Макарий желтоводский и унженский

Макарий Желтоводский

В Википедии есть статьи о других людях с именем Макарий (значения).

Макарий Желтоводский, Унженский


Преподобный Макарий Желтоводский, Унженский. Икона XVII века

Родился

1349
Нижний Новгород

Умер

1444
Унжа

Почитается

в православии

В лике

преподобных

Главная святыня

мощи в Макарьевском Унженском монастыре

День памяти

25 июля (7 августа);
также 23 января (5 февраля) — Собор Костромских святых

Подвижничество

основание монастырей, чудотворения

Медиафайлы на Викискладе

Макарий Желтоводский (Макарий Унженский; 1349, Нижний Новгород — 1444, Унжа) — православный монах, основатель ряда монастырей, чудотворец, миссионер поволжских народов. канонизирован Русской церковью в лике преподобных. Память совершается 25 июля (7 августа), а также 23 января (5 февраля) — в Соборе Костромских святых.

Жизнеописание

Согласно Житию, Макарий родился в 1349 году в Нижнем Новгороде в семье благочестивых родителей Ивана и Марьи. С самого детства он был необыкновенным человеком. Автор говорит о нём не иначе как о «леторасли» (побеге) райской лозы. По преданию, дом родителей преподобного Макария находился в 7 саженях от Мироносицкой церкви; а с противоположной стороны в 7 саженях стоял дом, где родился преподобный Евфимий Суздальский, современник Макария.

Макарий вышел из круга учеников Дионисия, будущего архиепископа Суздальского — известнейшего церковно-политического деятеля второй половины XIV века. Согласно Житию, в двенадцать лет Макарий тайно ушёл от родителей и принял иноческий постриг в Печерском Вознесенском монастыре при его основателе, архимандрите Дионисии. Многие подвижники начинали свою монашескую жизнь без благословения родителей, а то и против их воли. Сходным образом и Макарий доставляет горе родителям, уйдя без их ведома в монастырь. Подвижники поступали согласно буквально понятому завету Христа: «если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником» (Лк. 14:26). После пострижения Дионисий взял отрока к себе в келейники. От своего учителя Макарий перенял приверженность общежительному уставу и склонность к «сладкому безмолвию» — исихазму — особому течению, распространявшемуся в то время среди православного монашества.

В монастыре Макарий проявил себя как строгий аскет. Пищу принимал он только для того, чтобы не умереть от голода, но при этом ходил, как и прежде, с монастырской братией на трапезу, чтобы не показаться постящимся в глазах других. За свою подвижническую жизнь Макарий приобрёл почёт и уважение среди монастырских насельников. Тяготясь этим, согласно Житию, спустя годы он решил уйти из монастыря и поселиться в безлюдном месте ради «безмолвного жительства».

Странствуя несколько лет, Макарий в начале своего отшельнического подвига, согласно Житию, подвизался на реке Лух, а затем построил малую келью на берегу Волги, близ слободы Решмы Юрьевецкого уезда, где через некоторое время, предположительно в 1390-е годы, основал обитель во имя Богоявления Господня, будущую Макарьевскую пустынь. По преданию, Макарий и его ученики выкопали под горой колодец, вода из которого считается целебной.

Житие сообщает, что Макарий побывал и на Русском севере, возможно в Каргопольской земле.

В 1434 году в устье реки Керженец, согласно Житию, Макарий основал Желтоводский Макариев монастырь во имя Пресвятой и Живоначальной Троицы. За 4 года существования обители к Макарию присоединилось немало монахов. Обитель широко прославилась. На её обустройство давал пожертвования великий князь Московский Василий Тёмный. Согласно Житию, преподобный Макарий, «обходясь ласково и беседуя с приходящими иноверцами», обратил в православие немало мордвы, татар, марийцев и чувашей.

Расцвет новой обители длился всего 5 лет. Согласно Житию, в 1439 году, во время нашествия казанских татар на русские земли, пустынь была разрушена ханом Улу-Мухаммедом и Мамотяком. Большинство монахов было убито, а сам Макарий был уведён в плен в Казань. Вскоре хан отпустил его, запретив, однако, возобновлять монастырь на прежнем месте. Важной частью Жития является повествование о том, как Макарий выводил доверившихся ему людей из татарского плена в безопасные места. Когда это происходило, подвижнику было 90 лет.

Макарий, предав земле убитых монахов, отправился с теми, кто остался жив, в Галичскую землю, имея намерение основать там новую обитель. После долгого пути Макарий вместе со своими спутниками, уцелевшими русскими людьми, согласно Житию, достиг реки Унжи, где в 1439 году в 15 верстах от села Унжи основал деревянную «Макарьеву новую пустынь», известную впоследствии как Макарьево-Унженский монастырь. По пути из Казани в Унжу подвижник останавливался в Варнавинской пустыни, где беседовал с Варнавой Ветлужским. Согласно Житию, во время этого переселения все его спутники были питаемы чудесным образом молитвами преподобного (чудо преподобного Макария о лосе).

Согласно Житию, в 1444 году, в возрасте 95 лет Макарий мирно преставился в Макарьевском Унженском монастыре.

Мощи

Обретение мощей преподобного произошло 1671 году.

Мощи преподобного Макария покоятся в Макарьевском Унженском монастыре. С 2007 года его глава находится в Свято-Троицком Макариевом Желтоводском монастыре.

Чудеса

В Житии рассказ о жизни преподобного завершается описанием его двенадцати чудес. Описывается единственное прижизненное чудо Макария — исцеление дочери ушканина Федора.

Остальные его чудеса — посмертные. Среди них имеется рассказ об исцелении от болезни царского воеводы Ивана Выродкова. В двух других посмертных чудесах сам Макарий выступает как воин, защитник городов Унжи и Солигалича, на сивом коне, с пращей или луком в руках, в иноческой одежде багрового цвета. Ещё в двух чудесах рассказано о помощи Макария женщинам в сложных жизненных ситуациях: о спасении Марии от плена и позора и об избавлении Елены от страшного греха самоубийства.

Тематика большей части чудес, описанных в краткой редакции Жития, связана с периодом столкновения Руси с Казанским ханством — начиная от двух первых чудес, случившихся во время нападения татар на город Унжу и Унженский монастырь в 1522 года и заканчивая чудом об исцелении Ивана Выродкова, случившимся во время похода русского царского войска на Казань.

По результатам исследований комиссии, направленной 24 июня 1619 года патриархом Филаретом для изучения обстоятельств жизни Макария, более 50 человек по молитвам преподобного Макария получили исцеление от болезней. Было осуществлено свидетельствование чудес, происходящих у гроба Макария.

Предание сообщает, что покровительством Макария была сохранена жизнь Михаила Фёдоровича Романова. Впоследствии молодой царь совершил паломничество в Макарьевский Унженский монастырь (см. ниже).

Почитание

В Макарьевском Унженском монастыре хранится почитаемая чудотворной Макарьевская икона Божией Матери — список с образа Богородицы, согласно Житию, явившегося Макарию в 1442 году.

В канонизацию 1547—1549 годов Макарий не попал. Однако из Жития ясно, что уже в 1522 году он почитался как святой на Унже, где имелась его икона. В Солигаличе на протяжении XVI века Макарий почитался как местночтимый святой. В 1532 году, по сведениям Жития, в Солигаличе была заложена церковь во имя Макария, в честь избавления города от татар.

Святой Макарий был небесным патроном Нижегородского ополчения 1612 года.

В 1619 году вновь поставленный патриарх Филаретом постановил «преподобному отцу Макарию честь воздаяти тако ж, яко ж и прочим святым преподобным отцем» по всему Русскому государству. По инициативе патриарха молодой царь Михаил Фёдорович вместе со своей матерью, инокиней Марфой, ходил в 1619 году на богомолье в Унженский монастырь, ко гробу Макария, по

особому обету — для благодарного поклонения Феодоровской иконе Богоматери и святому угоднику и чудотворцу Макарию Желтоводскому и Унженскому за спасение и умиротворение Отечества и Церкви, за своё избрание и освобождение Патриарха Филарета из польского плена.

Житие и служба

Основная статья: Житие Макария Желтоводского и Унженского

Житие Макария Желтоводского и Унженского написано в XVI веке. По преположению Н. В. Понырко, создано около 1552 года (год похода на Казань) в Унже (или Унженском монастыре) или в Солигаличе (где Макарий в XVI веке почитался как местночтимый святой). По мнению И. М. Грицевской, написано в Унженском монастыре.

Житие имеет две редакции, краткую и пространную. Первоначальной является краткая редакция. Составитель пространного Жития пользовался кратким, словесно украсил его, но не распространил фактическую основу. Во время паломничества царя Михаила Фёдоровича Унженский монастырь в 1619 году Филарет Никитич располагал текстом Жития: «а даст Бог вперед подлинное Макариево Житие и чудотворение пришлю», — писал он царю. Какая это была редакция, не ясно.

Служба Макарию в отдельных списках предшествует краткому Житию. Время её создания Н. В. Понырко также определяется кануном 1552 года, поскольку здесь в молитвенном обращении к святому есть прошение о даровании «победы православному царю нашему на неверныя варвары». Служба имеет солигалическое происхождение: Макарий называется в ней «заступником и помощником» «граду нашему Галическому», говорится, что «днесь град твой, отче, Галич, тобою хвалится».

Основанные обители

Святой Макарий Унженский с его монастырём. А. Г. Ухтомский

  • Предположительно 1390-е годы: Макариев-Решемский монастырь (правый берег Волги, село Решма, Кинешемский район, Ивановская область)
    Основан как Богоявленская Макариевская Мужская обитель. В 1901—1920-е годы — Макариев-Решемский женский монастырь, c 1994 года Макариев-Решемский мужской монастырь, в настоящее время вновь Макариев-Решемский женский монастырь.
  • 1435 год — Свято-Троицкий Макариев Желтоводский монастырь (левый берег Волги, посёлок Макарьево, Лысковский район, Нижегородская область)
    Сожжён в 1439 году, возобновлён в 1620 году монахом Тетюшенского монастыря Авраамием. Закрыт в 1927 году, возобновлён в 1992 году. C 1882 года — стал женским монастырём. У его стен проходила Макарьевская ярмарка).
  • 1439 год — Свято-Вознесенский Свияжский Макарьевский мужской монастырь (правый берег Волги, 2 км от села Свияжска, Зеленодольский район, Татарстан)
    «Макарьевская Свияжская подгородная» обитель основана иноком Макарьевской Унженской пустыни Исаией по завещанию преподобного Макария Желтоводского, выбравшего это место для будущей обители ещё в 1439 году.
  • 1439 год — Макарьев-Унженский Свято-Троицкий мужской монастырь (город Макарьев, Костромская область)
    Упразднён в 1929 году. Возобновлён в 1993 году как женский монастырь.

Все перечисленные монастыри в настоящее время являются действующими. Свято-Троицкий Макариев Желтоводский монастырь является крупным духовным (а также культурным и туристическим) центром. Однако в связи с возможным повышением уровня воды Чебоксарской ГЭС находится под угрозой разрушения.

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 Понырко Н. В. Житие Макария Желтоводского и Унженского // Словарь книжников и книжности Древней Руси : / Рос. акад. наук, Ин-т рус. лит. (Пушкинский Дом) ; отв. ред. Д. С. Лихачёв . Л. : Наука, 1987—2017. Вып. 2 : Вторая половина XIV—XVI в., ч. 1 : А—К / ред. Д. М. Буланин, Г. М. Прохоров. — 1988. С. 291—293.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Житие Макария Желтоводского и Унженского / Подготовка текста, перевод и комментарии И. М. Грицевской // Библиотека литературы Древней Руси. / Институт русской литературы (Пушкинский Дом) РАН. — Т. 13: XVI век.
  3. Архимандрит Зосима. Макариев-Решемский мужской монастырь на потрале Русские церкви.
  4. Крестный ход с мощами преподобного Макария Желтоводского проходит в Нижегородской епархии. Патриархия.ru (3 августа 2007). Дата обращения 19 июня 2018.
  5. Письма русских государей. М., 1818. С. 27—46

Литература

  • Зонтиков Н. А. Преподобный Макарий Унженский и Желтоводский : к 555-летию со дня преставления. 1444—1999 гг. — Кострома : , 1999. — 62 с. : ил.
  • Пигин А. В. Сказание о иконе Макария Желтоводского и Унженского в Хергозерском монастыре Каргопольского уезда // Русская агиография : Исследования. Материалы. Публикации. Т. 2. — СПб.: Пушкинский Дом, 2011. — С. 76—111. — ISBN 978-5-91476-035-6.

Ссылки

  • Житие Преподобнаго Макария Желтоводского и Унженского. Нижегородский Вознесенский Печерский мужской монастырь.
  • Преподобный Макарий Желтоводский, Унженский. Православный Церковный календарь. Православие.Ru.
  • Макариев-Решемский женский монастырь.
  • Свято-Вознесенский Макарьевский мужской монастырь.
  • Свято-Троицкий Макариево-Унженский женский монастырь.

Преподобный Макарий Желтоводский, Унженский

Краткое житие преподобного Макария Желтоводского, Унженского

Пре­по­доб­ный Ма­ка­рий Жел­то­вод­ский, Ун­жен­ский ро­дил­ся в 1349 го­ду в Ниж­нем Нов­го­ро­де в се­мье бла­го­че­сти­вых ро­ди­те­лей. В две­на­дцать лет он тай­но ушел от ро­ди­те­лей и при­нял ино­че­ский по­стриг в Ни­же­го­род­ской Пе­чер­ской оби­те­ли от свя­то­го Ди­о­ни­сия (впо­след­ствии ар­хи­епи­ско­па Суз­даль­ско­го; † 1385; па­мять 26 июня). Со всем пы­лом юно­ше­ской ду­ши он от­дал­ся де­лу спа­се­ния: стро­жай­ший пост и точ­ное ис­пол­не­ние ино­че­ских пра­вил от­ли­ча­ли его пе­ред все­ми бра­ти­я­ми.

Толь­ко через три го­да ро­ди­те­ли пре­по­доб­но­го Ма­ка­рия узна­ли, ку­да он скрыл­ся. Отец при­шел к нему и слез­но умо­лял сы­на лишь о том, чтобы он вы­шел по­ви­дать­ся с ним. Пре­по­доб­ный Ма­ка­рий раз­го­ва­ри­вал с от­цом через сте­ну и ска­зал, что уви­дит­ся с ним в бу­ду­щей жиз­ни. «Про­тя­ни мне, по край­ней ме­ре, свою ру­ку», – про­сил отец. Сын ис­пол­нил эту ма­лую прось­бу, а отец, по­це­ло­вав про­тя­ну­тую ру­ку сы­на, воз­вра­тил­ся до­мой. Тя­го­тясь сла­вой, сми­рен­ный Ма­ка­рий уда­лил­ся на бе­рег ре­ки Вол­ги и под­ви­зал­ся здесь в пе­ще­ре близ озе­ра Жел­тые во­ды. Здесь он твер­дым воз­дер­жа­ни­ем и тер­пе­ни­ем пре­одоле­вал брань вра­га спа­се­ния. К пре­по­доб­но­му Ма­ка­рию со­бра­лись лю­би­те­ли без­мол­вия, и в 1435 го­ду он устро­ил для них оби­тель во Имя Пре­свя­той Тро­и­цы. Здесь он на­чал про­по­ве­до­вать хри­сти­ан­ство окрест­ным че­ре­ми­сам и чу­ва­шам и кре­стил ма­го­ме­тан и языч­ни­ков в озе­ре, по­лу­чив­шем на­зва­ние Свя­то­го. Ко­гда в 1439 го­ду ка­зан­ские та­та­ры ра­зо­ри­ли оби­тель, пре­по­доб­но­го Ма­ка­рия взя­ли в плен. Из по­чте­ния к его бла­го­че­стию и бла­го­тво­ри­тель­ной люб­ви хан от­пу­стил свя­то­го из пле­на и вме­сте с ним осво­бо­дил до 400 хри­сти­ан. Но с пре­по­доб­но­го Ма­ка­рия взя­ли сло­во не се­лить­ся при Жел­том озе­ре. Пре­по­доб­ный Ма­ка­рий с че­стью по­хо­ро­нил из­би­ен­ных в его оби­те­ли и от­пра­вил­ся за 240 верст в Га­лич­ские края. Во вре­мя это­го пе­ре­се­ле­ния все пут­ни­ки, по мо­лит­вам пре­по­доб­но­го, пи­та­лись чу­дес­ным об­ра­зом. Дой­дя до го­ро­да Ун­жа, пре­по­доб­ный Ма­ка­рий по­ста­вил в 15 вер­стах от го­ро­да на бе­ре­гу озе­ра Ун­жа крест и по­стро­ил кел­лию. Здесь он ос­но­вал но­вую оби­тель. На пя­том го­ду сво­ей жиз­ни в Ун­же пре­по­доб­ный Ма­ка­рий за­бо­лел и пре­ста­вил­ся в воз­расте 95 лет.

Еще при жиз­ни пре­по­доб­ный Ма­ка­рий был на­де­лен бла­го­дат­ным да­ром: он ис­це­лил сле­пую и бес­но­ва­тую де­вуш­ку. По­сле кон­чи­ны пре­по­доб­но­го мно­гие по­лу­ча­ли ис­це­ле­ние от его мо­щей. Ино­ки воз­двиг­ли над его гро­бом храм и уста­но­ви­ли в оби­те­ли об­ще­жи­тие. В 1522 го­ду та­та­ры на­па­ли на Ун­жу и хо­те­ли обо­драть се­реб­ря­ную ра­ку в Ма­ка­ри­е­вой пу­сты­ни, но ослеп­ли и, обе­зу­мев, бро­си­лись бе­жать. Мно­гие из них уто­ну­ли в Ун­же. В 1532 го­ду мо­лит­ва­ми пре­по­доб­но­го Ма­ка­рия спас­ся от та­тар го­род Со­ли­га­лич, и бла­го­дар­ные жи­те­ли устро­и­ли в со­бор­ном хра­ме при­дел в честь свя­то­го. Бо­лее 50 че­ло­век по мо­лит­вам пре­по­доб­но­го Ма­ка­рия по­лу­чи­ли ис­це­ле­ние от тя­же­лых неду­гов, как это уста­но­ви­ла ко­мис­сия, по­слан­ная пат­ри­ар­хом Фила­ре­том 24 июня 1619 го­да.

Полное житие преподобного Макария Желтоводского, Унженского

Угод­ник Бо­жий Ма­ка­рий ро­дил­ся в Ниж­нем Нов­го­ро­де от бла­го­че­сти­вых ро­ди­те­лей. От­ца его зва­ли Ива­ном, мать – Ма­ри­ей. Еще в мла­ден­че­стве Ма­ка­рий удив­лял их: ко­гда зво­ни­ли к утрене, он на­чи­нал бес­по­кой­но во­ро­чать­ся в люль­ке и пла­кать. И на вся­кий цер­ков­ный звон Ма­ка­рий так от­зы­вал­ся, а в про­чее вре­мя мол­чал. Дол­го ро­ди­те­ли не мог­ли по­нять, в чем де­ло, и на­ча­ли бы­ло бес­по­ко­ить­ся, но од­на­жды все раз­ре­ши­лось.

Как-то в празд­ник за­зво­ни­ли в церк­ви, ро­ди­те­ли ста­ли со­би­рать­ся к утрене, а ма­лень­кий Ма­ка­рий, как все­гда, на­чал кри­чать и пла­кать.

«Ес­ли бы он пе­ре­стал пла­кать, – ска­зал отец, – взя­ли бы его с со­бой на служ­бу». Ма­ка­рий сра­зу же успо­ко­ил­ся, а ко­гда его при­нес­ли в цер­ковь, он услы­шал пе­ние пев­чих, за­сме­ял­ся и по­том всю служ­бу ве­се­ло улы­бал­ся ма­те­ри. То­гда ро­ди­те­ли по­ня­ли, по­че­му пла­кал Ма­ка­рий, и с то­го дня ста­ли его но­сить в храм; он каж­дый раз очень ра­до­вал­ся, а ес­ли его остав­ля­ли до­ма, сно­ва на­чи­нал кри­чать и пла­кать. Тут ро­ди­те­ли ура­зу­ме­ли, что на их ре­бен­ке по­чи­ва­ет Бо­жия бла­го­дать.

Ко­гда Ма­ка­рий под­рос, от­да­ли его учить­ся книж­ной гра­мо­те, и в этом де­ле он вско­ро­сти пре­успел так, что пре­вос­хо­дил не толь­ко сверст­ни­ков, но и стар­ших. Он и по­хож был боль­ше на взрос­ло­го, чем на от­ро­ка: несмот­ря на при­род­ную смет­ли­вость и жи­вой ум, по ха­рак­те­ру он был сте­пен­ный и рас­су­ди­тель­ный. Иг­рать с детьми Ма­ка­рий не лю­бил, он тер­пе­ли­во си­дел за кни­га­ми да каж­дый день хо­дил в храм. Все его лю­би­ли, ро­ди­те­ли ра­до­ва­лись о нем и бла­го­да­ри­ли Бо­га.

От­рок Ма­ка­рий услы­шал о мо­на­ше­стве и тай­но ре­шил по­ки­нуть ро­ди­тель­ский дом и уй­ти в мо­на­стырь. Он вы­брал Пе­чер­скую оби­тель, на­хо­див­шу­ю­ся на бе­ре­гу Вол­ги, в трех вер­стах от го­ро­да, и от­пра­вил­ся ту­да. По до­ро­ге ему по­встре­чал­ся ни­щий, оде­тый в об­нос­ки, Ма­ка­рий об­ме­нял­ся с ним одеж­дой и под ви­дом ни­ще­го по­до­шел к мо­на­сты­рю.

От­рок по­же­лал ви­деть ар­хи­манд­ри­та (им был то­гда Ди­о­ни­сий, впо­след­ствии епи­скоп Суз­даль­ский) и по­про­сил­ся в мо­на­хи. На­сто­я­тель, ви­дя юный воз­раст Ма­ка­рия, стал рас­спра­ши­вать, от­ку­да он и кто его ро­ди­те­ли. Ма­ка­рий свое про­ис­хож­де­ние скрыл. На­звал­ся жи­те­лем дру­го­го го­ро­да, ска­зал, что он круг­лый си­ро­та, ни­щен­ству­ет и ни­ко­го из близ­ких у него нет. Сам он, за­кон­чил Ма­ка­рий, же­ла­ет слу­жить Бо­гу в мо­на­сты­ре.

На­сто­я­те­лю его речь по­нра­ви­лась, к то­му же он преду­га­ды­вал, что от­рок при­зван стать ве­ли­ким по­движ­ни­ком. По­это­му ни­ма­ло не мед­ля при­нял его в мо­на­стырь, по­стриг в ино­ки, по­се­лил в сво­ей ке­ллии и на дол­гие го­ды стал ему от­цом, на­став­ни­ком и учи­те­лем.

Инок Ма­ка­рий усерд­но тру­дил­ся и ис­пол­нял вся­кое по­слу­ша­ние; на­став­ни­ку во всем под­чи­нял­ся, бра­тии уго­ждал, ни с кем не всту­пал в пре­ре­ка­ния, мол­чал го­раз­до ча­ще, чем го­во­рил; а ес­ли раз­го­ва­ри­вал с кем, то обя­за­тель­но крат­ко и незло­би­во, да и то ста­рал­ся как мож­но ско­рее за­кон­чить раз­го­вор. Ско­ро о нем за­го­во­ри­ли как о боль­шом по­движ­ни­ке уже не толь­ко в мо­на­сты­ре, но и за его пре­де­ла­ми.

Ро­ди­те­ли свя­то­го, не имея от сы­на ни­ка­ких из­ве­стий, по­всю­ду о нем рас­спра­ши­ва­ли и очень го­ре­ва­ли, но не те­ря­ли на­деж­ды его най­ти.

Про­шло око­ло трех лет, и вот слу­чи­лось от­цу Ма­ка­рия встре­тить­ся с од­ним пе­чер­ским ино­ком, при­шед­шим в го­род по ка­ким-то мо­на­стыр­ским де­лам. Отец рас­ска­зал ему о сво­ем го­ре: три го­да на­зад про­пал сын, и с тех пор ни­че­го о нем не слыш­но.

Инок ска­зал: «Ка­жет­ся, как раз три го­да на­зад в наш мо­на­стырь при­шел юно­ша, одет он был как ни­щий, но вид имел доб­ро­по­ря­доч­ный и бла­го­че­сти­вый, и слез­но про­сил при­нять его. На­сто­я­тель оста­вил его в оби­те­ли, и те­перь этот юно­ша стал од­ним из луч­ших мо­на­хов и пре­успе­ва­ет ед­ва ли не боль­ше всех. Зо­вут его то­же Ма­ка­ри­ем».

Отец за­пла­кал. Тут же по­шел он в мо­на­стырь и там по­всю­ду ис­кал Ма­ка­рия, но ни­как не мог его уви­деть. От­ча­яв­шись, он при­шел к на­сто­я­те­лю и упал ему в но­ги, мо­ля по­ка­зать сы­на. То­гда на­сто­я­тель по­шел в свою кел­лию, где жил и Ма­ка­рий. «Ча­до, – ска­зал на­сто­я­тель, – отец твой, о ко­то­ром ты не ска­зал нам, при­шел в мо­на­стырь и хо­чет те­бя ви­деть». «Отец мой, – от­ве­чал Ма­ка­рий, – Гос­подь Бог, со­тво­рив­ший небо и зем­лю, а по­сле Него – ты, на­став­ник мой и учи­тель».

А отец его сто­ял в это вре­мя под две­рью. Услы­шав го­лос Ма­ка­рия, он вскрик­нул от ра­до­сти и через ок­но по­звал сы­на, про­ся вый­ти, чтобы он мог об­нять его. Но Ма­ка­рий, бо­ясь рас­тро­гать­ся, вый­ти от­ка­зал­ся. То­гда отец, пла­ча, ска­зал: «Не отой­ду от кел­лии, по­ка не уви­жу тво­е­го ли­ца и хо­тя бы немно­го не по­го­во­рю с то­бой».

Ма­ка­рий не под­да­вал­ся на уго­во­ры и не вы­хо­дил из кел­лии. «Ди­тя мое до­ро­гое, – взмо­лил­ся отец, – хо­тя бы ру­ку мне про­тя­ни». Ма­ка­рий через ок­но про­тя­нул ему ру­ку, а отец, ухва­тив­шись за нее, ска­зал: «Сын мой лю­би­мый, спа­сай свою ду­шу да за нас, греш­ных, мо­лись, чтоб и мы по тво­им мо­лит­вам уви­де­ли Цар­ство Небес­ное».

По­сле че­го, рас­про­стив­шись с сы­ном, по­ки­нул мо­на­стырь и по­шел до­мой; рас­ска­зал обо всем жене, и они вме­сте ра­до­ва­лись и про­слав­ля­ли Бо­га за то, что да­ро­вал им сы­на-по­движ­ни­ка.

Ма­ка­рий по-преж­не­му тру­дил­ся в оби­те­ли. Вско­ре он пре­взо­шел всех жи­ву­щих там ино­ков и при­об­рел все­об­щий по­чет и ува­же­ние. Тя­го­тясь этим, Ма­ка­рий ре­шил уй­ти из мо­на­сты­ря и по­се­лить­ся в без­люд­ном ме­сте. Так же, как рань­ше ро­ди­тель­ский дом, по­ки­нул он оби­тель: по­мо­лясь, по­ло­жил­ся на про­мы­сел Бо­жий и по­шел ку­да гла­за гля­дят.

Дол­го хо­дил он по бо­ло­там и ле­сам, по­ка не вы­шел к ре­ке, на­зы­ва­е­мой Луг, и, вы­брав ме­сто, по­стро­ил хи­жи­ну. Здесь он стал жить один в без­мол­вии и мо­лит­ве.

Но дол­го та­ить­ся от лю­дей ему не уда­лось: ско­ро о Ма­ка­рии узна­ли жи­те­ли окрест­ных де­ре­вень и го­ро­дов и ста­ли при­хо­дить к нему за на­став­ле­ни­я­ми и ду­хов­ной по­мо­щью, а неко­то­рые, хо­тев­шие уй­ти от ми­ра, со вре­ме­нем и по­се­ля­лись ря­дом с ним. Ко­гда на­бра­лось до­ста­точ­но бра­тии, об­ра­зо­вал­ся мо­на­стырь, а еще немно­го вре­ме­ни спу­стя на­ча­ли стро­ить храм во имя Бо­го­яв­ле­ния Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста и за­вер­ши­ли его во мно­гом бла­го­да­ря ста­ра­ни­ям пре­по­доб­но­го от­ца Ма­ка­рия.

Про­шло несколь­ко лет, и, как преж­де, свя­то­му стал в тя­гость по­чет, к то­му же ми­ряне, во мно­же­стве при­хо­див­шие к нему за со­ве­том, на­ру­ша­ли его без­мол­вие; не тер­пя та­кой жиз­ни, пре­по­доб­ный по­ста­вил од­но­го из бра­тии в на­сто­я­те­ли и втайне от всех по­ки­нул мо­на­стырь. Сно­ва стран­ство­вал он ле­са­ми. Ме­сто, в ко­то­ром он оста­но­вил­ся, на­зы­ва­лось Жел­тые Во­ды и на­хо­ди­лось на во­сточ­ном бе­ре­гу Вол­ги ря­дом с неболь­шим озе­ром. Мест­ность эта очень при­гля­ну­лась Ма­ка­рию. Здесь он жил в ма­лень­кой кел­лии, тру­дясь в оди­но­че­стве и непре­стан­но мо­лясь Бо­гу.

Но вско­ре его уеди­не­ние бы­ло на­ру­ше­но – на этот раз жи­ву­щи­ми в Жел­тых Во­дах ино­вер­ца­ми – чу­ва­ша­ми и морд­вой. При­дя к кел­лии пре­по­доб­но­го и уви­дев его скром­ную и нес­тя­жа­тель­ную жизнь, они по­на­ча­лу очень удив­ля­лись. По­том ста­ли при­но­сить стар­цу хлеб, мед, пше­ни­цу и вся­кий раз уми­ля­лись его незло­би­во­сти и тер­пе­нию; Ма­ка­рий при­ни­мал их да­ры с бла­го­дар­но­стью – но не для се­бя, а для сво­их по­се­ти­те­лей. Мно­гих он кре­стил в озе­ре, что бы­ло по­чти у са­мой его кел­лии. К то­му вре­ме­ни уже не толь­ко чу­ва­ши и морд­ва при­хо­ди­ли к нему: на­род сте­кал­ся, же­лая услы­шать на­став­ле­ния и по­учить­ся бо­го­угод­ной жиз­ни, неко­то­рые се­ли­лись ря­дом. Пре­по­доб­ный, пом­ня ска­зан­ное Гос­по­дом – «При­хо­дя­ще­го ко Мне не из­го­ню вон», – не за­пре­щал им се­лить­ся, ви­дя их доб­рую во­лю и ста­ра­ние. Так во­круг пре­по­доб­но­го Ма­ка­рия об­ра­зо­ва­лась но­вая, уже вто­рая по сче­ту, мо­на­ше­ская оби­тель, а в 1435 го­ду под его ру­ко­вод­ством был воз­ве­ден храм во имя Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы. Еще рань­ше Ма­ка­рия из­бра­ли на­сто­я­те­лем, и на­сто­я­тель­ство­вал он дол­гое вре­мя, по­сто­ян­но за­бо­тясь о бра­тии и на­став­ляя их к мо­на­ше­ским тру­дам, а чис­ло ино­ков с каж­дым днем уве­ли­чи­ва­лось, так как сла­ва о пре­по­доб­ном Ма­ка­рии и его оби­те­ли раз­нес­лась по всей Рос­сии и мно­гие при­хо­ди­ли из даль­них кра­ев и про­си­ли по­стричь их в ино­че­ский чин.

Од­ним из та­ких был бла­жен­ный Гри­го­рий, на­зы­ва­е­мый Пель­шем­ским; оста­вив ро­ди­те­лей, он при­шел в Жел­тые Во­ды, при­нял мо­на­ше­ство и по при­ме­ру Ма­ка­рия, ко­то­рый был ему и на­сто­я­те­лем, и от­цом, стал ве­ли­ким мо­лит­вен­ни­ком и пост­ни­ком, а поз­же спо­до­бил­ся и свя­щен­ни­че­ско­го са­на, чем под­твер­дил по­сло­ви­цу: «У доб­ро­го от­ца и де­ти бы­ва­ют доб­ры­ми, а у ис­кус­но­го учи­те­ля и уче­ни­ки ис­кус­ны».

Имя Ма­ка­рия ста­ло из­вест­но не толь­ко в про­стом на­ро­де, но и сре­ди кня­зей, ко­то­рые по­сы­ла­ли из сво­их име­ний в мо­на­стырь все нуж­ное. Сла­ви­лась оби­тель сво­им внеш­ним ви­дом, кре­по­стью стен, ос­но­ва­тель­но­стью стро­е­ний, но боль­ше все­го пра­вед­но­стью и усер­ди­ем мо­на­хов, бо­го­угод­ной жиз­нью под­ра­жав­ших на­сто­я­те­лю. Но ско­ро по­кой и бла­го­ден­ствие оби­те­ли бы­ли на­ру­ше­ны.

Во вре­мя кня­же­ния бла­го­вер­но­го кня­зя Ва­си­лия Ва­си­лье­ви­ча один из та­тар­ских во­е­на­чаль­ни­ков, по име­ни Улу­ах­мет, из­гнан­ный сво­и­ми со­оте­че­ствен­ни­ка­ми из Зо­ло­той Ор­ды, при­бли­зил­ся к рос­сий­ским пре­де­лам и обос­но­вал­ся в Ка­за­ни. От­ту­да он де­лал на­бе­ги на со­сед­ние кня­же­ства, все даль­ше и даль­ше про­дви­га­ясь по рус­ской зем­ле. Так он до­стиг Ниж­не­го Нов­го­ро­да, по­том его вой­ско рас­се­я­лось, ог­нем и ме­чом опу­сто­шая хри­сти­ан­ские се­ле­ния.

По­яви­лись они у Жел­тых Вод и на­па­ли на оби­тель пре­по­доб­но­го Ма­ка­рия. Мо­на­хи за­щи­ща­лись недол­го, та­та­ры во­рва­лись в мо­на­стырь и вы­ко­си­ли их, как ко­ло­сья на ни­ве, лишь несколь­ких взя­ли в плен, а мо­на­стырь со­жгли.

В пле­ну был и ста­рец Ма­ка­рий. При­ве­ли его к та­тар­ско­му во­е­на­чаль­ни­ку. А имя пре­по­доб­но­го бы­ло хо­ро­шо из­вест­но сре­ди них, по­то­му что он и та­тар, ко­то­рые к нему при­хо­ди­ли, все­гда лю­без­но при­ни­мал и по­ко­ил. Ко­гда во­е­во­да узнал, что за че­ло­век сто­ит пе­ред ним, он раз­гне­вал­ся: «Как вы по­сме­ли, – ска­зал он сво­им во­и­нам, – зная свя­тую жизнь это­го стар­ца, над­ру­гать­ся над ним и его оби­те­лью? Зна­е­те ли, что за та­ких, как он, при­дет­ся дер­жать от­вет пе­ред Бо­гом, Ко­то­рый один и у них, и у нас!» И ве­лел от­пу­стить свя­то­го, а с ним и дру­гих плен­ных – несколь­ких ино­ков и ми­рян чис­лом око­ло че­ты­рех­сот че­ло­век, не счи­тая жен­щин, де­тей и ста­ри­ков.

На про­ща­нье во­е­на­чаль­ник ска­зал Ма­ка­рию: «Ухо­ди­те из этих мест немед­ля и боль­ше ни­ко­гда сю­да не воз­вра­щай­тесь, по­сколь­ку зем­ля эта от­ныне бу­дет при­над­ле­жать Ка­зан­ско­му хан­ству».

Пре­по­доб­ный по­про­сил поз­во­ле­ния по­хо­ро­нить сво­их мо­на­хов. «Вот Бо­жий че­ло­век, – ска­зал во­е­на­чаль­ник, – за­бо­тит­ся не толь­ко о жи­вых, но и о мерт­вых». И раз­ре­шил ему за­брать уби­тых.

Свя­той по­шел к оби­те­ли, от ко­то­рой оста­лось од­но пе­пе­ли­ще. Уви­дев ле­жа­щие по­всю­ду тру­пы бра­тии, Ма­ка­рий за­пла­кал; за­тем, от­пев по­ло­жен­ные мо­лит­вы, по­хо­ро­нил их со­глас­но обы­чаю и стал со­ве­то­вать­ся с быв­ши­ми с ним людь­ми, ку­да им ид­ти. Ре­ши­ли ид­ти к го­ро­ду Га­ли­чу. Хо­ду ту­да бы­ло не мень­ше че­ты­рех­сот верст, но, по­мо­лясь Бо­гу, от­пра­ви­лись.

Был июнь. Шли они мно­го дней; бо­ясь та­тар, про­би­ра­лись по непро­хо­ди­мым ле­сам и бо­ло­там. Ско­ро за­кон­чи­лись съест­ные при­па­сы, все из­не­мог­ли и уста­ли, на­ча­лись скор­би.

Как раз то­гда встре­тил­ся им в ле­су лось, его за­гна­ли и со­би­ра­лись убить. По­про­си­ли на то бла­го­сло­ве­ния у пре­по­доб­но­го Ма­ка­рия. А был Пет­ров пост, и до празд­ни­ка оста­ва­лось три дня. Ста­рец ве­лел ло­ся от­пу­стить, от­ре­зав у него пе­ред тем ухо, и ска­зал: «Имей­те ве­ру, и про­мы­сел Бо­жий нас не оста­вит: в день окон­ча­ния по­ста нам опять по­встре­ча­ет­ся этот лось, и то­гда мы его съе­дим во сла­ву Бо­жью. По­ка же про­шу вас по­тер­петь эти три дня, и спа­сет нас Гос­подь от смер­ти по ве­ре на­шей».

Так и вы­шло: в день празд­ни­ка свя­тых пер­во­вер­хов­ных апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла, ко­гда лю­ди со­всем из­не­мог­ли, по мо­лит­ве стар­ца вы­шел к ним тот са­мый лось с от­ре­зан­ным ухом. Они взя­ли его го­лы­ми ру­ка­ми и при­ве­ли к пре­по­доб­но­му Ма­ка­рию, ко­то­рый и бла­го­сло­вил ло­ся в пи­щу.

На­сы­тив­шись, все бла­го­да­ри­ли Бо­га, а Ма­ка­рий ска­зал: «От­ныне у вас не бу­дет недо­стат­ка в пи­ще по ве­ре ва­шей». И дей­стви­тель­но, всю до­ро­гу им по­па­дал­ся то лось, то олень, то еще ка­кой зверь. Так при­шли они в пре­де­лы го­ро­да Ун­жен­ска.

То был ста­рин­ный рус­ский го­род на бе­ре­гу ре­ки Ун­жи. Го­ро­док в то вре­мя был очень неболь­шой, и окру­жа­ли его ред­кие се­ла. Ко­гда сю­да при­шел пре­по­доб­ный, все жи­те­ли с ра­до­стью встре­ти­ли его: они бы­ли на­слы­ша­ны о свя­то­сти стар­ца и го­то­вы бы­ли тут же воз­дать ему все­воз­мож­ные по­че­сти. Но Ма­ка­рий же­лал лишь без­мол­вия и оди­но­че­ства, он сра­зу стал рас­спра­ши­вать о пу­стын­ном ме­сте, где мог бы по­се­лить­ся. Ему по­ка­за­ли ме­сто в пят­на­дца­ти вер­стах от го­ро­да, неда­ле­ко от ре­ки, на бе­ре­гу лес­но­го озе­ра. Там на по­ляне пре­по­доб­ный по­ста­вил крест, ря­дом по­стро­ил ке­ллию. Это бы­ло в 1439 го­ду, а немного вре­ме­ни спу­стя бла­го­во­ле­ни­ем Бо­жи­им опять об­ра­зо­ва­лась оби­тель. И так жил Ма­ка­рий, по сво­е­му обы­чаю дни и но­чи слу­жа Бо­гу мо­лит­ва­ми и пост­ни­че­ски­ми тру­да­ми и, кро­ме то­го, да­ром ис­це­ле­ния, ко­то­рый он по­лу­чил в по­след­ние го­ды жиз­ни.

Через пять лет пре­по­доб­ный по­чув­ство­вал при­бли­же­ние смер­ти. К то­му вре­ме­ни ему ис­пол­ни­лось де­вя­но­сто пять лет, из них во­семь­де­сят он про­жил в мо­на­ше­стве.

Зная, ко­гда и как он скон­ча­ет­ся, Ма­ка­рий при­шел в Ун­женск и там слег. Пе­ред смер­тью он за­по­ве­дал, чтобы его те­ло от­нес­ли в со­здан­ную им оби­тель и там по­хо­ро­ни­ли. По­сле че­го, по­мо­лив­шись и бла­го­сло­вив всех быв­ших при нем, ти­хо ото­шел ко Гос­по­ду. Это слу­чи­лось 25 июля 1444 го­да.

В этот день го­род и окрест­но­сти на­пол­ни­лись чуд­ным бла­го­уха­ни­ем, ис­хо­дя­щим как бы от смир­ны и фимиа­ма, и все лю­ди – в до­мах, на ули­цах и где бы им ни до­ве­лось на­хо­дить­ся – вды­ха­ли аро­мат и спе­ши­ли при­пасть к те­лу пре­по­доб­но­го.

Пла­кал весь на­род. Те­ло стар­ца со све­ча­ми и ка­ди­ла­ми, с пе­ни­ем псал­мов по­нес­ли в мо­на­стырь, где и по­хо­ро­ни­ли. Все бо­ля­щие и увеч­ные, при­па­дав­шие к его мо­щам, по­лу­чи­ли ис­це­ле­ние.

Чу­де­са про­дол­жа­лись и мно­гие го­ды спу­стя, при­чем про­яв­ля­лись они не толь­ко в ис­це­ле­нии бо­ля­щих, но и в по­мо­щи и за­щи­те от ви­ди­мых и неви­ди­мых вра­гов, от дья­воль­ских коз­ней и от та­тар­ско­го пле­на.

В 1522 го­ду в кня­же­ние ве­ли­ко­го кня­зя Ва­си­лия Ива­но­ви­ча бы­ло страш­ное на­ше­ствие та­тар на Ун­женск. Вра­гов бы­ло свы­ше два­дца­ти ты­сяч, а го­ро­док был мал и жи­те­ли в во­ен­ном де­ле неис­кус­ны. Од­на у них бы­ла на­деж­да – на Бо­га и на пре­по­доб­но­го Ма­ка­рия Жел­то­вод­ско­го, к по­мо­щи ко­то­ро­го они не раз при­бе­га­ли в по­доб­ных слу­ча­ях. Укреп­ля­ясь этой на­деж­дой, они три дня и три но­чи от­би­ва­лись от оса­див­ше­го го­род непри­я­те­ля.

Глав­ным у них был некий во­е­во­да Фе­дор. При ви­де на­па­дав­ших он впал бы­ло в рас­те­рян­ность, но, узнав от жи­те­лей, что свя­той ста­рец Ма­ка­рий Жел­то­вод­ский все­гда за­щи­щал их от та­тар, Фе­дор по­шел в цер­ковь, упал на ко­ле­ни пе­ред ико­ной пре­по­доб­но­го и стал мо­лить­ся со сле­за­ми, про­ся от­ве­сти бе­ду от Ун­жен­ска и из­ба­вить лю­дей от смер­ти и пле­на.

Тем вре­ме­нем та­та­ры сно­ва по­шли на при­ступ и со всех сто­рон по­до­жгли го­род. Лю­дей охва­ти­ло смя­те­ние: и огонь по­лы­ха­ет, и та­та­ры тес­нят – все как один умо­ля­ли Ма­ка­рия о за­ступ­ни­че­стве.

Вдруг по­шел дождь, ско­ро он пе­ре­шел в ли­вень, и сде­лал­ся по­топ. Во­да за­то­пи­ла ули­цы и до­ма, ка­за­лось, весь го­род по­плыл, и по­жар утих.

Те­перь та­та­ры при­шли в смя­те­ние: од­на часть по­шла на дру­гую, и на­ча­ли они бить­ся. Го­ро­жане со стен уви­де­ли, как та­та­ры на­па­да­ют на сво­их, и по­ня­ли, что пре­по­доб­ный Ма­ка­рий спас Ун­женск; мно­гие ви­де­ли стар­ца сто­я­щим на об­ла­ке и по­ли­ва­ю­щим го­род во­дой из огром­ной ба­дьи. Тут же от­кры­ли во­ро­та, устре­ми­лись на та­тар и боль­шин­ство из них пе­ре­би­ли. Взя­тые в плен рас­ска­за­ли, что они ви­де­ли мо­на­ха, сто­яв­ше­го в воз­ду­хе над го­ро­дом и стре­ляв­ше­го по ним; по­том он на боль­шом бе­лом коне вре­зал­ся в их вой­ско, и они, обе­зу­мев от стра­ха, на­ча­ли ру­бить друг дру­га ме­ча­ми, ду­мая, что бьют­ся с рус­ски­ми.

То­гда же пре­по­доб­ный из­ба­вил от та­тар мо­на­стырь, в ко­то­ром был по­хо­ро­нен. Слу­чи­лось это так: ко­гда та­та­ры на­па­ли на Ун­женск, от­ряд из трех­сот во­и­нов устре­мил­ся к мо­на­сты­рю в на­деж­де на бо­га­тую и лег­кую до­бы­чу. Но сто­и­ло им при­бли­зить­ся к оби­те­ли, как все они ослеп­ли. Ни­че­го не ви­дя, они в ужа­се раз­бе­жа­лись в раз­ные сто­ро­ны, мно­гие уго­ди­ли в ре­ку и уто­ну­ли.

В 1535 го­ду мо­лит­ва­ми Ма­ка­рия Жел­то­вод­ско­го спас­ся от та­тар го­род Со­ли­га­лич, и бла­го­дар­ные жи­те­ли устро­и­ли в со­бор­ном хра­ме при­дел в честь пре­по­доб­но­го.

Во вре­мя на­ше­ствия по­ля­ков жи­те­ли Юрьев­ца, Суз­да­ля и Ниж­не­го Нов­го­ро­да при­бе­га­ли к за­ступ­ле­нию свя­то­го Ма­ка­рия и по­лу­чи­ли по­мощь. Сам царь Ми­ха­ил дал обет ид­ти пеш­ком в Ун­женск, ес­ли его отец Фила­рет осво­бо­дит­ся из поль­ско­го пле­на, и, по­лу­чив про­си­мое, ис­пол­нил свое обе­ща­ние.

Из­вест­но мно­же­ство слу­ча­ев чу­дес­ной по­мо­щи пре­по­доб­но­го Ма­ка­рия.

Ко­гда ка­зан­ские та­та­ры оса­ди­ли Ун­женск, од­на мо­ло­дая жен­щи­на по име­ни Ма­рия по­па­ла в плен. Ее свя­за­ли ве­рев­кой и уве­ли с дру­ги­ми плен­ны­ми. Шли они трое су­ток. Ма­рия, бо­ясь быть обес­че­щен­ной, всю до­ро­гу не мог­ла ни пить, ни есть, толь­ко мо­ли­лась и пла­ка­ла. Так, день и ночь об­ли­ва­ясь сле­за­ми, мо­ли­лась она Гос­по­ду и Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це. При­зы­ва­ла в по­мощь и свя­то­го пред­ста­те­ля, пре­по­доб­но­го Ма­ка­рия Жел­то­вод­ско­го. Ко­гда сде­ла­ли оче­ред­ной при­вал, Ма­рия рух­ну­ла на зем­лю и, свя­зан­ная, за­сну­ла креп­ким сном. Бы­ло это в сте­пи. Сто­я­ла глу­хая ночь. Бли­же к утру спя­щей явил­ся пре­по­доб­ный Ма­ка­рий. Он стал у из­го­ло­вья и, кос­нув­шись ее ру­кой про­тив серд­ца, ска­зал: «Не скор­би, а по­ды­мись и иди до­мой». Но Ма­рия не мог­ла оч­нуть­ся от сна. То­гда свя­той взял ее за ру­ку, по­мог встать и ска­зал: «Встань и сту­пай за мной». Ма­рия просну­лась и, ви­дя пре­по­доб­но­го уже не во сне, а на­яву, узна­ла его по ви­ден­ной ею иконе и по­шла сле­дом. Ста­ло све­тать. Пре­по­доб­ный ис­чез, и Ма­рия оста­лась в пу­стын­ном ме­сте од­на. Ей ста­ло страш­но.

Ко­гда со­всем рас­све­ло, Ма­рия уви­де­ла, что она сто­ит на до­ро­ге, ве­ду­щей в Ун­женск, а невда­ле­ке вид­не­ет­ся и сам го­род. Ма­рия по­бе­жа­ла и вско­ре ока­за­лась пе­ред го­род­ски­ми во­ро­та­ми. Они бы­ли за­пер­ты. Ма­рия на­ча­ла сту­чать и про­сить, чтобы ей от­кры­ли. «Кто ты?» – спро­си­ли сто­ро­жа. Она от­ве­ти­ла, то­гда стра­жа, узнав ее, впу­сти­ла в го­род, где она на­шла всех сво­их близ­ких и рас­ска­за­ла, как ее спас Ма­ка­рий Жел­то­вод­ский.

Од­на­жды был тя­же­ло ра­нен во­е­во­да Иван Вы­род­ков. Меж­ду тем князь при­ка­зал ему сно­ва ид­ти про­тив та­тар. Несмот­ря на бо­лезнь и уго­во­ры близ­ких, во­е­во­да со­би­рал­ся ис­пол­нить по­ве­ле­ние, а так как хо­дить он не мог, то при­ка­зал вез­ти се­бя в по­воз­ке. По до­ро­ге за­вез­ли его в Ма­ка­ри­е­ву оби­тель. Здесь во­е­во­да мыс­лен­но взмо­лил­ся к свя­то­му, про­ся о по­мо­щи. Уви­дев со­суд с во­дой, Иван по­про­сил на­пить­ся и пил не от­ры­ва­ясь. К изум­ле­нию ино­ков, он вы­пил очень мно­го во­ды, по­сле че­го по­чув­ство­вал се­бя со­вер­шен­но здо­ро­вым. Во­да ока­за­лась из ко­лод­ца, вы­ко­пан­но­го пре­по­доб­ным Ма­ка­ри­ем, и бы­ла она необы­чай­но слад­кой и вкус­ной.

Один жи­тель го­ро­да Ун­жен­ска силь­но пьян­ство­вал и в нетрез­вом ви­де все­гда бил свою же­ну. Не в си­лах пе­ре­но­сить из­де­ва­тель­ства, же­на ре­ши­ла уто­пить­ся в ко­лод­це. Но по­сколь­ку она бы­ла бла­го­че­сти­ва, как мог­ла по­мо­га­ла ни­щим и убо­гим и име­ла ве­ру к пре­по­доб­но­му Ма­ка­рию, то он и не дал ей по­гу­бить свою ду­шу. Ко­гда жен­щи­на по­до­шла к ко­лод­цу, она вдруг за­ме­ти­ла, что воз­ле сру­ба сто­ит ста­рец, и в стра­хе по­пя­ти­лась. Ста­рец ска­зал: «Отой­ди от ко­лод­ца и не де­лай то­го, что за­ду­ма­ла, ина­че те­бя по­стиг­нут страш­ные му­ки в веч­ной жиз­ни».

Жен­щи­на в смя­те­нии бро­си­лась к но­гам стар­ца, а ко­гда под­ня­лась, его уже не бы­ло. То­гда она воз­вра­ти­лась в дом и с тех пор ни­ко­гда не по­мыш­ля­ла о са­мо­убий­стве. То­гда же и муж ее оста­вил нетрез­вую жизнь и по­ка­ял­ся.

Мест­ное по­чи­та­ние па­мя­ти пре­по­доб­но­го Ма­ка­рия Жел­то­вод­ско­го на­ча­лось вско­ре по­сле его пре­став­ле­ния. В 1610 го­ду пат­ри­арх Фила­рет рас­по­ря­дил­ся ис­сле­до­вать слу­чаи ис­це­ле­ний по мо­лит­вам пре­по­доб­но­го Ма­ка­рия. Бы­ло за­сви­де­тель­ство­ва­но бо­лее пя­ти­де­ся­ти слу­ча­ев. То­гда же имя пре­по­доб­но­го Ма­ка­рия Жел­то­вод­ско­го бы­ло за­не­се­но в свят­цы и на­зна­че­но по­все­мест­ное празд­но­ва­ние его па­мя­ти 25 июля/7 ав­гу­ста.

Мо­щи пре­по­доб­но­го по­ко­ят­ся в Ма­ка­ри­е­во-Ун­жен­ском Тро­иц­ком мо­на­сты­ре близ го­ро­да Ма­ка­рье­ва под Ко­стро­мой, в Свя­то-Тро­иц­ком со­бо­ре, по­стро­ен­ном в 1669 го­ду игу­ме­ном Мит­ро­фа­ном, бу­ду­щим свя­ти­те­лем Во­ро­неж­ским. Там же на­хо­дит­ся ке­лей­ная ико­на Смо­лен­ской Бо­жи­ей Ма­те­ри, при­над­ле­жав­шая пре­по­доб­но­му Ма­ка­рию. За мо­на­сты­рем, на при­гор­ке, со­хра­нил­ся в ча­совне ко­ло­дец, вы­ко­пан­ный его ру­ка­ми.

Преподобный Макарий Желтоводский

Преподобный Макарий Желтоводский и Унженский​ — Православный монах, который прожил почти 100 лет — с 1349 по 1444 год. Основал несколько монастырей на Руси, самый знаменитый из которых — Свято-Троицкий на берегу речки Унжи, притока Волги. Обитель стали именовать Макариево-Унженским монастырем, а слобода, заселенная неподалеку, стала городом, названным также в честь преподобного Макарьевым.

После смерти Макарий Желтоводский был канонизирован в лике преподобных.

Житие преподобного Макария Желтоводского

Сохранилось довольно подробное жизнеописание преподобного, составленное, предположительно, в 1552 году монахами Макариево-Унженского монастыря. Житие повествует, что двенадцатилетним подростком Макарий покинул отчий дом и принял иноческий постриг в Нижегородской Печерской обители от Дионисия, архиепископа Суздальского. Уходя из дома, он не предупредил близких, куда идет и зачем. Лишь через три года отец отыскал его в одном из монастырей. Но Макарий не решился показаться отцу на глаза, хотя тот слезно умолял выйти и повидаться с ним. Макарий разговаривал с ним через стену и единственное, что пообещал, — встречу в загробной жизни.

Уже на исходе жизни, избегая мирской славы, Макарий скитался по пустынным местам и, наконец, уединился в пещере на берегу озера Желтые Воды. Потихоньку к нему прибились единомышленники, для которых он и устроил обитель во имя Пресвятой Троицы.

Макарий проповедовал христианство местным жителям, которые в большинстве своем являлись тюркоязычными чувашами и исповедовали ислам, крестил их в озере. Возможно, благодаря Макарию сегодня основная часть чувашей исповедует православие.

Некий казанский хан с войском разорил обитель Макария, а преподобного посадил в темницу, но ненадолго. Согласно Житию, из почтения к благочестию подвижника хан очень быстро отпустил его, а с ним и еще несколько сотен плененных христиан. Правда, хан запретил им селиться на берегу озера Желтые Воды.

Однажды во время долгих скитаний, когда Макарий и его спутники совсем обессилили, поскольку не удавалось добыть пищу, одна из молитв преподобного возымела действие — путникам удалось поймать лося. Но было время Петрова поста, и Макарий запретил убивать животное. Он приказал отпустить зверя, но пообещал, что через три дня, на праздник апостолов Петра и Павла, лось обязательно вернется. Макарий сказал:

«Не скорбите, но молитесь Господу. Он, питавший манною Израиля 40 лет в пустыни, может и вас пропитать невидимо в настоящие дни. Имейте живую веру на Того, Который пятью хлебами и двумя рыбами пропитал пять тысяч мужей, кроме жен и детей».

Так и вышло. Во время праздника Макарий отошел от спутников и молился Господу. Неожиданно дикий зверь чудесным образом явился, но уже не диким, а кротким.

Чудеса Макария

Житие святого Макария Желтоводского наполнено многочисленными чудесами. В 1619 году специальная комиссия по поручению патриарха Филарета занялась подробным изучением биографии Макария и выяснила, что более 50 человек благодаря его молитвам исцелились от болезней.

Из Жития мы узнаем и о многочисленных чудесах преподобного Макария, большинство из которых произошли после смерти праведника. Среди них имеется рассказ о спасении города Солигалича от татар, об исцелении от болезни царского воеводы Ивана Выродкова, о спасении некой Марии от плена и позора, об избавлении другой женщины — Елены — от греха самоубийства.

По одному из преданий, благодаря покровительству свт. Макария избежал гибели первый из Романовых — Михаил Федорович. И позже государь совершил паломничество в Макарьевский Унженский монастырь, где по сей день покоятся мощи преподобного Макария Желтоводского. Здесь же хранится и чудотворная Макарьевская икона Божией Матери, правда, не оригинал, а список, сделанный незадолго до смерти Макария, в 1442 году.

Мощи Макария Желтоводского

В 1444 году Макарий Желтоводский заболел и преставился. Было ему 95 лет. Его похоронили в основанном им Свято-Троицком монастыре. Сегодня мощи преподобного покоятся в этой святой обители, над местом погребения возвели храм — Макариевский. А чтобы почтить память преподобного Макария Желтоводского, была написана икона.

Тропарь Макарию Желтоводскому, Унженскому, глас 5:

Днесь град твой Галич тобою хвалится,
в концех бо его пресветло,
яко велие солнце, возсиял еси
и чудесы твоими, преподобие Макарие, вся озарил еси.
И ныне молися Господеви
избавитися душам нашим от прелести вражия
и спастися граду твоему от поганскаго наития.

акафист макарию желтоводскому

black cherry (radio edit) i need you (bass ace remix) yellow flicker beat (2nd room remix) ra рингтон на телефон black breath (radio edit) ogabek sobirov maylar wepa (r3hab remix) kotёlo- баха mambo 5 (extended mix) (eurodance — vk.com/id20720766) rendez vous children (dj nejtrino vs dj baur mashup) тишина. (remix) ok.ru/music.v.ok busy loving you (radio edit) метель (zvukoff.ru) прошу вернись (2017) ok.ru/music.v.ok conga (phull phatt house rmx) Jah khalib remix gold (twofold remix) машина (black club radio edit) не лечи (zaycev.net) gold (space game remix) tom dice — me and my guitar алла пугачева песня или или Мама я танцую нашу босую губамы по телу казахские песни энерджи радио foresight (original mix) исповедь. (2016) ok.ru/music.v.ok это всё (zvukoff.ru) плэйбой (zaycev.net) быть с тобой ( 1 версия ) dreams (video mix) naruto ending 2 — harmonia scatmans world (extended club mix) (eurodance — vk.com/id20720766) осенняя (ледниковый период) (zvukoff.ru) Kotelo- баха palace remix шабнами сурайё боши боши city on the hill мамин вальс (ю. чичков — в. крючков / л. дербенёв) в тебе лишь иисус Баллидур Robert Leroy Johnson rome (5th avenue mix) noch (mars needs lovers remix) белая-слепая (zvukoff.ru) разбить души твоей окна (zvukoff.ru) живой (zvukoff.ru) fly away bird deeping 9087613 mayday (m’aidez)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *