово бомж, без определенного места жительства, не нравится? Им все равно. Главное для них: поесть да поспать».

Мы стоим на крыльце свежевыкрашенного двухэтажного здания по адресу Ваупшасова, 42. Это единственное официальное место в Минске, куда бездомные приходят ночевать. Здесь 92 койко-места, по мере необходимости можно доставить еще 20 кроватей. 11 января было занято 72 места. Зимой людей всегда больше, летом ажиотаж спадает, ночует всего 40-45 человек.

Внутри – тихо и чисто. «Постояльцев» нет: в 8 утра они покинули заведение и вернутся только вечером, к 18 часам. Если бы не табличка на дверях, никогда бы не подумала, что сюда вот уже пятнадцать лет приходят ночевать и мыться потерянные для социума люди.

Но не все так печально, как может показаться. Павел Золотухин с оптимизмом неоднократно повторяет: «Было бы желание и мотивация меняться и выкарабкиваться из ямы, в которую попал. Если человек хочет, он и работу найдет и на жилье начнет зарабатывать. А если желания становиться человеком нет, то мы не заставим…»

Жертвы мошенников и алкоголики

«От сумы и тюрьмы», как известно… Как становятся бомжами? Люди с какими историями за плечами попадают сюда? За полтора года работы Павел Золотухин сталкивался с разными причинами, которые выбросили человека на улицу. Но среди первых он назвал мошенничество, в результате которого люди продают свои квартиры («Черные риэлторы». Слышали о таких? Ну вот, их жертв у нас 80%»), и банальное пьянство: пропивают, проигрывают, отдают жилье за долги…
Попадают сюда и те, кто «отмотал» срок и идти ему после освобождения некуда: ни работы, ни жилья. Но у них ситуация получше, чем у «классических» бомжей: инспектора районных отделов Министерства внутренних дел ставят их на учет и тем временем подыскивают социальное жилье. Пока оно найдется, вчерашний заключенный попадает сюда, в «ночлежку».

Павел Андреевич заваривает кофе и показывает типовое заявление, которое пишут ему с просьбой дать бывшему заключенному временный приют.

«Это наш Александр Чернухо. Сирота. Должен был получить квартиру от государства, но сел в тюрьму банально. Первая, вторая отсидка…

Социальная служба его опекает, ищет для него социальное жилье. Формально он – человек без определенного места жительства. Регистрация у него есть в интернате, где он рос, но ему уже исполнилось 18, поэтому оттуда его выписали», – рассказывает директор Дома ночного пребывания лиц без определенного места жительства.

Обращаются сюда и те, кого не пускают в свой же дом родные. «Это тяжелая жизненная ситуация, когда родителей выставляют на улицу. В таких случаях мы работаем с участковыми, пишем запросы, чтобы нам дали информацию о причинах невозможности проживания с родными. Бывают банальные истории: в однокомнатной квартире живет дочь с мужем, дети, еще какие-то родственники. Для матери места «не находится».

Дело в том, что бомжи, как правило – гордые люди. Они не ругаются, не судятся, оставляют все и уходят. Женщинам сложнее приходится, а мужик по-мужски поступил и все бросил. У него образ жизни такой: он пил, пьет и будет продолжать. Хорошего мужика кто ж погонит? Даже если так, он квартиру снимет и все. На улице пьяницы оказываются».

Из бомжа в начальники? Реально! Было бы желание

Путей из «ночлежки» несколько. Достигших пенсионного возраста и людей с инвалидностью, у которых нет жилья, оформляют в дома-интернаты. «Если у человека первая или вторая группа инвалидности, его определяют туда, даже если он еще не пенсионер. Когда у бездомного есть дети, вопрос оплаты проживания в интернатах решается через суд. Пенсии, как правило, у таких людей социальные, ее не хватает. Если есть дети, суд их обязывает доплачивать, содержать родителей. Если же нет, то пенсия забирается в счет оплаты за содержание, а остальное доплачивает государство. Десять процентов от пенсии, правда, оставляют на карманные расходы».
Остальным помогают трудоустроиться. У учреждения заключены договоры с Центрами занятости Партизанского и Ленинского районов. Сегодняшним бомжам дают направления, ставят в Центрах занятости на учет и предлагают работу. «На многих предприятиях есть бронь для таких лиц. Да практически на всех государственных! Особенно для тех, кто вышел из тюрьмы. Человеку дают перечень профессий и он трудоустраивается. Главное – чтобы желание было».

В практике Павла Андреевича есть несколько позитивных примеров, когда вчерашний бомж и горький пьяница взял себя в руки, закодировался, пошел работать, продвинулся по карьерной лестнице до начальника, начал прилично зарабатывать, снял себе жилье. Вернулся к прежнему нормальному образу жизни. Но таких примеров, увы, единицы. Это – исключение из правила.

«Мотивация к работе у бомжей, как правило, очень низкая, практически отсутствует. Как деньги зарабатывают? По-разному! Они часто обеспеченные люди (улыбается). Кто сидит на паперти, тот зарабатывает прилично. Люди с инвалидностью, да и без нее с большей охотой пойдут просить милостыню, чем грузчиком или уборщиком». Многие собирают и сдают металл, картон, бумагу и тоже имеют неплохие средства.

Идти работать, по словам директора «ночлежки», хотят единицы, большинству в удовольствие пить и зарабатывать на жизнь другими способами. «Они мне говорят часто: я что, вагоны пойду разгружать?! Это же тяжело, это ниже моего достоинства!

Мы их принуждаем трудоустраиваться. Пугаем декретом о тунеядстве, читаем лекции, объясняем… После декрета такое шевеление началось, что вы! Говорим: вы по закону о тунеядстве бесплатно пойдете камни собирать, а так хоть полтора-два миллиона на предприятии заработаете». Во время проживания здесь (до года) у бомжей есть реальная возможность работать и собирать деньги, чтобы снять квартиру или комнату.

«Все условия для этого создаем! Но часто к нам милиция приводит тех, у кого уже устоявшийся образ жизни. Им нравится быть на улице, не работать, пьянствовать. К тому же, мы здесь им не даем расслабляться. У нас дисциплина! Нельзя пить, пользоваться электроприборами, курить в помещении. Если человек нарушает распорядок и после нескольких предупреждений не берется за ум, мы его выселяем».

Лояльное отношение к бомжам. На морозе не оставят

Попасть сюда может любой, кто остался без крова над головой. Для заселения с собой нужно иметь результаты медицинского обследования: флюорографию, анализ крови. Все бомжи перед тем как лечь на чистые простыни проходят обязательную санобработку. Здесь бездомным дают направление на прохождение медкомиссии в 9-ю поликлинику. Флюорография нужна для того, чтобы исключить болеющих туберкулезом: среди бомжей это распространенное заболевание. Анализ крови нужен, чтобы исключить больных венерическими заболеваниями, заразными заболеваниями кожи и волос. Все это – противопоказания для помещения в Дом ночного пребывания.

«Мы достаточно лояльно относимся к людям. Особенно во время морозов. Если нет справки, вселяем, а анализы он сдает потом. Главное, чтобы у него была флюорография и не было противопоказаний», – рассказывает Павел Золотухин.

Что делать тем, у кого есть противопоказания к заселению, а спать на морозе не хочется? «Если у бомжа туберкулез, например, мы отправляем его в тубдиспансер. Там его примут и вылечат. Потому что это очень серьезно. А потом с залеченной формой туберкулеза и с разрешением диспансера он возвращается к нам. Сейчас у нас три таких человека ночует». Кроме медицинских документов для заселения в «ночлежку» желательно наличие паспорта, военного билета, страхового свидетельства. «Нету? Помогаем восстанавливать! Это не проблема, у нас есть юрист, который занимается этими вопросами. Мы и по три паспорта, бывает, человеку делаем: теряют.

Главное условие: чтобы у человека когда-либо была прописка в Минске. Раньше принимали всех, а сейчас существует четкое распределение. Но и тут мы лояльны: принимаем и иногородних, особенно зимой. А на следующий день им уже занимаются органы внутренних дел, депортируют по месту прописки. Людей на холоде не бросаем».

Если некому похоронить бомжа, все сделает государство

«Мы помогаем бездомным, не оставляем их в беде!» – рассказывает Павел Золотухин. Сотрудники не только восстановлением документов занимаются, но и пенсию восстановить или начать ее получать помогают. «Многим уже давно пора пенсию получать, а они прогуляли, занятые люди!» (смеется) Здесь есть постоянное медицинское обслуживание. Правда, врача в штате нет, только фельдшер, ночью дежурит медсестра. При малейшем подозрении серьезного ухудшения здоровья вызывается «скорая».

Постельное белье меняют каждый день, выдают одежду, которую предоставляют «Красный крест», Комитет по труду, занятости и социальной защите и просто неравнодушные люди. Душ тоже в распоряжении постояльцев. «Мы заставляем многих мыться. Не хотят!»

Единственное, чего здесь нет – еда. Но бомжи знают, где можно поесть бесплатно, работает сарафанное радио. Павел Золотухин назвал несколько адресов, где бездомных неплохо кормят. Баптисты не дадут умереть от голода по адресу: ул. Ковалева, 72, (немощным приносят еду сюда, в «ночлежку»). В Доме милосердия и монастыре в Новинках тоже нальют тарелку горячего супа. «Да в каждой церкви накормят нуждающегося!»

По словам Золотухина, бомжи – люди с нарушенной психикой. «С ними нужно работать психологам.

Причем они должны пройти переподготовку в системе МВД, владеть кризисной психологией, потому что большая часть – лица, которые отсидели. И когда молодая девочка что-то начинает рассказывать этому прожженному волку… У нас есть журнал, куда записываются желающие получить психологическую поддержку».

Кто и как хоронит бомжей? Когда человека принимают в «ночлежку», составляется лист опроса, в котором он указывает всех своих родных и друзей, бывших жен и мужей. С адресами. После смерти бездомного, каждый из которых стоит на учете, государственные органы обращаются к людям из опросного листа. Если они отказываются проводить бедолагу в последний путь, этим занимаются социальные службы. «На каждом кладбище есть закуток, где хоронят бездомных. Безымянные могилы или, если есть информация, указывают ее. Хоронят нормально, люди все же…»

На прощание Павел Андреевич говорит о наболевшем: «У них часто очень много самомнения. «Я токарь шестого разряда, я с высшим образованием, не пойду грузчиком работать!» И уходит бомжевать, опускается на самое дно. Ну как ты ему поможешь? Хочешь вытащить его из ямы, да без желания человека ничего не получится».

Мой секрет

В большинстве российских дворов бомжи — обычное зрелище. Некоторые по-тихому собирают стеклотару да подчищают мусорные баки, другие буянят, время от времени устраивая драки за найденное добро. Была и в нашем дворе одна тетка, ходили они с худеньким мужичком — всегда пьяные и грязные. Мужичок-то спокойный был, а вот его спутница могла до поздней ночи матом под окнами голосить. Но однажды шум пропал. Оказалось, замерзла она в соседнем дворе.

Я когда узнала, сразу подумала про того мужичка. Это ж он, наверно, будет ее ходить на могилку поминать. А где ее похоронят, интересно? И за какие деньги? И вообще, как хоронят бомжей ? И хоронят ли их… В общем, потянулась череда мыслей и вопросов, и вот что мне удалось разузнать.

Где находится тело до похорон ?

Бомжи , понятное дело, умирают на улице. Реже в подвалах каких-нибудь или заброшенных зданиях. В любом случае — не дома и не в больнице, а значит, нужно вскрытие для установления причины смерти. Когда кто-то сообщает о смерти бездомного, первой должна приехать полиция . Но стражи порядка на такие вызовы не торопятся — кому охота с бомжами возиться? Поэтому жильцы дома обычно и названивают целый день во всякие службы, пока кто-нибудь не соизволит приехать.

Дальше тело отвозят в морг для вскрытия. Проводят ли его на самом деле — сомнительно. Там и без вскрытия понятно, от чего преставился. В морге “неопознанные” и ждут своих похорон. Сама не видела, но рассказывали, что зимой особенно, когда среди бомжей смертность самая высокая, в холодильниках их тьма скапливается. Никто с ними возиться особо не хочет, складывают чуть ли не друг на друга, ожидая пока власти выделят деньги на захоронение. Так и лежат бедолаги — кругом вонь да черви с палец — ждут своей очереди…

Как и где хоронят бомжей ?

Кстати, многие говорят, что бомжей не хоронят , а сжигают. Мол, так государству дешевле. Конечно, было бы дешевле, но по закону нельзя, так как могут объявиться родственники и захотеть устроить покойному нормальные похороны . А как на самом деле? Есть у меня данные (источник пообещала не выдавать), что в морг поступает гораздо больше неопознанных трупов или скончавшихся бездомных, чем выделяется государственного бюджета на их похороны . А выходит, эти несчастные перевыполняют план по смертности…

А что ж те деньги, которые все-таки выделяются? Выделяются они на гробы — самые простые, понятное дело, — и на перевозку. Занимается похоронами бомжей муниципальная ритуальная контора , и по бумагам все действительно сходится: средства поступили, бродягу похоронили. Да только не за те средства, а кое-как, а деньги — в карман. Рассказывают, что и в полиэтиленовых пакетах хоронят , и в одну яму несколько тел сбрасывают, а иногда — так вообще практически не закапывают! Так, землей едва притрусили и справились — вот и все похороны .

Специального кладбища для бомжей не делают. Как правило, на одном из городских погостов отводится определенное место, официально именуемое “неопознанные захоронения”, а в народе — просто “ кладбище бомжей ”. Запись о каждом таком неопознанном захоронении должна храниться в архиве кладбища — вдруг разыскивать кто будет? Но даже если кто и объявится, разве можно быть уверенным, что здесь именно твой родственник покоится? А если и опознают, то заканчивается все обычно скандалом: похоронили не по-человечески, а чтобы перезахоронить несчастного, запрашивают космические суммы.

Я, кстати, побывала на таком участке невостребованных могил. Самая отдаленная территория кладбища : могильные холмы не огорожены, на некоторых металлические таблички с именами и датами, другие вовсе только с номером. Две могилы были кое-как облагорожены: видать, нашлись-таки родственники или доброжелатели. Но так как перезахоронить влетает в копеечку, решили, похоже, поставить надгробия прямо здесь и не тревожить покойного. А одна могила была — с женским именем — так даже букетик на ней лежал совсем свежий еще из золотарника и травы, видать, собранный прямо по дороге. Трогательный такой. Не мужичок ли наш наведывался?..

Прежде всего, дорогие мои, убивать грешно, но если уж приспичило и дело сделано, то надо уметь спрятать труп. Существует масса вариантов.
Если вы решили убить человека, позаботьтесь прежде всего о том, чтобы никто не знал, что вы с ним намерены встречаться. Например, к вам заглянул сосед за солью. В процессе разговора выясняется, что жены у него дома нету, и он в полном одиночестве солит соленья. Такого человека смело можно убивать, ибо никто не знает, что он зашел к вам. Вы втягиваете его в квартиру, убиваете чем угодно сподручным, а далее встает вопрос — что делать с трупом. И тут вам под руки попадаюсь я с 8мью способами сокрытия трупа.

1) самый легкий способ предложил дедушка Азов из г.Москва. Он сказал, что труп можно кинуть в деревенский сортир в самое говно цельным куском, не шинкуя. Мол, там никто искать не будет. Искать может и не будут, но как потом в этот туалет справляться, ума не приложу. А если оттуда будет торчать палец с перстнем, это ж можно жопу на всю жизнь напугать, и она забудет что такое какать.
2) Можно кинуть труп в ванную и замочить его там кислотой на 3 дня. Остатки потом смыть с помощью ёршика. Ну посудите сами, вы будете лишены возможности принять ванну, а вонищу я и вовсе не беру в расчет. Убивать грешно! Запомните это.
3) Самый простой способ — это подкинуть имеющийся у вас на руках труп под дверь соседу, позвонить в дверь и убежать. В данном случае вы как-бы снимаете с себя ответственность. Да, тут есть важный нюанс — на дверной звонок надо жать варежкой, а когда милиция позвонит вам в дверь — все отрицать.
4)Еще есть такой вариант — кидайте труп с балкона, а потом выскакивайте на балкон и орите во все горло — человек упал! человек упал! Осподиии! Человек упал! Если потом к вам придет милиция, которая уже будет знать, что падший человек был мертв, когда падал, то можно говорить так — вы знаете, я сейчас точно не помню, но он на самом деле как-то очень бесчуственно падал, когда пролетал мимо, сразу было видно, что едва живой. И трогать сердце.
5)Можно спрятать труп в шкаф, а шкаф продать. Если играть серьезно, то можно спрятать труп в квартире под паркетом, а квартиру продать.
6)Можно вывезти труп на авто к озеру, а там кинуть его в воду. Потом надо бегать по берегу из стороны в сторону и громко орать — Человек утонул! Человек утонул! Поскольку 4 утра, вас только рыбы и услышат. Но поорать надо — вдруг там кто пьяный спит, а вам — алиби.
7)Можно одеть труп нарядно и повести его в зоопарк. Неровно идет — типа пьяный. Там труп можно тихонько скормить тиграм.
8)Если тигр не захотел жрать наш труп, то его надо отвести в лунапарк. Там вместе с трупом сесть на аттракцион, где ковер-самолет переворачивается, во время переворота отстегнуть труп, чтоб тот упал вниз, а потом громко орать — другааан упал, сукиии лунапарковцы, я вам это так не остааавлююю! Уродыыыыы, другана уронилиии!

Если вас мучает напряг, как он мучал Раскольникова, то вам надо б раскаяться. Я надеюсь вы не дураки бежать сразу в милицию с повинной. Расскажите все самым вашим близким родственникам или друганам по большому секрету, а они уж за вас сгоняют в отделение и сдадут вас с потрохами. И прекратите уже убивать соседей! Нас и так мало осталось!

Я не маньяк-убийца, я безобидная милая девушка.

Мне очень не нравится идея с тем, чтобы сунуть его в багажник и везти куда-то закапывать. Машину жалко, все в крови будет, да и дотащить трудно.

Есть другой, более изощренный, но зато достаточно надежный способ.

Для этого необходимы:
— Топор/клещи/садовые ножницы;
— Нож;
— Достаточно большая по площади не протекающая клеенка;
— Широкий скотч;
— Много непрозрачных пластиковых пакетов;
— Большой черный пластиковый мешок;
— Много тряпок;
— Труп.

Желательны:
— Резиновые перчатки (2 пары);
— Халат/фартук;
— Влажные салфетки.

1. Наденьте перчатки и фартук/халат, если имеются.
2. Постелите клеенку на пол рядом с трупом.
3. Взяв его за руки, оттащите на клеенку.
4. Протрите за ним кровавые следы.
5. Возьмите ваш инструмент.
6. Отрубите ему обе ладони.
7. Положите их в пакет.
8. Крепко завяжите пакет на два узла и обмотайте их скотчем так, чтобы ни у кого не возникло желания его вскрыть.
9. Отрубите руки по локоть.
10. Пункты 7 и 8.
11. Отрубите руки по плечи.
12. Пункты 7 и 8.
13. Проложите обрубки от плеч тряпками, возможно, замотайте пакетами, дабы избежать слишком большого количества крови.
14. Далее нечто подобное придется проделать с ногами. Отрубите лодыжки.
15. Пункты 7 и 8.
16. Отрубите ноги по колено.
17. Пункты 7 и 8.
18. Отрубите ноги по пояс.
19. Пункты 7 и 8.
20. С этого момента начинается самое кровавое: вам придется отрубить голову. Для этого приготовьтесь: нужно перерезать глотку и немного слить кровь, чтобы тогда, когда вы будете пытаться её отрубить, брызги не разлетались вокруг.
21. Замахнитесь как следует. Отрубите голову.
22. Промокнув кровь на шее и на голове, и на теле, положите голову в пакет. Больше этого лица вы не увидите. Если хотите, изуродуйте лицо. Так уменьшится шанс опознания родственниками.
23. Пункт 8.
24. Теперь самое трудное. Вам придется рубить на куски тело. Старайтесь начать с тех мест, где шанс на вывалившийся внутренний орган и огромную лужу крови будет меньше.
25. Закончив с туловищем, распределите куски хотя бы в три пакета.
26. Протрите всю кровь, которая разбрызгалась или вылилась на пол.
27. Сверните клеенку
28. Снимите перчатки.
29. Пакет с головой, пакет с ладонями, первую пару перчаток, клеенку, фартук/халат и тряпки сложите с большой черный пластиковый мешок.
30. Завяжите его. Узел хорошенько обмотайте веревками.
31. Протрите ваш инструмент чем угодно, вымойте его и лучше всего деньте куда подальше.
32. Уничтожьте любые улики. Как бы ни появился труп, протрите влажными салфетками все, к чему прикасался он, и к чему прикасались вы: дверные ручки, телефонные трубки, столовые приборы, оружие и т.п.
33. Теперь у вас есть много пакетов и мешок. Что с ними делать? Лучше всего развести по самым разным помойкам в разных концах города.


* Влажные салфетки и вторую пару перчаток выбросьте вместе с остальными пакетами. Перчатки лучше тоже протереть и сунуть в отдельный пакет.
* Рубить лучше всего там, где находятся связи в суставах. Так вам не придется возиться с костями.
* Осторожнее с кишками.
* Срежьте с кожи любые татуировки и опознавательные знаки.
* Одежду и принадлежности убитого сожгите.
* Повредите кожу пальцев убитого. Возможность опознания может приблизиться к нулю, так как нет отпечатков пальцев.

Поздравляю, теперь ночью вы можете спать спокойно, ибо даже ваша совесть не вспомнит, куда делся труп. Идеальное преступление!

Звонком из лихих 90-х прозвучала новость от 31 июля: на берегу канала имени Москвы в Дмитровском районе Подмосковья обнаружили тело, к которому бельевой веревкой был привязан кусок железной арматуры. Подобные находки были нередкими во времена разгула бандитизма, потом сошли на нет. А теперь появляются снова. Эта статья о том, как менялись силовые приемы тех, кто находится по ту сторону закона.

Прятки с покойником

О том, что на берегу канала имени Москвы обнаружен труп неизвестного мужчины, 31 июля сообщили в управлении СКР по Московской области. Тело находилось в воде как минимум семь суток и было сильно обезображено, так что установить личность сразу не удалось. Судя по всему, убийцы рассчитывали, что труп пробудет в воде гораздо дольше: для этого они привязали к телу бельевой веревкой кусок железной арматуры. Грузило оказалось недостаточно тяжелым, и труп всплыл. Подмосковным следователям предстоит установить личности убитого и преступников, а также все обстоятельства преступления.

Это не первый тревожный звонок из криминального мира: 9 июля в самом центре Москвы, рядом с Лужнецкой набережной выловили завернутый в спальный мешок труп 50-летнего мужчины с огнестрельным ранением головы. Как позже выяснилось, он был личным водителем владельца сети столичных ресторанов. Сотрудникам управления СКР по Москве удалось установить убийц: ими оказались 57-летний Валерий Колобов и двое его сыновей — 20-летний Владимир и 23-летний Илан. Все они были арестованы, им предъявлены обвинения в убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору (часть 2 статьи 105 УК РФ). По версии следствия, убив водителя, злоумышленники хотели оказать давление на владельца ресторанной сети.

Подобными способами избавления от тел нередко пользовались в 90-е годы, но слышать о таком в 2016-м как-то непривычно. О чем говорят подобные находки? Неужели криминальный мир возвращается к своим старым методам работы?

Способы избавления от тел не сильно изменились с 90-х годов, — говорит Светлана Проскурякова, врач-патологоанатом, судмедэксперт высшей категории. — Главные — это поджог места, где находится труп, будь то дом или квартира, расчленение и утопление. Но есть и некоторые отличия — к примеру, во времена разгула криминала мы сталкивались со случаями, когда тела буквально закатывали в асфальт или заливали бетоном в подвале какой-нибудь автомойки. Сейчас такого нет. Зато есть другая, очень нехорошая тенденция — люди стали чаще пропадать бесследно. Их вызывают на встречу — и потом никто не знает, где они. Это я наблюдаю последние 5 лет.

То есть криминальные элементы научились действовать аккуратнее и прятать тела так, что найти их уже не удается.

Голодные свиньи и ботинки из бетона

Преступники прячут трупы так, как им удобно, и это не зависит от времени, — говорит Юрий Пиголкин, профессор, заведующий кафедрой судебной медицины ММА им. И.М. Сеченова. — Сегодняшние методы преступников ничуть не отличаются от тех, что применялись в лихие 90-е годы. Если убийство произошло на стройке — тело спрячут там; могут, к примеру, залить бетоном. Другая популярная бандитская практика — двойное захоронение. Злоумышленники находят на кладбище свежевырытую, но пустую могилу, и углубляют ее еще больше. Кладут на дно тело и засыпают землей. А позже в такую могилу хоронят другого человека.

Конечно, бандиты топят тела своих жертв в самых разных водоемах. Чтобы покойник не всплыл, привязывают груз — к примеру, железную арматуру или стройматериалы. «Цементной обувью» или «бетонными ботинками» — прославленным Голливудом методом казни американской мафии эпохи сухого закона — отечественные мафиози пользуются куда реже. Все же для России это экзотика.

Кадр: фильм «Большой куш»

Если говорить о сельской местности, то были случаи, когда от тел избавлялись, скармливая их свиньям, — говорит Пиголкин. — Но это скорее относится не к деятельности ОПГ, а к бытовым случаям, когда женщины из неблагополучных семей убивали собственных детей. Иногда преступники, не отличающиеся интеллектом, пытаются развести костер, чтобы сжечь тело, и предсказуемо терпят неудачу. В печах крематориев, где сжигают тела, температура огромна — в сотни градусов Цельсия, и на обычном костре ее никогда не получить. Кстати, в голливудской продукции (в частности, в популярном сериале «Во все тяжкие») можно найти сцены, когда от тела избавлялись, растворяя его в кислоте. В практике я с таким не встречался ни разу — что, в принципе, и понятно: не имея глубоких познаний в химии и большого количества необходимых веществ, уничтожить труп при помощи кислоты просто невозможно.
По мнению эксперта, методы преступников, желающих избавиться от тел, с 90-х годов не изменились. Разница лишь в том, что бандиты в то время действовали более открыто, агрессивно, и в целом разгул преступности был куда больше. Сейчас ситуация иная, но арсенал способов, которыми злоумышленники заметают следы преступлений, остался прежним. Пиголкин утверждает: то же самое касается и пыток, которые устраивают бандиты. Половые органы, пальцы и зубы, как и в 90-е, калечат в первую очередь.

Поумневшие бандиты

В 90-е преступные элементы не отличались особым интеллектом, — говорит доктор юридических наук, профессор криминалистики Анатолий Кустов. — В пытках делался упор на боль и жестокость. Примеры истязаний того времени — это раскаленный утюг на животе, паяльник в прямой кишке, раздробленные молотком пальцы рук и ног, длительные и жестокие избиения, пакет на голове или погружение головы в воду. Пожалуй, самая жестокая из всех бандитских пыток того времени — пилорама. Человека кладут на доску, которая постепенно подъезжает к диску пилы. Несчастный выдавал все, что от него хотели.

Кустов утверждает: за минувшие годы преступники существенно поумнели. Теперь они избивают своих жертв так, чтобы на теле не было синяков. Но гораздо важнее другое: упор на психологическое давление. Современные бандитские методы — это изнасилование жены на глазах у мужа, истязание детей или родителей жертвы при ней. Казалось бы, физической боли у самой жертвы в таких пытках нет, но моральные страдания перекрывают их сполна.

Современные бандиты — это зачастую образованные люди, — рассказывает эксперт. — В 90-е годы могло вообще не быть никакого образования, а сейчас среди них юристы, выпускники спортивных ВУЗов и медики. Раньше бандиты все деньги, которые получали, спускали на кутеж, проституток и всевозможные радости жизни. Теперь же они их инвестируют в бизнес, недвижимость за рубежом и так далее. Кстати, еще один способ причинить психические страдания — это уничтожение имущества, к примеру машины или гаража, на глазах у жертвы.

Что до сокрытия тел, то, по словам Кустова, больше 20 лет назад примерно 50 процентов тел просто не прятали после убийства, тем самым устрашая окружающих. 30-35 процентов трупов скрывали — вывозили в лес и сжигали, топили в водоемах или расчленяли (в этом случае конечности могли быть раскиданы вплоть до одного километра друг от друга, а голову обычно сжигали или растворяли в кислоте).
Еще 15-20 процентов приходилось на всевозможные инсценировки — в том числе автокатастроф и падений с высоты. Сегодня же бандиты, по оценкам эксперта, скрывают до 85 процентов трупов, причем многие тела правоохранительные органы просто не находят. В 90-е годы преступников не очень пугали места не столь отдаленные. Они воспринимались в братстве, где есть поддержка. Сегодня бандиты за решетку категорически не хотят.

Я могу отметить еще две криминальные тенденции, — говорит эксперт. — Во-первых, современные преступники стараются избавиться ото всех свидетелей преступлений, включая детей. Раньше такого не было — чаще их все же оставляли в живых. Это связано с тем, что правоохранительные органы за последние годы разработали систему допросов малолетних свидетелей, и их показания теперь могут отправить преступников за решетку. Фактически более совершенное следствие сыграло злую шутку: теперь дети-свидетели преступления находятся в смертельной опасности.

Второй момент — бандитам существенно сложнее вывозить тела в отдаленные места, к примеру, за город. Их фиксируют камеры, за ними следят соседи, а сотрудники ГИБДД запросто могут обыскать их машину. Поэтому преступники стараются избавиться от тел не только как можно надежнее, но и как можно скорее. Именно с этим, как мне кажется, связаны последние обнаружения трупов в Москва-реке и канале имени Москвы: убийцы просто пытались быстро избавиться от тел, и не нашли ничего лучше, как спрятать их в воде.

Удел отморозков и оборотней в погонах

Стоит сразу оговориться, что такое явление как рэкет в привычном понимании, то есть выбивание с помощью утюга и паяльника денег с коммерсанта, исчезает. Тем не менее полиция продолжает сталкиваться с жуткими издевательствами в отношении жертв преступлений.

Садистами в стане бандитов движут различные мотивы — месть, желание быстро получить информацию, выбить долг. Но есть еще одна категория изуверов — люди в погонах. Увы, слуги государевы не реже уголовников умышленно причиняют страдания людям, например, с целью получить нужную информацию или признание.
— Утюг, паяльник — это классика, практически ушедшая в прошлое, — рассказывает сыщик, трудившийся на поприще как борьбы с оргпреступностью, так и за чистоту рядов в полиции. — Самое жуткое орудие садиста — это фен. Обычный дамский аксессуар способен в руках отморозка буквально выжечь легкие человеку, если его засунуть в рот. Братва часто мстит переломами конечностей. Одному парню в моей практике переломали все главные кости скелета — берцовые, лучевые, предплечья, ключицы, голени. Разве что позвоночник цел остался. Он чудом не умер от болевого шока.

По словам собеседника, до сих пор представители отдельных этнических группировок продолжают активно использовать «подноготные» пытки. В ход идут спички, гвозди, лезвия.

Не отстают от бандитов и садисты из числа правоохранителей. Об этом свидетельствует статистика прокуратуры по привлечению к ответственности силовиков по пункту «а» части 3 статьи 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с применением насилия или угрозой его применения). Чаще других этим грешат сотрудники полиции и уголовно-исполнительной системы.

Арсенал все тот же, меняется только жаргонное название методов, — рассказывает оперативник подразделения собственной безопасности. — Например, излюбленный способ электропытки с помощью армейского телефона ТА-57 раньше называли просто «таишка», сегодня называют — «вайвай».

Телефон ТА-57

Электрошоковая терапия — не единственный метод выбивания показаний. Также в практике офицеры собственной безопасности сталкивались с пытками кислородным голоданием.
— «Слоник» — это когда несчастному надевают на голову противогаз, потом периодически перекрывают гофрированную трубку, лишая кислорода, — говорит борец за чистоту рядов полиции. — По тому же принципу используют пакет. Часто его натягивают на голову, помещая внутрь кусок марли, пропитанной нашатырем. Чтобы «клиент» раньше времени не потерял сознание.

Таких случаев — единицы. По каждому заявлению проводится тщательная проверка, а виновников привлекают к уголовной ответственности. Сегодня за такие фокусы стражам порядка дают до 10 лет лишения свободы.

О чем мы рассказали в предыдущей публикации? (См. «КП» от 24 января 2006 г.) Летом 2000 года 28-летний житель Тверской области Антон Ченосов поехал во Владивосток и погиб в автомобильной аварии. Семье о его смерти не сообщили. Его мама, Тамара Михайловна, провела собственное расследование, обнаружив сына в общей могиле под номером 328. Об их долгом возвращении домой рассказывает ее дневник.

«Я все равно тебя не брошу!»

«9 сентября. Морское кладбище Владивостока просто огромное. В морге я записала номер гроба Антона — 328. По кладбищу шла долго, у какой-то развилки спросила: «Где хоронят бомжей?» Ответили: «У нас нет бомжей, есть невостребованные». Но хоронят их как бомжей. У сторожки стояла машина с 12 грубо обструганными гробами. Их скинули с машины.

Вместо могил одни бугорки из камней и глины, по две плиты на могиле. Нашла! Непонятно, где голова, где ноги. Стала раздвигать камни, чтобы определить, как вдруг в щелку провалился камешек и стукнулся о гроб, о пустоту. Раздвинула, вытащила все камни. Ноги дрожали. Только, думаю, сердце бы не подвело. Где ты, Антон? В могиле было 3 гроба. Протянула руку к верхнему — там номер 336. Оглядывалась часто. Не приняли бы за сошедшую с ума, не упекли бы в психушку. В очередной раз оглянулась — два парня смотрели, как мне показалось, в сторону раскопанной могилы. Я опомнилась. Притащила досок, закрыла отверстие, полиэтиленом заткнула дыру. Приходила — думала, упаду на могилу, зарыдаю, но не до этого было. Не проронила ни слезинки. Антон здесь один. Кто еще позаботится о нем, если не обозначить могилу? Дождем зальет, глина останется на цифрах — и все! Память исчезнет о нем, не найти.

11 сентября. Следователь ГИБДД оформила опознание по фото. Бедный Антон лежал с открытыми глазами и отрешенно смотрел вдаль. Волосы мокрые, все-таки помыли хоть из шланга. Милый мальчик, кто думал, что так закончится твоя жизнь?

Мне не до слез. Успеть, успеть. 4 дня ушло на оформление свидетельства о смерти. Я не помню уже, сколько раз была в морге. Загс, СЭС — везде жду, жду, жду. Свидетельство на руках. Разрешение на перезахоронение — тоже. Теперь две проблемы: где его сжечь и где деньги взять?

Милый сынок, ты, наверное, извиняешься, что столько хлопот принес. Не беспокойся, я все вынесу, мне не трудно, я вытащу тебя, привезу домой любой ценой. Мы тебя похороним, как положено, ты только потерпи…

Крематорий из красного кирпича с белыми колоннами впечатляет. Там еще никого не жгут, но, может, мне в порядке исключения разрешат? Вспомнила, что с самого утра не ела и не пила, во рту горечь и усталость, нет сил двигаться. Солнце только что зашло за сопку.

13 сентября. Все внутри дрожит. Вспомнила, что как-то ехала на троллейбусе и случайно увидела вывеску: комиссариат. Покрутилась — нашла. Пробилась к главному, попросила позвонить начальнику крематория, пусть попросит разрешение на кремацию, ведь Антон же инвалидность получил в армии. Тот звонил по разным адресам минут 10… Разрешили.

Начинаю успокаиваться, такая вдруг почувствовалась усталость… Неужели мне удастся увезти Антошеньку? Дорогой ноги еле передвигались, но я шептала: миленький мой, ты не бойся, я все равно не брошу, увезу на родину, чтобы мы могли навещать тебя, поминать на месте, а не заочно.

14 сентября. Была у следователя, который выезжал на происшествие, спросила: как все было? Говорю: «Документы же у вас были с 4 августа, сегодня 14 сентября, извещение о смерти до сих пор не поступало». Он: «А может, и совсем не придет, потерялось в пути». Второй раз сдала билет домой.

«Страшная моя миссия…»

15 сентября. Опять добралась до кладбища по горным тропам, как кошка, цепляясь за полынь и кустарник. Купила рабочим бутылку водки, полкило колбасы и хлеб. Осталось: 1000 рублей на билет на поезд, на 100 рублей надо что-нибудь купить хозяевам и еще 100 рублей на дорогу, на 7 дней. Вообще-то не так плохо.

Сама помогала землекопам раскидывать камни. Первый гроб был на боку, я старалась не слушать разговоров — раскрылся он или нет. Второй был — Антона, № 328, тут же втроем втянули его в полиэтиленовый мешок, на руках понесли в гору и положили в машину. Оставшихся закопали. Я не оглядывалась. Все. Назад пути нет. Расплатилась, отдала бутылку, закуску. Одного рабочего замутило. Видно, когда нес мешок, весь запах был в его сторону. Сижу в метрах 30 от гроба на парапете.

Господи! Какая моя миссия — сжигать сына! В голове одна мысль: скорее бы, скорее… Время 18.00. Рабочие сдвинули дверцу печки — не закрывается… Пошел дождь… Я нарвала цветов внизу на склоне и положила на гроб. Приехал механик и помощник, копались-копались… Нет ключа от помещения, где каталка. Боже мой, Боже мой и слез больше нет… 2 часа нужно разогревать печь, 2 часа кремировать… Они вроде с извинениями ко мне, я — успокойтесь, у меня нет выбора… Может, мне здесь заночевать? Милый мой сыночек, может, ты лежишь лицом вниз или на боку… Устал. Немного осталось. Живу как во сне, другой раз забудусь — вроде так и надо. А потом как кольнет: нет Антона, нет и не будет!

Уже 19.00. Механика нет, урны нет, на улице дождь, хорошо, что хоть гроб выкопали. Черный котенок по кличке Ночка забрался ко мне на колени. Не уехал ли механик домой, не забыл ли про нас с Антоном? Только бы дождаться… Кто-то приехал, быстрым шагом прошел в зал… Включили… Меня трясет. Выдержать бы. Гроб все под дождем. Все! Работает! На коляске его завезли в зал, оставили меня наедине, я зажгла свечку, и слезы полились градом, сдерживая дыхание, я шепотом простилась с милым сыночком. Так, с горящей свечой и цветами, гроб увезли в печь. Стала читать молитвы, чтобы Антошечке было легче, чтобы Бог простил ему все прегрешения в помыслах и делах. Я не сняла фото с гроба, чтобы рабочие видели, кого сжигают. Один рабочий, Олег, сказал, что дома обязательно помянет Антошу. Намекал? Предложила им 50 рублей на помин души. Они отказались. В 23.00 вынесли мне трехлитровую банку с прахом: приносим вам искреннее соболезнование… Банка была горячая, завернули в рюкзачок. Повезу на спине. В каком страшном сне такое привидится? Собственно, о чем я? Я так рада, что Антон поедет со мной. Не брошенный, а любимый. Милый мальчик, спасибо, что ты был…

16 сентября. Отправляется скорый поезд «Океан». Включили «Прощание славянки». Я могла бы приехать с живым Антоном, он мог бы оказаться в больнице, если бы заграждение выдержало, если бы не в березки въехала машина. Что, нельзя на этом повороте усилить, поставить двойное? Никому дела нет.

19 сентября. Проехали Читу. Утром за окном иней на траве. Подумалось: Антон достанет дубленку — и спохватилась: нет Антона.

Оказывается, уже 21-е. День пролежала на верхней полке, не поднимаясь. Проехали Свердловск, идет снег. Как я успела его найти до снега?

Я все думаю: если бы я сюда не приехала, Антон так и остался бы без вести пропавшим! Это система: не сообщать о смерти человека при наличии документов. Когда я приехала в ГИБДД Владивостока, там все удивились: как я нашла сына? Кто-то из милиционеров сказал, что государство не оплачивает им междугородных переговоров… И сколько таких неизвестных захоронений? И сколько еще людей ждут и надеются?»

Скорбное бесчувствие

Что было дальше? Возвращение домой и странные похороны, потому что ни одна живая душа не могла поверить в то, что эта трехлитровая банка в рюкзачке — и есть их Антон, рванувший во Владивосток как последний романтик и нашедший там свою смерть на мокрой дороге. Для всех он просто шагнул куда-то и исчез. Надо сказать, что отношение к смерти Антона, которое продемонстрировала дальневосточная милиция, потрясло близких даже больше, чем сама его смерть…

Пока мы в редакции не дочитали дневник до конца, мы не очень понимали: зачем Тамаре Михайловне Ченосовой было записывать в эту тетрадку свою боль? Дочитав, поняли: чтобы не сойти с ума. От ужаса, от отчаяния, от человеческой черствости. Что получилось? Уникальный обвинительный документ против всей российской системы поиска пропавших людей.

Вопрос прост: почему Тамаре Михайловне удалось разыскать сына, а милиции — нет? Почему запрос о розыске Антона Ченосова, отправленный отделением милиции поселка Редкино, где живут родители Антона, в УВД Владивостока, так туда и не дошел, а до Редкина, в свою очередь, не дошел запрос, отправленный Приморским УВД? Почему следователь Приморской прокуратуры, будто бы отправив 4 августа отдельное поручение по месту прописки Антона Ченосова, уже 9 августа дело закрыл, не дожидаясь ответа из Тверской области? Потому что «до окончания срока проведения проверки ответ на указанное отдельное поручение получен не был», — объяснил в официальной бумаге в суд бывший прокурор Приморского края В. Василенко, явно не дружа с географией, потому что за пять дней из Владивостока в Тверь письмо дойти и вернуться назад при всем желании не может! То есть во всем виновата почта? Да нет: правило — в век Интернета и цифровых технологий отправлять почтой придуманные полстолетия назад словесные портреты, по которым невозможно никого опознать.

Ясно, что одна из сторон врет — либо дальневосточная, либо тверская, не может такого быть, чтобы два милицейских запроса, отправленных одновременно навстречу друг другу, так никогда и не встретились, и не дошли до управлений внутренних дел двух крупнейших российских регионов. Скорее всего, никто ничего никуда и не отправлял, а справки из канцелярий были оформлены задним числом. Гораздо хуже, если обе стороны говорят правду. Потому что это убивает последнюю надежду на то, что потерявшиеся люди, фотографии которых регулярно появляются в газетах, живы. Что они не потеряли память, не завербовались на рыболовецкие суда или алмазные прииски и не стали рабами у богатых кавказских горцев. Это означает лишь то, что они мертвы и лежат на кладбищах в других городах под казенными номерами, и их близкие не имеют шансов узнать, где именно. Помните первую картину, которую увидела Тамара Михайловна Ченосова на Морском кладбище? 12 казенных гробов с неопознанными телами! Слабо верится в то, что в то лето во Владивостоке случился массовый мор бомжей… То есть за ежегодно возникающей и шокирующей общественность цифрой в 35 тысяч куда-то исчезающих россиян стоят не маньяки, не инопланетяне и не потусторонние силы, а Система, в которой теряются запросы, отсутствуют бланки и (не исключено! — Ред.) путаются номера гробов, потому что если милиции нет дела до человека при жизни, то после смерти нет тем более.

Наверное, к тому, что еще вчера было человеком, можно относиться и по-другому. Так, как африканские беженцы, — выбросить труп на дорогу и забыть… Можно — при условии, что мы с легкостью согласимся с тем, что и наши мертвые тела точно так же когда-то выбросят и забудут.

Ведь что хотелось бы напомнить работникам этой самой Системы? Что они тоже люди, которые могут поехать в другие города и случайно попасть в аварии. И их тоже больше никто и никогда не найдет…

«Моральным вредом не считать…»

Не надо думать, что за пять с половиной прошедших после этой истории лет в системе розыска людей что-нибудь изменилось. Судя по ответам, которые Тамара Михайловна Ченосова получает из судов, настаивая на том, что правоохранительные органы Приморья нанесли ей моральный ущерб, не сообщив о смерти сына, -НИЧЕГО!

Три районных суда города Владивостока вынесли одинаковое решение: причинно-следственной связи между нравственными страданиями Т. М. Ченосовой и действиями следователей не установлено, поскольку моральный ущерб мать получила в результате смерти сына в ДТП, а вовсе не потому, что не смогла с ним проститься по-человечески (хотя, согласитесь, это все-таки два совершенно разных ущерба. — Ред.). Судейская логика такова: компенсация морального вреда по закону возлагается на нарушителя, а так как нарушительница сама погибла в том же самом ДТП, то возмещать ущерб некому. Вины же сотрудников ГИБДД и следственного управления Владивостока в том, что Антон Ченосов погиб, нет, в связи с чем не может наступить и их ответственность… Вопрос о халатном бездействии следователей, на котором настаивает Тамара Михайловна, с повестки тоже снят — все необходимые телодвижения они вроде бы произвели, целый запрос вот в Тверскую область написали. А что должны были дождаться ответа — в законах нигде не написано. Да и вообще по Гражданскому кодексу Российской Федерации моральным вредом считается следующее: незаконное осуждение, привлечение к уголовной ответственности, применение в качестве меры пресечения заключения под стражу, наложение административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, а также распространение сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию. А то, что семье не сообщили о смерти близкого человека, имея на руках все его данные, вредом не считается…

Следующим судом Тамары Михайловны Ченосовой будет Европейский суд по правам человека.

Что нам делать с этой шокирующей цифрой — 35 тысяч ежегодно пропадающих без вести людей? Направить средства Стабилизационного фонда на финансирование розыскных отделов милиции? Снабдить каждого гражданина электронным чипом? Расширить права и возможности частных детективов?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *