Кто такой Максим грек

3 февраля (21 января ст. ст.) Церковь чтит память преподобного Максима Грека — одного из самых известных святых в старообрядческой среде. Житие преподобного Максима стоит как бы особняком по сравнению с другими житийными повестями: здесь, в отличие от традиционного сказания об аскетических подвигах русских иноков-отшельников и пустынножителей, видим описание непреклонной нравственной борьбы, а также сугубый подвиг терпения в изгнании и суровых лишениях, ради исповедания истины.

Житие преподобного Максима Грека

Преподобный Максим (в миру Михаил Триволис) родился в 1470 году в греческом городе Арте, он был сыном богатого сановника и получил блестящее образование. В юности много путешествовал и изучал языки и науки в европейских странах; побывал в Париже, Венеции, во Флоренции, где испытал сильнейшее впечатление от проповедей доминиканского монаха и настоятеля монастыря Сан-Марко во Флоренции Джироламо Савонаролы, впоследствии жестоко казненного католическими инквизиторами. Светская суета и мирские соблазны не прельщали боголюбивую душу преподобного, после возвращения на родину он, предположительно в 1505 году, уехал на Афон и принял иноческий постриг в Ватопедской обители.

Тихо и безмятежно проводя благочестивое отшельническое житие, преподобный Максим в течение нескольких лет с увлечением изучал древние афонские рукописи, которые оставили после себя принявшие иночество греческими императоры Андроник Палеолог и Иоанн Кантакузен. Но по прошествии некоторого времени в его жизни произошла решительная перемена, навсегда оторвавшая преподобного от родного края и безмолвного пустынножительства.

В 1515 году великий князь Московский Василий Иоаннович (1505-1533) пожелал разобраться в греческих рукописях и книгах своей матери, Софии Палеолог, и обратился к Константинопольскому патриарху с просьбой прислать ему ученого грека. Поначалу выбор пал на афонского инока Саву из той же Ватопедской обители, однако последний был настолько стар, что вместо него решили отправить энергичного и относительно еще молодого Максима Грека.

В 1518 году преподобный прибыл на новое место и был встречен с большою честью. Поселили ученого монаха в знаменитом Чудовом монастыре. Первой большой работой Максима был перевод Толковой Псалтыри вместе с русскими переводчиками и писцами Дмитрием Герасимовым и Власом Игнатовым, который был одобрен русским духовенством и великим князем. Однако уже тогда Максим попросил разрешения возвратиться обратно, в любимую свою обитель. Но великий князь Василий III отклонил его просьбу, и Максим должен был продолжать трудиться над книгами. Он писал также письма против магометан, папизма, язычников. Перевел толкование на книгу Деяний Апостолов, толкования святителя Иоанна Златоуста на Евангелия от Матфея и Иоанна, написал несколько собственных сочинений.

Говоря о церковно-богословских трудах преподобного Максима, нельзя обойти стороной и самого близкого друга и единомышленника его — князя-инока Вассиана Патрикеева. Ученые иноки-сподвижники имели между собою тесное сотрудничество и полное единодушие по многим непростым и злободневным для русского общества вопросам. Вместе работали они над исправлением церковных книг, оба были готовы на то, чтобы, не взирая на лица, обличать людскую неправду, за что и были преданы, каждый в свое время, неправедному суду и суровому заточению.

Митрополит Московский Варлаам (1511-1521), который изначально встретил ученого афонского монаха, высоко ценил его деятельность. Когда же, согласно воле великого князя, он был вынужден оставить кафедру и удалиться на покой, а Московский престол занял митрополит Даниил Рязанец (1522-1539), положение резко изменилось. Причина к общему неудовольствию имела как бы весьма незначительный повод: новый митрополит потребовал, чтобы преподобный Максим переводил на славянский язык церковную историю Феодорита, но он решительно отказался от этого поручения, указывая на то, что «в сию историю включены письма раскольника Ария, а сие может быть опасно для простоты». Это дало повод для митрополита, чтобы упрекать его в «непослушании», однако настоящие противоречия были намного глубже и касались, прежде всего, дискуссионного церковного вопроса относительно монастырского землевладения.

Преподобный Максим был убежденным последователем течения «нестяжателей», духовным лидером которого был в то время князь-инок Вассиан Патрикеев. Опыт Афона имел для идеологов «нестяжания» особое значение. «Вси бо монастыри без имениих, рекше без сел живут, одными своими рукоделии и непрестанными труды и в поте лица своего добывают себе вся житейская», — так писал прп. Максим об уставных порядках афонских иноков. Сопоставив с греческим оригиналом славянский текст Номоканона, Максим обнаружил, что упоминание монастырских сёл появилось на каком-то этапе славянской традиции, в оригинальном греческом тексте оно отсутствовало. По твердому убеждению преподобного, монастыри могли иметь только небольшие участки земли для пропитания собственным трудом, но ни в коем случае не принимать в собственность крестьянские поселения, ибо это было неизбежно связанно с большой мирской суетой и хлопотами к расстройству всего иноческого чина.

Общее идейное направление «нестяжателей» наиболее четко излагается в «Слове ответном», которое принадлежит перу старца Вассиана:

«Господь повелевает: «И даждь я нищим». Мы же единаче сребролю­бием и несытостию побежденыи, живущаа братиа наша убогиа в селех наших различным образом оскорбляем их, истязанми неправедными обидяще их, и лесть на лесть и лихву на лихву на них налагающе, ми­лость же нигде же к ним показуем, их же егда не возмогуть отдати лихвы, от имений их обнажихом без милости, коровку их и лошадку отъемше, самех же с женами и детми далече от своих предел, аки скверных, отгнахом; неких же и княжеской власти предаете, истреблению конеч­ному подложихом. И иже повелены есме и свое нищим роздати, даже съвръшении в добродетели будем, мы же, акы своа душа возненавидяще и аки противу заповедей господьских ополчающеся, обидим и грабим, про­ даваем христианий, наших братии, и бичем их истязуем без милости, аки звери дивии на телеса их скакающе».

Митрополит Даниил, любимый ученик прп. Иосифа Волоцкого, был, напротив, убежденным последователем своего учителя, который много писал в защиту богатых монастырских уделов. Удивительны некоторые факты его биографии. Точная дата его рождения неизвестна, наиболее авторитетные источники указывают на 1492 год. В 1513-14 гг. он был принят в Иосифо-Волоколамский монастырь, и уже в 1515 году, т.е. двадцатитрехлетним юношей, заступил на место почившего прп. Иосифа, по настоянию самого великого князя и согласно завещанию своего учителя. Через семь лет, то есть на тридцатом году своей жизни (по другой версии в тридцать семь лет), Даниил становится всесильным митрополитом московским и правой рукой великого князя, на которого тот мог полностью опереться во всех сложных церковно-нравственных проблемах того времени.

Современники недолюбливали нового митрополита, считая его излишне угодливым перед светскими властями. Так, вопреки церковным правилам и заповедям христианской морали, он согласился выдать подложную «охранную митрополичью грамоту» давнишнему недругу великого князя — Василию Шемячичу, который, однако, по приезде в Москву был тут же схвачен и посажен в тюрьму, где и окончил свои дни. Вся эта история произвела бурю негодования в русском обществе. Следующий случай был еще более показательным относительно нравственных качеств молодого митрополита, который в скором времени стал главным судьей-обвинителем преподобного Максима Грека.

В 1525 году великий князь, ввиду неплодства первой совей супруги — Саломонии Сабуровой, решился на расторжение этого брака с тем, чтобы жениться вторично на молодой красавице — литовской княжне Елене Глинской, будущей матери царя Иоанна Грозного. Митрополит Даниил, вопреки мнению всех прочих патриархов, дал свое благословение на развод и повторное венчание. Тогда отважный исповедник Максим прислал князю «Главы поучительные к начальствующим правоверных», в которых он убедительно доказал, что положение обязывает князя не покоряться животным страстям. Великий князь не стерпел столь резких обличений и велел собрать Поместный собор, чтобы подробно исследовать церковные писания преподобного Максима. Главным поводом для осуждения в «ереси» явились некоторые неточности первых его переводов, связанных в то время с еще недостаточным знанием русского языка. Никакие аргументы и возражения к оправданию не принимались, Максима признали виновным и сослали в монастырскую темницу Иосифо-Волоколамского монастыря. Шесть лет провел там страдалец в невероятно тяжелых условиях: его заперли в сырой, тесной и смрадной келье, где он претерпел многочисленные мучения от дыма, холода и голода. Это были самые трудные годы в его жизни. Его отлучили от церковной службы и причащения, запретили иметь какие-либо контакты и писать книги. Но Сам Господь не оставлял невинного страдальца: однажды к нему явился светоносный Ангел и сказал: «Терпи, старец! Этими муками избавишься вечных мук». Заключенный в темничной келье, преподобный старец написал здесь углем на стене канон Святому Духу, который и ныне читается в Церкви: «Иже манною препитавый Израиля в пустыни древле, и душу мою, Владыко, Духа наполни Всесвятаго, яко да о Нем благоугодно служу Ти выну…»

В 1531 году был созван вторичный собор для осуждения «нестяжателей». На этот раз более суровое наказание получил старец Вассиан Патрикеев: его также признали виновным в некоторых ересях и отправили в монастырскую темницу, на место преподобного Максима. Но сам преподобный, благодаря заступничеству восточных патриархов, получил некоторую ослабу: его отправили в Тверской Отроч монастырь под надзор Тверского епископа Акакия, который весьма уважал его и предоставил возможность читать и писать. Тем не менее церковное прещение оставалось в прежней силе. Тщетно умолял преподобный старец (в то время Максиму шел уже седьмой десяток лет) простить его невольные ошибки и отпустить обратно на Афон, или хотя бы снять отлучение от причастия. Последовавшая в 1534 году смерть великого князя нисколько не изменила его положения, поскольку митрополит Даниил оставался непреклонен в своем решении. В это время преподобный составил автобиографическое произведение «Мысли, какими инок скорбный, заключенный в темницу, утешал и укреплял себя в терпении». Здесь он писал в частности: «Не тужи, не скорби, ниже тоскуй, любезная душа, о том, что страждешь без правды, от коих подобало бы тебе приять все благое, ибо ты пользовала их духовно, предложив им трапезу, исполненную Святаго Духа…»

В 1538 году внезапно скончалась высокая покровительница митрополита Даниила — тридцатилетняя вдова великого князя Елена Глинская, и в 1539 году он был низложен князьями Шуйскими и удален в Иосифо-Волоколамский монастырь, где провел последние свои годы в полной безвестности. Характеризуя в целом деятельность митрополита Даниила, профессор Е. Голубинский, писал следующее:

«Митрополит Даниил как нравственная личность представляет из себя далеко не светлого человека. Но тот же митрополит Даниил занимает совершенно выдающееся положение среди других наших митрополитов в качестве учителя не делом, а письменным словом. Он написал не два-три поучения, как другие митрополиты, а целую большую книгу учительных слов и такую же книгу учительных посланий». Известно, в частности, что он переработал ряд входивших в древнерусскую литературную традицию текстов философского и филологического характера, в том числе Пролог Иоанна экзарха, Определение философии Константина-Кирила, а также «Точное изложение православной веры», или Богословие Иоанна Дамаскина.

В 1551 или 1547 году, после неоднократных обращений восточных патриархов и митрополита Макария, Максима Грека перевели на покой в Троице-Сергиев монастырь и сняли с него церковное запрещение. Святитель Макарий, еще при жизни глубоко почитавший святого старца, внёс часть его поучений в Великие Четьи-Минеи. Преподобный Максим Грек оставил после себя многочисленные сочинения разнообразного характера: богословские, апологетические, духовно-нравственные; кроме того от Максима сохранились послания и письма к частным лицам. Уже начиная с XVI века его труды распространяются в многочисленных рукописных списках, некоторые из них хранятся в библиотеке Троице-Сергиевой лавры; всего перу преподобного принадлежит до 365 текстов.

В XVII веке, в период Церковной реформы, вокруг богословских писаний Максима Грека разгорелись споры между сторонниками и противниками нововведений: в целях очернения древних чинов, реформаторы объявили подложными два сочинения преподобного, где он писал о двоеперстии и сугубой аллилуии. Историки Голубинский и Каптерев доказательно опровергли эту точку зрения, но в дореволюционные в печатные издания по цензурным соображениям эти два сочинения Максима не включали.

Чудеса и почитание преподобного Максима Грека

Преставился преподобный Максим Грек в день памяти своего небесного покровителя — преподобного Максима Исповедника. Был погребён в Троицком монастыре, у северо-западной стены храма во имя сошествия Святого Духа на апостолов (Свято-Духовского). В 1561 году у гробницы преподобного свершились первые чудеса — духовное прозрение некоего богомольца и келейника соборного старца Вассиана Иоанна. Оно вошло в предания Троице-Сергиевой Лавры. Засвидетельствовано также и еще немало благодатных проявлений, свершившихся у гробницы преподобного, на которой написаны тропарь и кондак ему. Преподобный Максим Грек почитается святым также в Константинопольской и Элладской Церквях. Лик преподобного Максима часто изображается на иконе Собора Радонежских святых.

У старообрядцев прп. Максим Грек всегда пользовался широким авторитетом, как ученый инок, богословски утверждающий истинность древлеправославных обрядов: двоеперстие, сугубую аллилуию и пр. На его труды указывают, в частности, такие выдающиеся деятели старообрядчества, как св. свщмч. Аввакум и знаменитый писатель-апологет («апостол белокриницкой иерархии») Ф. Е. Мельников. Местное почитание преподобного последовало практически сразу же за его преставлением. Святые мощи его прославлены нетлением и чудесами и ныне открыты для поклонения в Успенском соборе Свято-Троицкой Лавры.

Рака с мощами Максима Грека. Успенский собор, Троице-Сергиева лавра

Преподобный Максим Грек. Иконография

В многочисленных списках сочинений и переводов Максима Грека XVI, XVII и XVIII вв. нередко встречаются его изображения. Обычно это миниатюры, представляющие пожилого человека в монашеской одежде, с широкой и длинной бородой, чаще всего в профиль оплечно, иногда по пояс, впрямь, иногда же и в рост, порою с письменными принадлежно­стями, за перепиской книг. Однако эти условные «портреты» Максима Грек не остались единственными его изображениями. Трудно назвать какого-либо другого деятеля древнерусской письменности и литературы, изображению которого было бы уделено столько же внимания в XVI — XVIII вв. Здесь и миниатюры в рукописных книгах, и многочисленные иконы, отличающиеся разнообразием иконографических прототипов, и, наконец, фрески, украшающие стены соборов и церквей. При всем богатстве этого материала легко заметить различие между теми изображениями Максима Грека, в которых он представлен как писа­тель, публицист, мыслитель, и другими, в которых ему придавали значение святого, подчеркивая это не только нимбом вокруг его головы, но и надписью «Преподобный Максим Грек».

Максим Грек. Миниатюра и начало догматического сочинения «Исповедание православной веры» в сборнике сочинений Максима Грека. XVIII в.

Преподобный Максим Грек. Икона

Преподобный Максим. Икона. Россия. XVIII в. ЦАК МДАПреподобный Максим Грек. Икона. Русский Север. Конец XVIII в.

Несомненно, самыми ранними из всех дошедших до нас его изображений являются три рисунка в списках его сочинений Соловецкого собрания. Обычно их датируют концом XVI — началом XVII в. Если это и не прижизненные изображения Максима Грека, то во всяком случае они восходят к какому-то неизвестному устойчивому прототипу, который пере­дает не только вообще монашеский облик Максима Грека, в профиль, с бородой, в клобуке, но и индивидуальные его черты: загнутый книзу крючковатый нос, резкие складки на щеках, пониже скул, пышно расту­щую бороду.

Преподобный Максим Грек. Середина XVIII в., Поморье

О том же, что современники Максима Грека смотрели на него прежде всего как на писателя и мыслителя, позволяет судить уже упоминавшееся изображение его на фресках 1564 г., всего лишь через 8 лет после его смерти, в галерее Благовещенского собора московского Кремля. Таким образом, первый этап в истории изображения Максима Грека составляют его условные «портреты» как автора многочисленных сочинений и перево­дов, созданных им во время его почти сорокалетнего (1518-1556) пребы­вания на Руси.

Преподобный Максим Грек. Икона

Чрезвычайно интересно, что мно­гие из его требований, выраженных им в различных литературных произ­ведениях, были приняты еще на Стоглавом Соборе. Все это рисует нам Максима Грека как умного, смелого и резкого в суждениях писателя и публициста, который с твердым убеждением отстаивал свои взгляды, слагавшиеся в борьбе «нестяжателей» и «иосифлян». Обладая недюжин­ным темпераментом публициста, Максим Грек представлял собой яркую, хотя и несколько трагичную фигуру в русской культуре XVI в.

Праведный Иоанн Фёдоров, преподобный Максим Грек, преподобный Андрей Рублев

Нравственные поучения преподобного Максима Грека

Зачем, любезная моя душа, неприлично предаем забвению славу и блаженство небесных венцов, которыми Христос, всех Царь, обещает увенчать тех, кои мужественно сопротивляются бесплотным врагам? Почему не содержим в уме той божественной цели, ради которой мы были созданы Богом по образу Его, но как животные, чуждые разума, препровождаем все время нашей жизни в угождении чреву? Почему, будучи созданы для наследования небесных благ, бессмысленно, о, душа, держимся земных? Я — образ Божий: соответственно сему мы должны и мудрствовать, чтобы приобрести первообразную доброту. Но знай, что ты тогда поступаешь сообразно своему Первообразу, с которым надлежит тебе иметь и действительное сходство, когда прилежно, даже до последнего своего издыхания, направляешь свою жизнь по его Божественным заповедям; когда далеко устранишь себя от подчинения страстным пожеланиям плоти; когда всякую ложь, и льстивый нрав и губительную зависть с корнем исторгнешь из своего сердца; возлюбим же во всем истину, правый разум, святое незлобие и святолепное житие. В противном случае никто пусть не называет себя образом Божиим, если не приобрел в себе всех красот Первообраза.

Мы созданы на земле, чтобы быть радетелями бессмертной красоты и участниками тайных Божиих бесед. Познаем же, душа, высоту своей славы и не уподобим бессмысленно себя бессловесным животным. Не один и тот же конец будет нам и им, о душа, равно как и образ не один и тот же у обоих. Им свойственно всегда наклоняться к низу и постоянно наполнять свои утробы земными произрастаниями; у нас же, душа, и самый вид тела прекрасно устроен прямо премудрым Художником. О прочих же боговидных красотах твоих, которыми ты весьма боголепно украшена, я не буду говорить: они достаточно убеждают нас в том, что отечество наше есть небо, и что мы можем хвалиться, что Отцом имеем самого Вышнего Бога. Поэтому и будем стараться всегда устремлять ум горе, где наш Отец и наше жительство. Вышний называет нас Своими сынами: то почему же мы, как человеки, бесчестно изгоняемся из этой (божественной) жизни (Пс.81:6–7)? Вышнего прославим на земле, чтобы и Он украсил нас венцами небесными. Прославим Вышнего от всего сердца правым и непорочным хранением Его заповедей; возьмемся крепко за вечную жизнь. Возненавидим от всего сердца все низкое и отбросим от себя ярмо порабощения страстям. Станем на тверди высокой свободы, на тверди свободы богоподобной, которою ты обогащена была прежде того, как попала во власть губительного беса, когда, лишившись бессмертной своей славы, уподобилась скотам бессмысленным (Пс.48:21). Ты лицом к лицу с дерзновением наслаждалась божественных бесед своего Создателя: в эту славу старайся опять войти боголепными нравами истинного благоверия (Слово 1-е, весьма душеполезное для внимающих ему. Беседует ум к душе; здесь же и против лихоимства).

Святые и преподобные Отцы составили много различных молитв, и все они имеют одно содержание и одну цель: ими мы исповедуемся Владыке всех в преждесодеянных нами грехах и просим в них прощения себе и, чтобы нам отстать от них, и на будущее время утвердиться страхом Господним, и жить благоугодно пред Ним, по Его святым заповедям, а которые достигли совершенства, и пришли в меру возраста Христова, как говорит Апостол: «дондеже достигнем вси в соединение веры и познания Сына Божия, в мужа совершенна, в меру возраста исполнения Христова» (Еф.4:13), — те просят получить силу и просвещение Божественного разума. Да будет же известно нам, благочестивым, что пока мы пребываем во грехе, то есть в преступлении божественных заповедей Христа-Бога, то, хотя бы и все молитвы преподобных, и тропари, и кондаки, и молебные каноны ежедневно и во все часы прочитывали, — мы этим ничего не достигли. Ибо Сам Владыка Христос, как бы укоряя нас и поношая, говорит нам: «что же Мя зовете, Господи Господи, и не творите, яже глаголю?» (Лк. 6:46), то есть: пока живете в преступлении Моих заповедей, до тех пор вы напрасно призываете Меня многими и продолжительными молитвами. Одна только есть благоприятная Ему и благоугодная молитва, это молитва деятельная, заключающаяся в том, чтобы всею душою отстать навсегда от всякого нарушенья святых Его заповедей и утверждаться затем в страхе Его, творя всякую правду, с радостию духовною и нелицемерною любовью (Слово 10, к тем, которые живут во грехах неисправимо, но ежедневно исполняют каноны и молитвы, установленные святыми отцами, и этим надеются спастись).

Не тужи, не скорби, не тоскуй, любезная душа моя, о том, что страдаешь без вины от тех, от которых следовало бы тебе принять все блага, так как ты питала их духовною трапезою, исполненною дарований Святого Духа, то есть святоотеческими толкованиями боговдохновенных песнопений Давыда, переведенными тобою с греческого на славный русский язык! Также и другие многие душеполезные книги, из которых одни переведены тобою, а другие, в которые вкралось много неправильных чужих слов, надлежащим образом исправлены. Напротив, благодари Владыку твоего, хвали и славь Его сознательно, что Он сподобил тебя в настоящей жизни временными скорбями воздать с избытком весь долг свой и те значительные таланты, какие ты была Ему должна. Смотри же, не считай это время — временем сетования, а напротив — временем божественной радости, чтобы тебе, окаянной, не потерпеть двойного лишения, страдая от неблагодарности. Напротив, веселись и радуйся благоразумно, стараясь проводить всегда жизнь смиренную, с благодарением, с благою надеждою и честностью, чем удобно восхищается Царство Небесное, с которым не может сравниться ничто из существующего. Если так будешь всегда себя располагать и таким образом будешь стараться вселить в себя Владыку своего, то радуйся и веселись, как повелевает Господь твой, ибо мзда твоя многа на небесах (Слово 49-е, исписанное составителем этой книги на утешение себе и утверждение в терпении, когда был заключен в темницу и находился в скорби).

2 сильных молитвы Максиму Греку 5 (100%) 2 голос.

Молитва первая преподобному Максиму Греку

«Преподобне отче Максиме! Воззри на нас милостивно и к земли приверженных возведи к высоте небесней. Ты горе на небеси, мы на земли низу, удалены от тебе, не толико местом, елико грехми своими и беззаконии, но к тебе прибегаем и взываем: настави нас ходити путем твоим, вразуми и руководствуй. Вся твоя святая жизнь бысть зерцалом всякия добродетели. Не престани, угодниче Божий, о нас вопия ко Господу. Испроси предстательством своим у Всемилостиваго Бога нашего мир Церкви Его, под знамением креста воинствующей, согласие в вере и единомудрие, суемудрия же и расколов истребление, утверждение во благих делех, больным исцеление, печальным утешение, обиженным заступление, бедствующим помощь. Не посрами нас, к тебе с верою притекающих. Вси православнии христиане, твоими чудесы исполненнии и милостями облагодетельствованнии, исповедуют тя быти своего покровителя и заступника. Яви древния милости твоя, и ихже отцем всепомоществовал еси, не отрини и нас, чад их, стопами их к тебе шествующих. Предстояще всечестней иконе твоей, яко тебе живу сущу, припадаем и молимся: приими моления наша и вознеси их на жертвенник благоутробия Божия, да приимем тобою благодать и благовременную в нуждех наших помощь. Укрепи наше малодушие и утверди нас в вере, да несомненно уповаем получити вся благая от благосердия Владыки молитвами твоими. О, превеликий угодниче Божий! Всем нам, с верою притекающим к тебе, помози предстательством твоим ко Господу, и всех нас управи в мире и покаянии скончати живот наш и преселитися со упованием в блаженныя недра Авраамова, идеже ты радостно во трудех и подвизех ныне почиваеши, прославляя со всеми святыми Бога, в Троице славимаго, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.»

Молитва вторая преподобному Максиму Греку

«О, священная главо, преподобне отче, преблаженне авво Максиме, не забуди убогих твоих до конца, но поминай нас всегда во святых твоих и благоприятных молитвах к Богу. Помяни стадо твое, еже сам упасл еси, и не забуди посещати чад твоих. Моли за ны, отче священный, за дети твоя духовныя, яко имеяй дерзновение к Небесному Царю, не премолчи за ны ко Господу, и не презри нас, верою и любовию чтущих тя. Поминай нас недостойных у Престола Вседержителева, и не престай моляся о нас ко Христу Богу, ибо дана тебе бысть благодать за ны молитися. Не мним бо тя суща мертва, аще бо телом и преставился еси от нас, но и по смерти жив сый пребываеши. Не отступай от нас духом, сохраняя нас от стрел вражиих и всякия прелести бесовския и козней диавольских, пастырю наш добрый. Ведуще убо тя воистину и по смерти жива суща, тебе припадаем и тебе молимся: молися о нас Всесильному Богу, о пользе душ наших, и испроси нам время на покаяние, да невозбранно прейдем от земли на небо, от мытарств же горьких, бесов воздушных князей и от вечныя муки да избавимся, и Небеснаго Царствия наследницы да будем со всеми праведными, от века угодившими Господу нашему Иисусу Христу, Емуже подобает всякая слава, честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем и с Пресвятым и Благим и Животворящим Его Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.»

Обретение мощей преподобного Максима Грека

Справка: Максим Грек преставился в Троице-Сергиевой Лавре в день памяти своего небесного покровителя преподобного Максима Исповедника.

Он был погребен в Троицкой Лавре у северо-западной стены церкви Сошествия Св. Духа. Возможно, еще в конце XVI-го века над могилой была установлена первая часовенка («палатка»), которая впоследствии неоднократно перестраивалась и расширялась (напр., при митр. Платоне (Левшине), затем в 1847 г.). В перестроенном виде она сохранялась до конца 1930-х годов. Затем часовня была разрушена.

К моменту общецерковного прославления в 1988 г., над могилой преподобного не оставалось никаких видимых следов.

24 июня 1996 г., после молебна преподобному Максиму, были начаты археологические изыскания у северо-западной стены Свято-Духовского храма. Археологические раскопки и антропологическая экспертиза проходили по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

3 июля 1996 г. честные мощи преподобного были обретены и положены во временную раку, перенесенную затем в Свято-Духовскую церковь Лавры.

Фотографии обретения мощей преподобного Максима Грека сделаны Константином Мишуровским, куратором музея колоколов, экспертом Общества церковных звонарей, координатором сайта www.zvon.ru и публикуются впервые.

Максим Грек

Макси́м Грек

Μάξιμος ο Γραικός


Максим Грек

Имя в миру

Михаил Триволис

Родился

1470
Арта, Греция

Умер

21 января 1556
Сергиев Посад

Почитается

в православии

Канонизирован

6 июня 1988 года на Поместном Соборе Русской православной церкви

В лике

преподобных

Главная святыня

мощи в Сергиевской трапезной церкви Троице-Сергиевой Лавры

День памяти

21 января (3 февраля),
обретение мощей 21 июня (4 июля)

Произведения в Викитеке

Медиафайлы на Викискладе

Макси́м Грек (греч. Μάξιμος ο Γραικός; в миру — Михаи́л Триво́лис, греч. Μιχαήλ Τριβώλης. 1470, Арта, Греция — 21 января 1556, Троицкий монастырь, Сергиев Посад) — религиозный публицист, писатель и переводчик. Этнический грек. Канонизирован Русской церковью в лике преподобных, память совершается 21 января (3 февраля) и 21 июня (4 июля) (обретение мощей в 1996 г.) по юлианскому календарю.

Жизнеописание

Ранние годы

Родившийся в 1470 году в греческом селении Арта, Максим Грек происходил из аристократической семьи. Состоятельные родители дали ему прекрасное образование. Окончив школу на острове Корфу, он в 20-летнем возрасте уже баллотировался в совет этой самоуправляемой территории, но потерпел неудачу.

После поражения Максим Грек уехал в Италию, главным образом, для изучения языка и философии древних греков. Жил и занимался в Падуе, Милане, особенно много во Флоренции (где была драгоценная библиотека Медичи). В Венеции он тесно общался с видными гуманистами — Альдом Мануцием (у которого учился «книжному делу», скорее всего, источниковедению и редактированию) и Ианосом Ласкарисом, который (с 1503 г.) стал его преподавателем греческого. Максим Грек испытал сильнейшее впечатление от проповедей доминиканского монаха и настоятеля монастыря Сан-Марко во Флоренции Джироламо Савонаролы. После его казни уехал (предположительно в 1505) на Афон, где принял постриг в Ватопедском монастыре. В 1515 году Великий князь Василий III попросил игумена монастыря послать ему монаха Савву для перевода духовных книг. Однако последний был настолько стар, что монахи решили послать вместо него энергичного Максима Грека. Максим не говорил по-русски, но, поскольку монахи ручались за него, отправился в Москву и был встречен там с большой честью.

Миссия в Москве

В 1518 году в Москву от патриарха Константинопольского Феолипта прибыла делегация, возглавляемая митрополитом Зихнийским Григорием. Причиной визита была милостыня, но митрополит Григорий привёз с собой письмо от Патриарха. В послании митрополит Варлаам титулован по-старому, митрополитом Киевским и всея Руси. Однако принять благословение от Патриарха русский митрополит отказался. Видимо, приезжие греки часто задавали вопрос, на каком основании русские митрополиты не едут в Константинополь на поставление, и это вызывало раздражение в московском обществе. В составе делегации в Москву прибыл и Максим Грек. Он неоднократно выражал недоумение отказом принимать в Москве митрополита от Константинополя. Русские пытались убедить учёного грека, говорили о каких-то патриарших актах, но самих документов никто предоставить не мог. Впоследствии Максим Грек написал сочинение, в котором пытался убедить оппонентов о сохранности чистоты Православия и под властью безбожного царя .

Первой большой работой Максима Грека в России был перевод Толковой Псалтири вместе с русскими переводчиками и писцами Дмитрием Герасимовым и Власом Игнатовым, который был одобрен русским духовенством и великим князем. Василий III отклонил его просьбу вернуться домой, Максим продолжал переводить и позже создал княжескую библиотеку и исправил книги для богослужения.

Борьба

Главный атрибут Максима на иконах — его густая борода.
Икона поморского письма конца XVIII — начала XIX века

Наблюдая «дефекты» и социальную несправедливость русской жизни, которая противоречила его христианским идеалам, Максим Грек начал критиковать власти, привлекая различных людей с подобными представлениями, как Иван Берсень-Беклемишев, Вассиан Патрикеев, Фёдор Жарено́й и других. Относительно вопроса монашеских состояний, которые уже разделили всё русское духовенство на два непримиримых лагеря, Максим Грек стал на сторону Нила Сорского и его старцев (нестяжателей). Это сделало его одним из худших врагов иосифлян, которые поддерживали право монастырей иметь землю. Максим Грек и его последователи, осуждая недостатки внутренней и внешней политики России, критиковали образ жизни части русского духовенства («стяжателей»), систему поддержки местных властей, «дойку» крестьян, а особенно ростовщичество в церкви, начисление процентов на проценты.

Отношения Максима Грека с Вассианом Патрикеевым, Иваном Берсень-Беклемишевым и турецким послом Скиндером, враждебность митрополита Даниила к нему и отрицательное отношение Грека к намерению Василия разводиться со своей женой решили его судьбу.

Поместный собор 1525 года обвинил Максима Грека в ереси, в сношениях с турецким правительством; он был отлучён от причастия и заточен в Иосифо-Волоцкий монастырь. Условия заточения были очень суровы.

В 1531 году он был вторично вызван на Собор: ему были предъявлены новые обвинения, в частности, в «порче» богослужебных книг. Максима сослали в Тверской Отроч монастырь под надзор Тверского епископа Акакия, который весьма уважал его («яко и на трапезу ему седети вкупе со Святителем и ясти с единаго блюда») и предоставил возможность читать и писать; но только в 1541 году ему было разрешено причащаться Святых Тайн.

Отрицательное отношение Максима Грека к русской автокефалии также стало одним из пунктов обвинения на судах 1525 и 1531 годов. На суде преподобный Максим подтвердил своё отрицательное отношение к русской автокефалии.

Максим Грек на Памятнике «Тысячелетие России» в Великом Новгороде. Скульптор Михаил Микешин. 1862 Рака с мощами. Троице-Сергиева лавра. Архитектор В. А. Звёздкин

В 1551 или 1547 году, после неоднократных обращений Восточных Патриархов и митрополита Макария, Максима Грека перевели на покой в Троице-Сергиев монастырь. Святитель Макарий внёс часть его поучений в Великие Четьи-Минеи (всего перу преподобного принадлежит до 365 текстов).

Кончина и прославление

Максим Грек скончался в Троицком монастыре в день памяти своего небесного покровителя преподобного Максима Исповедника. Был погребён в Троицком монастыре, у северо-западной стены храма во имя сошествия Святого Духа на апостолов (Свято-Духовского).

Прославлен в лике преподобных на Поместном соборе 1988 года.

24 июня 1996 года, после молебна преподобному Максиму, были начаты археологические изыскания у северо-западной стены Свято-Духовского храма. 3 июля 1996 года мощи преподобного были обретены и во временной раке помещены в Свято-Духовской церкви Лавры. Сейчас мощи находятся в Трапезном храме Троице-Сергиевой лавры.

Дмитрий Лихачёв называл Максима Грека «первым интеллигентом на Руси».

Сочинения

Изображение из рукописи, помещенное в первом печатном издании сочинений прп. Максима Грека 1859 года.

Максим оставил после себя многочисленные сочинения разнообразного характера: богословские, апологетические, духовно-нравственные; кроме того от Максима сохранились послания и письма к частным лицам. Уже, начиная с XVI века, его труды распространяются в многочисленных рукописных списках, например, в Библиотеке Троицко-Сергиевской лавры имеются такие рукописи: № 200, № 201

В XVII веке, в период Церковной реформы, вокруг двух из них разгорелись споры между реформаторами и старообрядцами. Дело в том, что в них Максим Грек изложил учение о двоеперстном перстосложении и о сугубой аллилуйи. В целях очернения древних чинов реформаторы объявили в XVII веке эти два сочинения без всяких оснований подложными, поскольку считали старые обряды еретическими. Историки Голубинский и Каптерев опровергли ошибочную точку зрения о подложности этих двух сочинений. В дореволюционные печатные издания по цензурным соображениям эти два сочинения Максима не включали.

Сочинения Максима до 1917 года издавали дважды. В трёх томах, издание 1859—1862 года, текст рукописей набран послереформенными литерами:

  • Сочинения преподобного Максима Грека, изданные при Казанской духовной академии 1859 год Типография губернского правления часть 1; 566 стр.
  • Сочинения преподобного Максима Грека, изданные при Казанской духовной академии 1860 год Типография губернского правления часть 2; 468 стр.
  • Сочинения преподобного Максима Грека, изданные при Казанской духовной академии 1862 год Типография губернского правления часть 3; 308 стр.

И издание трёх томов в русском переводе 1910—1911 года:

  • Сочинения преподобнаго Максима Грека в русском переводе. предисл.: послушник Моисей. Ч. 1; 1910 год Троицко-Сергиева лавра. Собственная типография 300 стр.
  • Сочинения преподобнаго Максима Грека в русском переводе. предисл.: послушник Моисей. Ч. 2; 1910 год 340 стр.
  • Сочинения преподобнаго Максима Грека в русском переводе. предисл.: послушник Моисей. Ч. 3; 1911 год Троицко-Сергиева лавра. Собственная типография 198 стр.

В сочинении «Сказание отчасти недоуменных неких речений в слове Григория Богослова» (ок. 1530) Максим Грек впервые на русском языке сообщил об открытии Америки:

ынешние же португальцы и испанцы… недавно, лет 40 или 50 тому назад… открыли множество островов, из коих некоторые обитаемы людьми, а другие необитаемы; и землю Кубу… ныне там открылся новый мир и новое собрание человеческое.

Примечания

  1. Голубинский. История русской церкви. Т.2. Ч.1, с.674.
  2. Плигузов А. И. Полемика в Русской Церкви первой трети XVI столетия. — С. 240.
  3. Сочинение называлось: «Сказание ко отрицающимся на поставлении и кленушимся своим рукописанием русскому митрополиту и всему священному собору, еже не приимати поставления на митрополию и на владычество от римскаго папы латынския веры и от цареградского патриарха аки во области безбожных турок поганого царя, и поставленнаго от них не приимати».
  4. Нравоучительные сочинения. Слово 4.
  5. Архимандрит Макарий (Веретенников). Святитель Акакий, епископ Тверской и Кашинский (недоступная ссылка). // Из истории русской иерархии XVI века.
  6. А. И. Плигузов. Полемика в Русской Церкви первой трети XVI столетия. — С. 239—240.
  7. Лихачёв Д. С. Избранные статьи. Он спасал нашу честь.
  8. Преп. Максим Грек, Сл. о крестном знамении, имже мы знаменуемся: «Протяжением же долгаго и средняго, сшедшася два естества в Христе, сиречь, Самого Спаса Христа исповедуем совершена Бога, и совершена человека во двою существу и естеству веруемаго и познаваемаго. Положением же перст на челе, исповедуем два некая сия, яко от Бога и Отца родися, яко же и наше слово от ума происходит, и яко свыше сниде по Божественному слову глаголющему, преклони небеса и сниде. А положением перстей еже на пупе, снитие его еже на земли, еже во Пречистей утробе Богоматере безсменно зачатие его, и девятомесячное обитание вселение, явственне возвещаем. А обвожением еже оттуду всея руки на десную и на левую страну, ясне образуем хотящии изнестися горький ответ он от праведных, стоящих одесную Судии, на нечестивых и грешных, по Спасову Божественному гласу, глаголющу к противящымся и непокаряющымся июдеом. »
  9. Библиотека Троицко-Сергиевской лавры. раздел: Рукописи. 201. (К № 1843.) Максима грека сочинения, устав тщательный, ХVІІ века, в лист, 595 листов, заглавныя заставки (л. 1, 6) с красками и золотом превосходны л. 429. Глава 85. Сказка, како знаменатися крестным знамением. Там же л. 281.
  10. Максим грек «Сказка, како знаменатися крестным знамением.»
  11. Лазарев Н. Первые сведения русских о Новом Свете // Исторический журнал. — 1943. — № 1. — С. 72.
  12. Файнштейн М. Ш. Впереди — Новый Свет: История открытия Америки и её восприятие в России. — М.: Индрик, 2005. — С. 82. — 176 с.
  13. Объяснение отчасти неудобопонятных некоторых изречений в слове Григория Богослова // Сочинения преподобного Максима Грека в русском переводе. — Свято-Троицкая Сергиева Лавра: Собственная типография, 1911. — Т. 3. — С. 28—29. — 191 с.

Литература

Издания

  • Максим Грек. Духовно-нравственные слова. — Сергиев Посад, Свято-Троицкая Сергиева лавра, 2006. — 408 с.
  • Максим Грек. Слова и поучения / Предисл., сост. и коммент. Проф. А. Ф. Замалеева. (Русская наука о душе). — СПб., Тропа Троянова, 2007. — 374 с.
  • Максим Грек, преп. Сочинения. Т. 1. — М.: Индрик, 2008. — 568 с.
  • Максим Грек. Слово о составлении осмаго собора латыньскаго.
  • Сочинения преподобного Максима Грека изданные при Казанской духовной академии. Часть 1. — 1894
  • Сочинения преподобного Максима Грека изданные при Казанской духовной академии. Часть 2.
  • Сочинения преподобного Максима Грека изданные при Казанской духовной академии. Часть 3. — 1897
  • Сочинения преподобного Максима Грека в русском переводе. Часть 1. Нравоучительные сочинения. — 1910
  • Сочинения преподобного Максима Грека в русском переводе. Часть 2. Догматико-полемические его сочинения. — 1910
  • Сочинения преподобного Максима Грека в русском переводе. Часть 3. Разные сочинения. — 1911

Исследования

  • Преподобный Максим-Грек. — СПб.: ред. журн. «Мирской вестн.», 1865.
  • Литературные труды Максима Грека: Статья… Макария (Булгакова), архиеп. Литов. и Вилен. — СПб., 1872.
  • Житие преподобного отца нашего Максима Грека / Сост. иером. Свято-Троиц. Сергиевы лавры, Харалампий. — СПб.: тип. Р. Голике, 1886.
  • Нелидов, Федор Федорович Максим Грек : (Биогр. очерк). — М.: т-во тип. А. И. Мамонтова, ценз. 1895.
  • Краткий очерк церковно-общественной деятельности преподобного Максима Грека по части обличения и исправления заблуждений, недостатков и пороков русского общества XVI ст. (1518—1556 г.) / Сост. свящ. А. Синайский — СПб.: тип. Гл. упр. уделов, 1898.
  • Краткое описание жизни преподобного Максима Грека / Сост. свящ. А. Синайский. — СПб.: тип. Гл. упр. уделов, 1898.
  • Щеглова, Софья Алексеевна. К истории изучения сочинений преп. Максима Грека / С. А. Щеглова; Из филол. семинария проф. В. Н. Перетца. — Варшава : тип. Варш. учеб. окр., 1911.
  • Дунаев, Борис Иванович. Пр. Максим Грек и греческая идея на Руси в XVI веке : Ист. исслед. с прил. текстов дипломат. сношений России с Турцией в начале 16 ст. по документам Моск. арх. М-ва ин. дел / Б. И. Дунаев — М.: Синод. тип., 1916.
  • Судные списки Максима Грека и Иоана Собаки / Изд. Н. Н. Покровский, под ред. С. О. Шмидта. — М., 1971.
  • Громов М. Максим Грек. — М.: Мысль, 1983.
  • Плигузов А. Василий Тучков — собеседник Максима Грека. // Исследования по источниковедению истории СССР XIII—XVIII вв. — М.: Инст. ист. СССР, 1986. — С. 62—93.
  • Плигузов А. Судный список Максима Грека // Архив русской истории. Вып. 1. — М., 1992. — С. 32—85.
  • Синицына Н. В. Максим Грек в России / АН СССР, Ин-т истории СССР. — М.: Наука, 1977. — 332 с.
  • Синицына Н. В. Сказания о преподобном Максиме Греке (XVI—XVII вв.). — М.: Издательство ПСТГУ, 2006. — 136 с.
  • Синицына Н. В. Новые данные о российском периоде жизни преподобного Максима Грека (материалы для научной биографии) // Вестник церковной истории. 2006. № 4. — С. 221—236.
  • Синицына Н. В. Максим Грек. — М.: Молодая гвардия, 2008. — 236 с. — (Жизнь замечательных людей. Серия биографий. Вып. 1362 (1162)). — 3000 экз. — ISBN 978-5-235-03104-3. (в пер.)
  • Журова Л. И. Авторский текст Максима Грека: рукописная и литературная традиции. Ч. 1. — Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2008. — 456 с.
  • Макарий (Веретенников), архим. Митрополит Макарий и преп. Максим Грек // Богословский вестник, № 7, 2008.
  • ̆ Сочинения Максима Грека

Ссылки

  • Голубинский, Е. История русской церкви : том 2 : период второй, московский : том 2, от нашествия монголов до митрополита Макария включительно : первая половина тома 927 с. Университетская типография, 1900 стр. 665—731
  • Судебные дела против Максима грека: Сибирский, Погодинский и Барсовский списки
  • Максим Грек — биография и его труды
  • Максим Грек, преподобный: на сайте Русское православие
  • Преподобный Максим Грек на сайте Православие.Ru
  • Максим Грек
  • Максим Грек (Русский Биографический Словарь)
  • Преподобный Максим Грек. Житие и творения
  • Maksim the Greek + Maximus the Greek + Максим Грек
  • О преподобном Максиме Греке рассказывает свящ. Сергий Барицкий
  • Фотографии раки с мощами Максима Грека на fotki.yandex.ru

>преподобный Максим Грек

Дни памяти: 21 января (3 февраля) , 21 июня (4 июля) (Обретение мощей)

Путь к иночеству

Преподобный Максим Грек появился на свет в 1475 году, через два с лишком десятилетия после падения Константинополя. По происхождению он был грек. Родители Максима, Мануил и Ирина, исповедовали христианство. Отец известен как состоятельный, просвещенный сановник греческого селения Арта.

В юности Максим получил превосходное, разностороннее образование.

В тот исторический период множество греков стремилось на Запад. На Западе, в Италии, волею Божьей оказался и Максим. В то время Италия была наводнена вольнодумцами; многие её жители не гнушались астрологией и суеверием.

Как впоследствии признавался Максим Грек, он имел опыт знакомства с различными учениями. Однако это знакомство не смогло истребить в нём зачатков истинной веры.

Путешествуя по Европе, помимо Италии Максим побывал и в других европейских краях. Длительное пребывание в этих землях способствовало освоению им европейских языков.

Перед Максимом лежали большие возможности: при желании и надлежащем усердии он мог достигнуть завидного положения в обществе, славы, карьерных высот. Но сердце влекло его к совершенно другой жизни.

Оставив бессмысленную суету, Максим отправился на Афон и поступил в Ватопедскую обитель.

Зная о его опыте общения с Западной культурой, первое время братия относились к нему настороженно, но впоследствии Максим самим делом доказал преданность Православию.

Дорога на Русь

К тому времени на Руси горячо обсуждалась проблематика, связанная с имущественной стороной жизни монастырей. Разобраться в этом вопросе могли помочь хранившиеся в княжеской библиотеке греческие книги, неискаженные вольной интерпретацией, но в Москве не нашлось грамотных переводчиков.

В начале XVI века к Афонскому руководству прибыло посольство от Великого князя Василия Иоанновича, просившего отправить на Русь образованного грека, знающего языки. Выяснилось, что в обители Ватопед есть такой человек, подвижник Савва. Однако тот, в виду старческой немощи и болезни, уклонился от предложения ехать в далёкую страну.

Тогда Протат обратил внимание княжеских послов на Максима, подвизавшегося в том же монастыре, незаурядного инока, знатока Божественных и святоотеческих Писаний. Для исполнения миссии Максим оказался подходящей кандидатурой во всех смыслах.

Единственное, что могло смутить русскую сторону: инок Максим не владел славяно-русским языком. Но на это Афонское руководство выразило надежду, что он его обязательно освоит.

В качестве помощников Максиму выделили двух писцов, из которых один был болгарином, знавшим церковно-славянский. На болгарина возлагалась обязанность быть переводчиком и учителем Максима.

Путь до Москвы оказался не быстрым: в силу различных причин путешествие затянулось и продлилось около двух лет.

В 1516 году путешественники задержались в Константинополе. Затем добрались до Крымского полуострова, попали в Перекоп, к крымскому хану. В пути группу сопровождало турецкое посольство. Наконец, в 1518 году путники достигли Москвы.

Московский период

Московская власть, в лице Великого князя, митрополита и прочих служителей, встретила учёных с почётом. Всех расположили в Чудовой обители, а пищу для трапезы им поставляли от княжеской кухни.

Для переводов и записи текстов к афонцам приставили двух толмачей: инока Власия и Дмитрия Герасимова. Последний хорошо знал немецкий и латынь. Таким образом, перед Максимом лежала возможность переводить книги с греческого языка на тот, с которого, затем, другой переводчик переводил бы на русский.

Кроме того в помощь Максиму предали двух каллиграфов: инока Силуана и Михаила Медоварцева. Впоследствии Силуан сделался верным учеником и последователем Максима Грека.

Работа спорилась: трудились с энтузиазмом и осознанием важности миссии. Менее чем за полтора года перевели объёмную по содержанию Книгу «Толковая Псалтирь». В то же время осуществляли и другие переводы.

По завершении требуемой работы учёные стали просить у начальства отпустить их домой. Домой отпустили лишь двух соработников Максима, а его самого удержали: работы для переводов было достаточно, к тому же на повестке дня стоял важный вопрос по сличению текстов богослужебных книг, согласованию двух церковных Уставов, Иерусалимского и Студийского.

По роду своей деятельности на Руси Максим занимался не только переводами, но и правкой содержания текстов. Хорошо разбираясь в Писании и святоотеческой литературе, он нередко указывал на ошибки, содержащиеся в тех или иных книгах.

Со временем к Максиму стали обращаться за советами по самым разным религиозным вопросам, а иногда он лично указывал церковным иерархам на несоответствие их действий христианским традициям. Выражая своё несогласие, с авторитетностью зрелого богослова и простотой инока, он делал это без излишней дипломатичности, что вызывало встречное недовольство.

Несмотря на принципиальность позиции Максима Грека относительно нарушений традиций, митрополит Варлаам в целом оценивал его деятельность положительно. Многое изменилось в 1522 году, после возведения на место Варлаама — Даниила.

В этот период Максим решительно восставал против вольностей папского легата Шомберга, развернувшего активную агитационно-пропагандистскую деятельность в пользу папизма с попустительства, если не сказать большего, светских и духовных властей.

В 1523 году Максим закончил переводить Толкования святого Иоанна Златоуста на Святые Евангелия. Митрополит Даниил предложил ему перевести сочинение блаженного Феодорита Кирского по церковной истории, но Максим, неожиданно для владыки, ответил категоричным отказом, ввиду наличия в этом произведении писем еретиков: Ария и Нестория.

Максим был не только учёным с Афона, но и иноком, Даниил же — митрополитом (причём не бесстрастным). И конечно же, он воспринял это непослушание как личное оскорбление.

В другой раз Максим возмутил его, когда стал указывать, что-де инокам вредит обладание недвижимым имуществом.

В 1524 году Максим Грек, несогласный с желанием Великого князя расстаться с бесплодной женой Соломонией и связать себя браком с другой (ради наследника), не устрашился ожидаемого княжеского гнева и, ссылаясь на Святое Евангелие, открыто высказал своё несогласие.

Ситуация обострилась. Ни церковная, ни светская власть не могли смотреть на такое поведение инока сквозь пальцы. Увлеченность Максима работой не способствовала должному знакомству с русским менталитетом, особенностями придворной морали и этики. То, что он считал необходимым следованием духу Предания Церкви, власть интерпретировала как вольнодумство, вызов, бунтарство. В результате, в 1525 году Максима заковали в кандалы и бросили в темницу Симоновского монастыря.

Для того, чтобы оправдать себя в глазах окружающих (а возможно, и перед голосом совести), князь и митрополит стали искать для Максима формальных обвинений. Поиски увенчались успехом. Со стороны митрополита Максима упрекнули в порче книг и ереси, а со стороны князя — в злоумышлении против государства: в связях с турецкими пашами и подстрекательстве султана к войне против Руси.

Опала

После «суда» Максима, как если бы он и действительно был врагом Церкви и русского народа, отконвоировали в Волоколамскую темницу. Здесь преподобный терпел от братьев по вере оскорбления, побои, морение смрадом и дымом. Мучения узника были настолько жестокими, что, как сообщается в летописи, доводили его до состояния омертвения.

Но Господь не покидал Своего святого. Однажды Максим был утешен и ободрен Небесным вестником. Явившийся ему ангел произнёс: «терпи, старец!». И старец терпел. На стенах камеры он записал углём текст канона Утешителю; молился, читая этот канон.

Шли годы. Через шесть лет власти вспомнили о Максиме, чтобы востребовать его на очередной суд. На этот раз искали оправдания издевательствам, которым подвергался святой.

Нашлись и клеветники. История сохранила их имена: поп Василий, протопоп Афанасий, протодьякон Чушка, каллиграф Медоварцев. Суд обвинил преподобного в
хуле на священные русские книги.

Максим Грек, пытаясь объясниться, утверждал, что многие книги и действительно испорчены либо некорректными переводами, либо неточной перепиской, а значит нуждаются в исправлении. Повергаясь перед собравшимися, он кротко и смиренно взывал к милосердию, умолял о помиловании, просил по-христиански простить его за возможные ошибки, которые он, немощный, мог допустить в работе над книгами.

После суда Максима доставили в Тверь, под архиерейский надзор епископа Акакия. Акакий не отличался чрезмерной суровостью и поначалу относился к Максиму более или менее снисходительно.

В 1534 году, после кончины Великого князя Василия, блеснул луч надежды на скорое снятие опалы. В этот период Максим, в знак верности Православию, составил «Исповедание веры». Но его положение не улучшилось, а напротив, ещё больше ухудшилось: епископ Акакий рассерчал на него за слова чистой, не сглаженной лицемерием правды.

Смягчение положения

В 1538 году в опалу попал Даниил, и его заточили в темницу, как когда-то и он заточил святого Максима. Последний, желая умиротворить их взаимные отношения, отписал ему несколько добрых, полных смирения слов.

В то же время Максим обращался через послания к новому митрополиту, Иоасафу, к боярам, стоявшим у кормила руководства страной по малолетству правителя. В результате преподобному было дозволено посещать Божий храм и причащаться Святых Даров.

В 1545 году к царю обратились Восточные Патриархи: просили позволить Максиму возвратиться на Афон. Но просьба была отклонена.

В 1551 году, по просьбе дружелюбно настроенных к нему бояр и ходатайству Троицкого игумена Артемия, царь освободил преподобного из тверского заключения и дозволил ему перебраться в Сергиеву обитель. Здесь Максим Грек принялся за привычное для него делание — перевод Псалтири.

В 1553 году государь Иоанн навестил старца в его келье. Этому предшествовало предостережение Максима, что если царь откажется внять его совету и немедленно не утешит людей, осиротевших и овдовевших в результате похода на Казань, то царевич умрет. Царь не внял, и царевич действительно умер.

21 января 1556 года преподобный мирно почил о Христе.

Литературные труды

В качестве церковного писателя преподобный Максим Грек известен по таким сочинениям как: Исповедание Православной веры, Нравственные поучения, Канон Божественному и покланяемому Пресвятому Духу Параклиту, О том, какой грех в естестве человеческом есть первый, Против утверждающих, что человеческий род имел размножаться посредством плотского совокупления и рождения, хотя бы и не согрешили праотцы, Против хулителей Пречистой Божией Матери, Против лютеран — слово о поклонении Святым Иконам, Послание к некоторому иноку, саном игумену, о немецкой прелести именуемой Фортуною, и о колесе ее, Против тех, которые усиливаются посредством рассматривания звезд предсказывать будущее, и о свободной воле человека, Против Николая латинянина — слово об исхождении Святого Духа, Против латинян, о том, что не следует ничего ни прибавлять, ни убавлять в Божественном исповедании непорочной христианской веры, Два слова против Магомета и др.

Тропарь преподобному Максиму Греку, глас 8

Зарею Духа облистаем, / витийствующих богомудренно сподобился еси разумения, / неведением омраченная сердца человеков светом благочестия просвещая, / пресветел явился еси Православия светильник, Максиме преподобне, / отонудуже ревности ради Всевидящаго / отечества чужд и странен, Российския страны был еси пресельник, / страдания темниц и заточения от самодержавнаго претерпев, / десницею Вышняго венчаешися и чудодействуеши преславная. / И о нас ходатай буди непреложен, // чтущих любовию святую памятъ твою.

Кондак преподобному Максиму Греку, глас 8

Богодухновенным Писанием и богословия проповеданием / неверствующих суемудрие обличил еси, всебогате, / паче же, в Православии исправляя, на стезю истиннаго познания наставил еси, / якоже свирель богогласная, услаждая слышащих разумы, / непрестанно веселиши, Максиме досточудне, / сего ради молим Тя: моли Христа Бога грехов оставление низпослати // верою поющим всесвятое твое успение, Максиме, отче наш.

Канон Божественному и поклоняемому Пресвятому Духу Параклиту

Творение преподобного Максима Грека

Ирмос: Боже́ственным покрове́н/ медленноязы́чный мра́ком,/ извити́йствова Богопи́санный зако́н:/ ти́ну бо оттря́с очесе́ у́мнаго,/ ви́дит Су́щаго/ и науча́ется Ду́ха ра́зуму,/ хваля́ Боже́ственными пе́сньми.

Припев: Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

И́же ма́нною препита́вый Изра́иля в пусты́ни дре́вле, / и ду́шу мою́, Влады́ко, Ду́ха напо́лни Всесвята́го,/ я́ко да о Нем богоуго́дно служу́ Ти вы́ну.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Со Безпло́тными Твои́ми слу́гами, сме́я, припева́ю Ти и аз,/ земля́ сый и пе́пел,/ трисвята́го гла́са пе́ние,/ Тро́ице тая́жде и Еди́нице Преблага́я.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Всегда́ бу́рями губи́тельных страсте́й и духо́в возмуща́емь душе́ю, / Тебе́, Всеблаже́нному Паракли́ту,/ я́же о мое́м спасе́нии я́ко Бо́гу возлага́ю.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Нестрое́нием вся́ческих беззако́нных по́мыслов омрача́емь лю́те,/ губи́тельного сего́, молю́ Тя, изба́вити мя изво́ли неду́га.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Глубино́ю неразу́мия и лю́таго нераде́ния дрема́нием потопля́емь бе́дне,/ к Тебе́, Всепречи́стому, вопию́:/ душе́вныя сея́ тли изба́ви мя.

Слава: Во чре́ве заче́нши де́вственнем,/ Его́же из чре́ва пре́жде век Оте́ц роди́,/ чре́вными сладостра́стии порабоще́нна,/ Твое́ю кре́пкою свободи́ мя си́лою.

И ныне: Земля́ Ты еди́на свя́та вои́стину,/ я́ко ро́ждшая всех Боже́ственный Живо́т;/ зе́млю плодоно́сну ду́шу мою́ Твоему́ Сы́ну покажи́, Богоро́дице.

Ирмос: Разве́рзе утро́бы неча́дствовавшия у́зы,/ доса́ду же неудоботерпи́му благоча́дствующия,/ еди́на моли́тва проро́чицы дре́вле А́нны,/ нося́щая дух сокруше́н,/ к Си́льному и Бо́гу ра́зумов.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Бла́гости Твоея́, Свята́я Тро́ице, позна́ние ве́лие есть,/ обновле́ние созда́ннаго по Твоему́ Боже́ственному о́бразу,/ Его́же, воплоще́нием преди́вным из Тебе́ па́че сло́ва,/ Себе́ жили́ще Боже́ственное показа́ла еси́.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Дарова́нии Твои́ми святы́ми и по́мыслы священноле́пнаго благогове́инства, Влады́ко,/ ум мой украси́,/ я́ко да в тишине́ души́ и святоле́пном устрое́нии/ пою́ и прославля́ю Тя, Боже́ственный Паракли́те.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Та́йная плотска́я движе́ния,/ от го́рдостныя стра́сти во мне ражда́емая/ и прескве́рне оскверня́ющая окая́нную ду́шу мою́,/ отню́д истреби́ от ся, Влады́ко, молю́тися.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Брозда́ми и уздо́ю Боже́ственнаго стра́ха, Влады́ко,/ безсту́дныя души́ моея́ встягни́ устремле́ния,/ я́ко да зе́льным благогове́инством и тре́звенною мы́слию/ пою́ Тя и сла́влю, Боже́ственный Уте́шителю.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Мно́гими блуже́нии растли́вся коне́чне,/ к Тебе́, Пресветле́йшему Со́лнцу, ве́рою притека́ю:/ Боже́ственным твои́м све́том душе́вныя ми о́чи просвети́ти изво́ли,/ Боже́ственный Паракли́те.

Слава: Живота́ всех а́ки Пита́тельница, Влады́чице,/ умерщвле́нную мою́ ду́шу скве́рными страстьми́ оживотвори́ти, Чи́стая,/ Боже́ственным Твои́м посеще́нием изво́ли.

И ныне: Животво́рных повеле́ний Твоего́ Сы́на, Пречи́стая,/ приле́жна и спе́шна де́лателя покажи́ мя,/ лю́тое разлене́ние и глубо́кое дрема́ние от души́ моея́ отню́д истреби́вши.

Таже глаголи стихи сия:

Спаси́ от бед раба́ Твоего́, Уте́шителю Благи́й,/ я́ко зело́ и безпреста́нно напада́ют на мя нечи́стии бе́сове/ по́мыслы и мечта́нии скве́рными.

При́зри Благоутро́бием, Всепе́тая Богоро́дице,/ на жесто́кое се́рдца моего́ окамене́ние/ и просвети́ тьму души́ моея́.

Кондак, глас 2

Всех Живота́, Исто́чника приснотеку́щаго Боже́ственных даро́в,/ Ду́ха Всесвята́го,/ я́ко Отцу́ Единосу́щна/ и Сы́ну Соприсносу́щна,/ в пе́снех благове́рно воспои́м и велича́им/ и я́ко Бо́гу ве́рою поклони́мся.

Покланя́юся Тебе́, Влады́ко Уте́шителю Бо́же:/ поми́луй и спаси́ покланя́ющияся Тебе́/ и Бо́га испове́дающия Тя.

Ирмос: Царю́ царе́й,/ Яковы́й Якова́го,/ Еди́н, Сло́ве, произше́дый/ от Отца́ Безвино́внаго, Равномо́щнаго Твоего́ Ду́ха/ апо́столом и́стинно посла́л еси́/ я́ко Благоде́теля, пою́щим:/ сла́ва держа́ве Твое́й, Го́споди.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Услы́шати сподо́би мя, Го́споди, тогда́ многожела́емое зва́ние Твое́,/ в неве́стник Небе́сный созыва́ющее всех преподо́бных Твои́х.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Осужде́на челове́ка злонача́льника прельще́нием/ взыска́ла и спасла́ еси́, Тро́ице Свята́я, и просла́вила еси́ его́;/ и мое́, изнемо́гшее печа́лию се́рдце свы́ше кре́постию Твое́ю утверди́/ и возбуди́ мы́сли моя́.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Боже́ственным стра́хом пригвозди́ окая́нныя моея́ пло́ти мудрова́ние/ и па́мятию бу́дущих муче́ний ду́шу устраши́.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Дерзнове́ние Боже́ственно пода́ждь ми,/ водруже́нную грехо́м во мне ху́дость истреби́в,/ и Твое́ю просвети́ мя благода́тию.

Богоро́дице Всепе́тая,/ смире́нную Боже́ственным дарова́нием обогати́ ду́шу мою́,/ высоту́ смири́вши велича́ния.

Слава: Свяще́нное жили́ще Твоего́ Сы́на, Богоро́дице,/ покажи́ ду́шу мою́,/ безчи́сленныя ея́ скве́рны отгна́вши.

И ныне: Кре́пце погиба́ема нестрое́нием душе́вным, Всепе́тая,/ моли́твами Твои́ми утверди́ мя в Боже́ственном стра́се и любви́.

Ирмос: Реши́тельное очище́ние грехо́в,/ огнедохнове́нную приими́те Ду́ха ро́су,/ о ча́да светообра́зная церко́вная!/ Ны́не от Сио́на бо изы́де Зако́н,/ языкоогнеобра́зная Ду́ха благода́ть.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Напра́ви живо́т мой, Прису́щественная Тро́ице,/ к Твои́м спаси́тельным за́поведем/ и све́том Твои́м ду́шу мою́ просвети́, молю́тися.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Обдержи́ма су́ща плени́цами лю́тых прегреше́ний,/ реши́ти мя от сих благоволи́, Преблаги́й,/ и целому́дрия любо́вию Боже́ственною воспери́ мя.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Освети́ Твое́ю Боже́ственною благода́тию, Паракли́те,/ страстьми́ омраче́нную ду́шу мою́/ и глубо́кую неразу́мия тьму от нея́ иждени́.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Зело́ безбоя́зненно по вся дни прогневля́ю Тя/ де́лы же и словесы́ скве́рными, Преблаги́й,/ но молю́ Тя:/ нече́стия сего́ изба́ви мя.

Слава: Еди́на ро́ждшая вся́кия прему́дрости Исто́чника,/ преступле́нием Боже́ственных за́поведей/ объюро́девшую ду́шу мою́ отню́д вразуми́, Всепе́тая.

И ныне: Истреби́, Чи́стая, от души́ моея́/ стужа́ющия ми безпреста́нно злы́я по́мыслы/ и Богоуго́дными обогати́ мя поуче́нии.

Ирмос: Очище́ние нам, Христе́,/ и спасе́ние, Влады́ко, возсия́л еси́ от Де́вы,/ да, я́ко проро́ка от зве́ря морска́го пе́рсей Ио́ну,/ от тли исхити́ши/ всего́ Ада́ма всеро́дна па́дшаго.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Страстьми́ го́рькими плотски́ми огорче́н быв окая́нною душе́ю мое́ю/ и в тех, а́ки в после́дних бе́зднах, вы́ну, Спа́се мой, потопля́емь, Тебе́ молю́ся:/ струя́ми Живода́тельнаго, и́же у Тебе́, Исто́чника, оживи́ мя.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Вели́каго вои́стину молча́ния досто́йна суть вся Твоя́ та́инства:/ трили́цствуеши бо во Еди́ном Существе́/ и соединяе́ма, пребыва́еши несме́сна./ Но, Безнача́льная Тро́ице,/ Твои́х рук бре́нное созда́ние спаси́ мя.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Весь цел Сын, ве́руем, есть во Отце́ суще́ственне и Дух:/ от Него́ бо, а́ки от Еди́наго Нача́ла, соприсносу́щне О́ба сия́ют/ и пребыва́ют о Себе́ в Живонача́льных Испоста́сех Свои́х.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Ю́ности гну́сными стрека́нии/ на мя вооружи́вся скве́рный вся́ким о́бразом,/ те́ми ду́шу мою́ и живо́т весь оскверни́л есть,/ но, Паракли́те Преблаги́й,/ плода́ми покая́ния исцели́ мя.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

В напа́сти лю́тыя по уму́ падо́х,/ и недоуме́нием содержи́мь есмь всю́ду,/ и в беды́ разли́чныя впада́ю,/ и я́коже ладия́ в морско́м волне́нии, обурева́емь есмь,/ но, Преблаги́й Уте́шителю,/ лю́таго сего́ обурева́ния, молю́ Тя, ско́ро исхити́ мя.

Слава: Паде́нием лю́тым падо́х,/ преступи́в к Твоему́ Сы́ну обе́ты моя́,/ но, я́ко исто́чника щедро́т и благоутро́бия су́щую пучи́ну,/ Всенепоро́чная, молю́ Тя:/ ми́лостива сотвори́ ми Его́.

И ныне: Губи́тельные на мя наве́ты/ неви́димых враго́в мои́х, Де́во, изгоня́й всегда́ от души́ моея́/ непобеди́мою и Боже́ственною си́лою Твое́ю/ и даждь ми на них всеору́жие духо́вное и ра́зум.

Таже глаголи стихи сия:

Спаси́ от бед раба́ Твоего́, Уте́шителю Благи́й,/ я́ко зело́ и безпреста́нно напада́ют на мя нечи́стии бе́сове/ по́мыслы и мечта́нии скве́рными.

При́зри Благоутро́бием, Всепе́тая Богоро́дице,/ на жесто́кое се́рдца моего́ окамене́ние/ и просвети́ тьму души́ моея́.

Кондак, глас 2

Всех Животе́, Све́те и Утеше́ние,/ Наде́ждо и Наслажде́ние, Всесвяты́й Ду́ше,/ Бо́га Тя зна́ющих, Отцу́ и Сы́ну Сопресто́льна,/ даро́в Твои́х сподо́би/ и грехо́в отпуще́ние да́руй им.

Ирмос: Согла́сная возшуме́ орга́нская песнь/ почита́ти златосотворе́нный безду́шный истука́н;/ Уте́шителева же светоно́сная благода́ть почеству́ет,/ е́же вопи́ти:/ Тро́ице Еди́ная, Равноси́льная, Безнача́льная, благослове́на еси́.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Вся́кия зло́бы и ху́дости нра́вов свободи́в мя, Спа́се,/ дарова́нии всесвяты́ми Боже́ственнаго Паракли́та обогати́ мя, пою́ща:/ отце́в Бо́же, благослове́н еси́.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Вся́каго желе́за и ка́мене жесточа́йшее се́рдце мое́ умягчи́, Спа́се,/ да и́стинным умиле́нием возопию́, спаса́емь:/ отце́в Бо́же, благослове́н еси́.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Со Отце́м Безнача́льным Сы́на и Ду́ха Соприсносу́щна,/ во Еди́ном Существе́, и Трие́х Ли́цах, богосло́вствующе, пое́м:/ отце́в Бо́же, благослове́н еси́.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Лука́вым обы́чаем грехо́вным ра́бски побежда́емь,/ Тебе́, всех Влады́це, припа́дая, молю́ся:/ скве́рныя сея́ рабо́ты изба́ви мя.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Кре́пкою си́лою Твое́ю/ грехо́м изнемо́гшую ду́шу мою́ утверди́ти благоволи́,/ да воззову́, спаса́емь:/ отце́в Бо́же, благослове́н еси́.

Слава: Ра́зумом Боже́ственным и те́плым покая́нием, Богоблагода́тная,/ ум мой и ду́шу, лю́те грехо́м помраче́нную,/ просвети́ти изво́ли, да пою́ Ти со Арха́нгелом:/ ра́дуйся, Влады́чице.

И ныне: Пло́ти моея́ беззако́нная и пристра́стная движе́ния, Богороди́тельнице,/ умертви́вши коне́чне,/ благода́ть Паракли́тову в души́ мое́й насади́,/ да святоле́пне Тя, Пресвяту́ю, прославля́ю всегда́.

Ирмос: Разреша́ет у́зы и ороша́ет пла́мень/ трисве́тлый Богонача́лия о́браз, пою́т о́троцы,/ благослови́т же еди́наго Спа́са и Вседе́теля,/ я́ко Благоде́теля,/ сотворе́нная вся́ческая тварь.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Губи́тельнаго разжже́ния беззако́нных помысло́в разреши́ мя, Иису́се мой,/ да чи́стым се́рдцем сла́влю Тя.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Со Безпло́тными слу́гами Твои́ми/ Высоча́йшую и Вседе́тельную Тро́ицу пое́м Тя/ и превозно́сим, пе́рстнии раби́ Твои́.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Губи́тельныя нахо́ды враго́в мои́х неви́димых изгоня́я от души́ моея́,/ благода́ть Твою́ всели́ти в ней, Паракли́те, изво́ли.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Проше́ния, и́хже у Тебе́ прошу́ моли́твою,/ соверша́ти бо́дренно де́лом, и стра́хом,/ и любо́вию сподо́би мя, Уте́шителю.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Па́че блудни́цы и Иса́ва беззако́новав,/ к Твои́м щедро́там прибега́ю:/ не отри́ни мене́ от благода́ти Твоея́, Паракли́те Пресвяты́й.

Благослови́м Отца́ и Сы́на, и Свята́го Ду́ха, Го́спода.

Слава: Грехолюби́в зело́ па́че всех челове́к сый, Всепе́тая,/ К Тебе́ прибега́ю:/ спаси́ мя, недосто́йнаго раба́ Твоего́.

И ныне: Любому́дрия и́стины Боже́ственнаго рачи́теля покажи́ мя, Всепе́тая,/ стра́хом и любо́вию направля́ющи мя.

Ирмос: Ра́дуйся, Цари́це,/ матероде́вственная Сла́во,/ вся́ка бо удобообраща́тельная благоглаго́ливая уста́/ вити́йствовати не мо́гут,/ Тебе́ пе́ти досто́йно,/ изумева́ет же ум всяк Твое́ рождество́ разуме́ти,/ Те́мже Тя согла́сно сла́вим.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Спа́се мой, просвеще́ние и Защи́тниче,/ от Твоея́ Боже́ственныя ра́дости не отри́ни мене́/ Пречи́стыя Твоея́ Ма́тере моли́твами святы́ми.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

С Го́рними Си́лами и аз, со стра́хом ниц пад,/ покланя́ютися, пе́рстный, и любо́вию вопию́ Ти:/ Тро́ице Всесвята́я, сла́ва Тебе́.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Спаси́ мя, пою́щаго, покланя́ющагося и славосло́вящаго/ держа́ву непристу́пныя сла́вы Твоея́.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Бла́гости нра́вов, и наказа́нию зако́на,/ и ра́зуму Боже́ственных догма́т научи́ мя,/ да богоуго́дно пою́ Тя, Боже́ственный Паракли́те.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Всех пра́ведных и благоугоди́вших Ти/ сподо́битися изво́ли ра́достнаго пра́здника,/ да вку́пе с ни́ми пою́ Тя, Пресвяты́й Уте́шителю.

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Души́ моея́ страхова́ние, и разли́чныя зло́бы,/ и всю ея́ истреби́в ху́дость,/ доброде́телей венце́м украси́ ю́, Святы́й Паракли́те.

Слава: О Всенепоро́чная Де́во,/ растли́вшуюся вся́ческими блуже́нии окая́нную ду́шу мою́/ Твои́ми святы́ми моли́твами исцели́.

И ныне: О Боже́ственная Хода́таице Бо́гу и челове́ком,/ худу́ю сию́ моли́тву мою́/ Боже́ственному Паракли́ту принеси́, молю́ Тя, Всесвята́я Богоро́дице.

Таже глаголи стихи сия:

Спаси́ от бед раба́ Твоего́, Уте́шителю Благи́й,/ я́ко зело́ и безпреста́нно напада́ют на мя нечи́стии бе́сове/ по́мыслы и мечта́нии скве́рными.

При́зри Благоутро́бием, Всепе́тая Богоро́дице,/ на жесто́кое се́рдца моего́ окамене́ние/ и просвети́ тьму души́ моея́.

И тропари сия:

Досто́йно есть вои́стину велича́ти Тя, Бо́га Сло́ва,/ Его́же трепе́щут и ужаса́ются Херуви́ми/ и славосло́вят Си́лы Небе́сныя,/ от Де́вы непрело́жно вопло́щшагося/ Христа́, Жизнода́вца и Го́спода.

Досто́йно есть вои́стину превозноси́ти Тя славосло́вии, Всепреблага́го,/ и Всепресвята́го, и Храни́теля жи́зни на́шея,/ со Отце́м и Сы́ном богонача́льно ца́рствующаго ви́димыми и неви́димыми,/ от Отца́ еди́наго исходя́щаго Бо́жия Ду́ха,/ вели́ка же и стра́шна, со стра́хом сла́вити.

Слава: Пое́м Тя все боголе́пно пе́нии Боже́ственными,/ Отца́ и Сы́на и Ду́ха Боже́ственнаго,/ Трисоста́вную Держа́ву,/ Еди́но Ца́рство и Госпо́дство.

И ныне: Влады́чице, Ма́ти Изба́вителя,/ приими́ моли́твы Твои́х непотре́бных раб,/ и́мже возда́ждь избавле́ние грехо́в/ и богоуго́дныя жи́зни прия́тное исправле́ние.

Молитва ко Пресвятому Духу

Приими́, Влады́ко, Преблаги́й Паракли́те, Еди́н Сый Святы́я и Покланя́емыя Единосу́щныя же и Нераздели́мыя Тро́ицы, худо́е сие́ моле́ние, ему́же благоволи́л еси́ приноси́му быва́ти Тебе́ от челове́ка гре́шнаго и осужде́ннаго, и прости́ ми согреше́ния моя́, во́льныя и нево́льная, от та́йных мои́х очи́сти мя и от чужди́х пощади́ раба́ Твоего́. Благоволи́ о мне, гре́шнем и непотре́бнем, и не́мощи души́ моея́ посети́ благода́тию Твое́ю и исцели́ сокруше́ние ея́.

Поми́луй мя, Влады́ко, Паракли́те, Бо́же, поми́луй мя, освяти́ мою́ ду́шу и те́ло, просвети́ ми ум и ра́зум, очи́сти со́весть душе́вную от вся́кия скве́рны, нечи́стых по́мыслов, умышле́ний лука́вых и разуме́ний ху́льных и от вся́каго превозноше́ния, го́рдости же и киче́ния, высокоу́мия же и де́рзости, и сатани́нскаго шата́ния, и от вся́каго фарисе́йскаго лицеме́рия и презо́рства, и от вся́каго сту́днаго и лука́ваго обы́чая моего́ изба́ви мя до конца́, сла́вы ра́ди и́мене Твоего́, и да́руй ми и́скреннее покая́ние, сокруше́ние се́рдца моего́ и смиренному́дрие, кро́тость же и ти́хость и вся́кое христиа́нское благогове́инство, ра́зум же и худо́жество духо́вное, со вся́ким благоразу́мием, благодаре́нием и терпе́нием соверше́нным.

Ей, Бо́же, сла́вы ра́ди и́мене Твоего́ услы́ши мя, гре́шнаго, моля́щагося Тебе́, и сподо́би мя в про́чее вре́мя окая́нныя жи́зни моея́ ка́ятися и́скренне мои́х беззако́ний, со вся́ким смиренному́дрием, целому́дрием же и воздержа́нием и́стинным, отступи́вшу мне вся́каго сомне́ния, двоеду́шия и нечу́вствия, и соблюди́ мя, Влады́ко, во вся́ком благочести́вом и правосла́вном испове́дании ве́ры христиа́нския, да сподо́блюся во вся дни живота́ моего́ без сомне́ния пе́ти Тя, благослови́ти, славосло́вити и глаго́лати: Святы́й Бо́же, О́тче Безнача́льный; Святы́й Кре́пкий, Сы́не Его́ Собезнача́льный; Святы́й Безсме́ртный, Ду́ше Святы́й, от Отца́ исходя́й и в Сы́не пребыва́яй и почива́яй; Тро́ице Всесвята́я, сла́ва Тебе́. Сла́ва Тебе́, Свята́я Тро́ице Единосу́щная, Животворя́щая и Нераздели́мая, всех ра́ди сла́ва Тебе́.

Сла́ва Тебе́, Ма́ти Бо́жия, ве́рных прибе́жище, и избавле́ние в лю́тых содержи́мым, и души́ моея́ Боже́ственное утеше́ние; всеокая́нную ду́шу мою́, о Богоблагода́тная, уя́звленную стреля́нии ра́тника, Твоему́ всеси́льному предста́тельству поруча́ю, ю́же соблюда́й, покрыва́й и спаса́й от бесо́вских ко́зней невреди́му, да вопию́ Ти: ра́дуйся, Неве́сто Неневе́стная.

К Духу Святому обращено все, имеющее нужду в освящении. Он есть начало и неисчерпаемый источник нашего освящения, без которого невозможно вечное спасение. Без Духа Святаго никто не может ни греха избежать, ни исполнять заповеди Божии. Поэтому будем всегда стремиться к тому, чтобы Дух Святый был в нас и с нами. Для этого надо поддерживать чистоту своего душевного сосуда, молитвенно прославлять Третью Ипостась Пресвятой Троицы. Лучшим молитвенным прославлением Духа Святаго будет постоянное возношение Ему помещаемого ниже канона. Этот канон также обязательно нужно помолиться на праздник Святаго Духа (в понедельник после праздника Святой Троицы).

——————————————————————

Общее начало и конец всем канонам →
Порядок чтения по уставу
——————————————————————

Тропарь, глас 8-й

Благословен еси Христе Боже наш, иже премудрыя ловцы явлеи, послав им Дух Святыи, и теми уловлеи вселенную, Человеколюбче слава Тебе.

Канон, глас 1-й

Песнь 1. Ирмос

Люты работы избыв Израиль и непроходимо пройде яко по суху. Врага зря потопляема, песнь в веселии поет Богу, чудотворящему мышцею высокою. Яко прославися.

Запев: Слава Тебе Боже наш, слава Тебе (поклон).

Божественыи Душе Святыи, иже всем раздаваяи дарования, и вся творя волею. Вдохни ми светоносное Твое дарование. Яко да славлю Тя со Отцем и Сыном совокупляема.

Запев. Иже небесным силам, святостнаго дохновения Твоего, благодать давыи Утешителю. Моего смысла скверну изчистив, святости Твоея покажи исполнена.

Слава. Источниче жизни веруемыи, и струя Божественыя благости. Душе Божии Святыи. Ум мой умерщвеныи животворя, Твоим действом воскреси, пети Твою благость.

И ныне. Богородичен. Храм Дево бысть Божии, нашествием Духа содетелною силою Его. Силу дарующа рожествену Благодатная. Радуися яже содила еси плотию Слово безначалное.

Катавасия: Сохрани от бед рабы Своя, Душе Святыи Боже наш, яко усердно к Тебе прибегаем, к милостивому Избавителю и всех Владыце Господу и Богу (поклон). Господи помилуй (3 раза с поклонами).

Песнь 3. Ирмос

Первовечному от Отца рожденну нетленну Сыну. И в последняя лета от Девы воплощену без семени, Христу Богу возопием. Воздвигнувыи рог наш, Свят еси Господи.

Запев. Имея по естеству, хотения силу сточну. Небесныя премирны яко Бог соблюдая. Дух Святыи непрестанно учит вопити, Свят еси Господи.

Запев. Хвалами немолчными, облиставшия благодать Духа, богогласным апостолом, в дыхании бурне. Согласно славим со безплотными лики вопиюще, Свят еси Господи.

Слава. Едину власть, и Божество едино и силу. Едино начало и Царство Святыя Троица. Мудрствующе вопием. В трисвятем гласе вопиюще, Свят еси Господи.

И ныне. Богородичен. Колесниценосна, и светло пребывалище Всечистая. Херувим вышьши бысть, Бога на руку носившия. Тем же Ти вси воспеваем Чистая. Радуися Всеблаженая. Катавасия.

Слава, и ныне. Седален, глас 4-й. Праздника преполовение, и конечныи праздник празднуем вернии светло, еже есть пятьдесятница, обещания исполнение и любве, в сей бо огнь утешителев сниде на землю, яко в видении язык, и ученики просвети, и сих небесныя таинники показа: свет бо прииде утешителя, и мир просвети.

Песнь 4. Ирмос

Жезл ис корене Иессеова, и цвет от него Христе от Девы прозябл есть. Из горы хвалныя присенныя часты, прииде воплощься от Безмужныя безплотныи Бог. Слава силе Твоей Господи.

Запев. Велика даруя нам Дух Всесвятыи. Апостолом найде яко Божественен, яко благ. Яко исполняя всяческая. Яко боготворя, яко освящая. Яко всех творителен владычески и самовластен.

Запев. На престоле Христе отеческом седе, низпослал еси учеником Твоим утешителя якоже обещася Спасе, яко Бога грядуща. Посылая же яко нечюжа. Яко всех содетеля. Иже из Отца изходяща.

Слава. Глаголав языки пророк будущая, научи Дух древле Всесвятыи. Языки же премудрых апостол вещает, во гласе дыхания бурнейша, величия Божия. Ныне существене сбываем.

И ныне. Богородичен. Врата умнаго света именуем Тебе Богомати, имиже вниде к нам Христос. Красен явися блистаньми Божества, в плотьсте одеянии покровен. Невидим яко Бог, ныне же по нас видим. Катавасия.

Песнь 5. Ирмос

Бог сыи мира, Отец щедротам. Великаго совета Ти ангела, мир подавающа послал еси нам. Тем к свету Богоразумия наставляеми, от нощи утренююще, славословим Тя Человеколюбче.

Запев. Иже Духом премудрости и страха Божия, истины и света и разума, мир подаваяи, вселися в ны. Яко да освятившеся Твоим вселением, из нощи утренююще славословим Тя Человеколюбче.

Запев. Иже вся содержаи, и всем сыи Господь. Иже тварь соблюдаяи непадаему. Подаждь святьбу нам и просвещение. Яко да насытившеся Твоего светодательства. Из нощи утренююще славословим Тя Человеколюбче.

Слава. Иже древле закон нанертавыи Моисею. Новаго завета повеления, и закон благодати излагает ясно, во апостольских сердцих написав. Божественыи Утешитель пришед. Яко Человеколюбец.

И ныне. Богородичен. Клятву Евжину всех матере, Твоим рожеством Дево упразднила еси, миру благословение возсиявши Христа. Тем же радующеся, усты и нравом Богородицу воистину Тя исповедающе блажим. Катавасия.

Песнь 6. Ирмос

От утробы Иону цела изверже, морскии зверь. Якова прият. В Девицу убо вселився Слово, и плоть приим, пройде сохранив неистленну. Еже бо не пострада истления, рождьшую сохранив невреженну.

Запев. Своим учеником исполняя обещание. Духа Христе сим послал еси. Действом великих чудес дарующа. И языки огнезрачныя дарствующа. Да Твоего познания языком стада исполнят.

Запев. Прийди к нам Душе Святыи, причастники Твоея содевая святости. И света не вечерняго, и Божественыя жизни, и благоуханнейшаго раздаяния. Ты бо река Божества, из Отца Сыном изходящи.

Слава. Спаси Утешителю, иже верно поющих Боголепное пришествие Твое. Сыном исходящии. И очисти от всякия скверны, яко благоутробен. И покажи достойных Твоего осияния. И светом Твоим Боговиднейшим сотворяя несквернена зерцала.

И ныне. Богородичен. Всяк лик пророческии, от Бога тайно учим. Предвидяще таиньство неизреченнаго и Божественнаго воплощения. Бога Слова из Тебе Дево Мати возвещаше. Ты бо истиннейшии и древнии свет явила еси. Катавасия.

Слава, и ныне. Кондак. Егда сошед языки размеси, разделяше племена вышнии. Егда же огненныя языки раздая, в совокупление вся призва, единогласно славити Всесвятыи Дух.

Икос. Скоро и твердо даруй утешение рабом Своим Исусе, внегда унывати Духом нашим, не отлучайся от душ наших в скорбех, и не удаляйся от смысл наших в напастех, но присно нас предвари, и приближися к нам, приближися иже везде сыи, якоже апостолом Твоим спребывал еси всегда, тако и любящим Тебе, соедини Себе Щедре, да совокуплени Тебе поем, и славим Всесвятыи Дух.

Песнь 7. Ирмос

Отроцы во блазей вере воспитани, нечестива веления небрегше. Огненаго прещения не убояшася. Но посреде пламени стояще пояху, отцем Бог благословен еси.

Запев. Ныне обетования предузаконение Христово исполнися. Разделение бо языком, Духа пришествие сказа учеником. Облиставшие Троицы единаго Пребожественаго.

Запев. Древле убо разделися, согласие языком безсловесно. Ныне же ко единому сложению яве собрашася. Самодействующу Честному и Божественому Духу, от Троица Пребожественыя единому.

Слава. Свыше носиму дохновению Святаго Духа. Величия Божия преславно вещаху, апостоли Христовы. Согласно поюще, иже отцем Бог благословен еси.

И ныне. Богородичен. Образ Твоего рожества, трие отроцы в пещи показаша. Яко бо пребыша огнем не вредими. Сохранися Чиста, приемши во чреве Огнь нестерпимыи. Иже отцем Бога благословенаго. Катавасия.

Песнь 8. Ирмос

Чюдо превелие, росодавицу вообрази пещь образом. И яже бо прият неопали юных, такоже и огнь Божественыи Дево, юже пройде Чисту. Тем поюще возопием. Да благословит тварь всякая Господа, и превозносит Его во веки.

Запев. Святыи Душе происходяи от Бога. Святость всем подаждь иже в Тя верующим. Свят и подателен человеком святости Ты еси. Тем же воспевающе взываем. Да благословит тварь всякая Господа, и превозносит Его во веки.

Запев. Даеши подателне яко благодетель дар благости, Тебе поющим Утешителю. Благих бо подателен еси, и благости пучина. Темже Тя хваляще воспеваем. Да благословит тварь всякая Господа, и превозносит Его во веки.

Слава. Истинен животворив есть Дух. Самодвижим самовластен. Разделяя яко хощет даров раздаяния. Самовладычен, самоповеленен, безначален. Ему же ныне поклоняющеся (поклон) воспеваем. Да благословит тварь всякая Господа, и превозносит Его во веки.

И ныне. Богородичен. Кто Твоему премножеству благоутробия не дивится, безначалее Слове. Нас ради обнищал еси богат сыи, и во чрево Девы Святыя вселися. Тем же воспевающе взываем. Да благословит тварь всякая Господа, и превозносит Его во веки. Катавасия.

Песнь 9. Ирмос

Радуися девственная похвала. Радуися Мати Пречистая. Юже вся тварь Божественными песньми величаем.

Запев с поклоном. Се к нам Утешителя другаго низпослал еси. Единосущном Тебе Слове и Отцу Твоему сопрестолна.

Запев. Спаси от искушении Утешителю, единомудрствующих Тя. И славословящих Твое превечное бытие.

Слава. Прииди к нам Утешителю, Твоего утешения насыщая. Славу Твою богословящим неизреченную.

И ныне. Невеста Божия Всенепорочная. Иже почитающих Тя достойно, избави от искушении молитвами си. Катавасия.

Задостойник: Владычице приими молитву раб Своих, и избави нас от всякия нужды и печали. Ты еси Богородице, оружие наше и стена. Ты еси заступнице, и к Тебе прибегаем, Тя и ныне на молитву призываем, да избавиши ны от враг наших. Возвеличим Тя вси пренепорочную Матерь Христа Бога нашего, Юже осени Дух Пресвятыи.

Отпуст: Иже в видении огненых язык низпослав Пресвятыи Дух в день пятьдесятныи, на святыя Своя ученики и апостолы, Господи Исусе Христе Сыне Божии, молитв ради Пречистыя Твоея Матере, и всех ради святых помилуй и спаси нас яко Благ и Человеколюбец. Аминь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *