Патриарх Тихон московский

>Святой Патриарх Тихон: Без лукавства и святошества

«Он же антисоветчик!»

Архиерейский собор 9—11 октября 1989 года, проходивший в московском Даниловом монастыре, был приурочен к празднованию 400-летия установления патриаршества в Русской Церкви. Именно на этом соборе было принято решение о канонизации Патриарха Иова — первого русского патриарха, избранного в 1589 году, и Патриарха Тихона — первого предстоятеля Церкви после восстановления патриаршества Поместным собором 1917 /18 годов.

Для большинства верующих людей Советского Союза канонизация Патриарха Тихона была актом смелым и чрезвычайно прогрессивным. Если личность Патриарха Иова для большинства советских граждан была на тот момент малоизвестным «преданьем старины глубокой», то фигура Патриарха Тихона была, в общем-то, широко известной. И канонизация его была шагом, как сейчас говорят, «неполиткорректным».

Журнал «Красная деревня», 1923 год, публикация о Патриархе Тихоне

«Канонизация Патриарха произвела на народ ошеломляющее впечатление, — вспоминает Сергей Беляев (археолог, историк, сотрудник Института всеобщей истории Российской академии наук, при участии которого были обретены святые мощи Патриарха Тихона). — Надо помнить, что основу населения Советского Союза составляли люди, которые всю свою сознательную жизнь прожили в эпоху богоборчества. Когда был поднят вопрос о канонизации Патриарха Тихона, даже в церковной среде раздавались возгласы опасения: «Да вы что! Он же антисоветчик!»

По мнению Сергея Беляева, тогда, в конце 1980-х годов, для верующих людей канонизация Патриарха Тихона, безусловно, давала надежду на возвращение России к ее историческим корням:

«Он был знамением старой России; старой в смысле жить по евангельскому завету — это добро, порядочность, честность, любовь к людям и к своей Отчизне. И для того поколения, для тех людей, которые все это видели и пережили, для них канонизация — это было нечто чудесное, неожиданное, как дар Божий».

В то же время для многих православных людей, в особенности для тех, кто знал подробности большевистских гонений на Церковь, праздник этот был с оттенком грусти. Канонизация Патриарха Тихона, как и вообще канонизация новомучеников, началась в Русской Православной Церкви слишком поздно. Несмотря на то, что сведения о пострадавших за веру при советской власти начал собирать еще Поместный собор 1917/18 годов, — ведь первые кровавые расправы над верующими начались сразу после Октябрьской революции, с убийства в Киеве священномученика Владимира Богоявленского, вплоть до конца советского периода ни один из новомучеников не был «вслух» прославлен Церковью.

Почти 60 лет, с момента воссоздания Московской Патриархии в 1944 году, церковная иерархия публично отвергала само существование гонений за веру в СССР. В этом смысле канонизация Патриарха Тихона была запоздалым, но честным шагом на пути к исторической правде.

«Всё хи-хи, ха-ха и гладит кота»

Личность Патриарха Тихона не укладывается в рамки традиционного житийного стиля. В образе святителя нет гладкости и сусальности, присущих многим дореволюционным архиереям. Патриарх был выходцем из духовного сословия — то есть был священником далеко не в первом и не во втором поколении, — однако многие из сохранившихся свидетельств о нем резко контрастируют с рассказами о «кастовом» духовенстве старой России. Выражение архимандрита Тихона (Шевкунова), использованное применительно к подвижникам веры нашего века, — «несвятой святой», — вполне можно было бы отнести и к святителю Тихону.

Один из первых снимков святителя Тихона в сане патриарха. Фото: ng-religion.ru

По словам современника, с детства Тихон был «богобоязненным без лукавства и святошества». Его однокурсник, впоследствии протопресвитер Константин Изразцов, миссионер в Южной Америке, вспоминал о нем:

«Во все время академического курса он был светским и ничем особенным не проявлял своих монашеских наклонностей. Его монашество после окончания академии поэтому для многих его товарищей явилось полной неожиданностью».

Известно, что в общении Тихон был прост и доступен.

«Недавно я взял на себя смелость посетить Его Святейшество Патриарха Тихона и был им принят без особенных предварительных хлопот и препятствий, — писал корреспондент харьковской газеты в 1918 году. — … Его Святейшество, благословив меня, пригласил сесть и мимолетно взглянул на меня. Взгляд тихий, добрый… в то же время как бы робкий. Заговорил Патриарх… Голос простой, негромкий, обыкновенный, я бы сказал — „обывательский“»…

Святейший был не чужд светской культуре, читал художественную литературу. Врач Эмилия Бакунина, наблюдавшая его в последние дни жизни, вспоминает:

«Когда он чувствовал себя лучше, то много читал, сидя в кресле у кровати. Читал Тургенева, Гончарова и „Письма Победоносцева“.

Подчас Тихон легче находил общий язык со светскими людьми, нежели с монашеством. Выпущенный в 2007 году издательством ПСТГУ двухтомник «Современники о Патриархе Тихоне» содержит много свидетельств того, как Святейший легко устанавливал контакт даже с теми людьми, кто плохо знал церковный этикет и побаивался иерархии. Так, И. И. Василевский рассказывает о духовном концерте, на котором должна была выступать светская актриса — О. Л. Книппер-Чехова.

Ольга Леонардовна очень волновалось, так как выступать нужно было в храме, а в числе присутствующих был сам Патриарх. Устроитель концерта разыскал Святейшего перед началом и, рассказав о том, как нервничает актриса, просил его разрешения представить ее. Патриарх согласился, и когда актриса подошла к Святейшему, он «благословив, сказал ей тут же, без предисловий: „Ну вот, говорят, вы что-то пугаетесь нас. Не пугайтесь. Мы не очень-то уж страшные. Успокойтесь, все пройдет хорошо“, — и он с разговорами увлек ее в зал, где предложил ей место рядом с собою, так что она, сидя рядом с Патриархом и беседуя с ним, прослушала все первое отделение концерта».

Есть свидетельства о том, что Патриарх Тихон был страстным «кошатником».

«Но вот из внутренних архиерейских покоев выходит… большой серый кот, ложится на ковер и, мурлыча, принимает самые беззаботные позы. Отлегло у нас от сердца, ибо невольно думалось, что если даже домашние животные чувствуют себя в покоях владыки спокойно, то тем более окружающие его и встречающиеся ему люди должны были чувствовать себя так же.

Значит, со всеми ласков владыка, и нам нечего попусту страшиться его. И действительно, владыка, вышедший к нам вслед за упомянутым животным, обошелся со всеми нами кротко, приветливо, просто и добродушно, внимательно и участливо выслушивая просьбы», — вспоминал о святителе протоиерей Николай Князев.

Светский стиль общения Патриарха Тихона, его склонность к юмору подчас даже раздражали консервативное монашество. Так, архиепископ Феодор (Поздеевский), после аудиенции у Патриарха Тихона, остался недоволен «несерьезностью» Святейшего. «Все хи-хи, ха-ха и гладит кота», — ответил он одному из своих приверженцев на вопрос о том, как он нашел Патриарха.

Патриарх Тихон служит молебен у Никольских ворот, Москва, 1918 год. Фото: oldmos.ru

Святейший, в свою очередь, сам подшучивал над лукавством монашеской братии. Сергей Волков оставил любопытную зарисовку о том, как он ходил к Патриарху хлопотать об устройстве академического храма:

«— Вот вы просите отца Евгения в настоятели. Но теперь ваш храм приходской, настоятель должен будет крестить и венчать, а отец Евгений вряд ли умеет это делать. Он все время сидит за книгами, так что и литургию, говорят, совсем недавно научился совершать. Как же вы будете устраиваться?

Я ответил, что после закрытия лавры многие монахи приходят к нам в храм, служат в нем, они помогут отцу Евгению совершать требы.

— Так, так, — задумчиво произнес Святейший и неожиданно улыбнулся, как будто вспомнил что-то забавное. — Ох уже эти мне монахи! Они не только венчать — сами венчаться готовы!»

«Архипасторям» и «пасторям»

Один из самых трудных моментов в понимании личности Патриарха Тихона (и то, что нередко ставится ему в вину церковными публицистами), — это его так называемое «Завещательное послание». Оно было опубликовано через неделю после смерти Патриарха, 15 апреля 1925 года, в газетах «Правда» и «Известия». Религиозная публицистика давно разобрала его текст на цитаты:

— «призываем всех возлюбленных чад богохранимой церкви российской в сие ответственное время строительства общего благосостояния народа слиться с нами в горячей молитве ко всевышнему о ниспослании помощи Рабоче-Крестьянской власти в ее трудах для общенародного блага»;

— «молим вас со спокойной совестью, без боязни погрешить против святой веры, подчиниться советской власти не за страх, а за совесть»,

— «не питать надежд на возвращение монархического строя и убедиться в том, что Советская власть действительно — Народная Рабочая Крестьянская власть, и потому прочная и непоколебимая»…

Текст «Послания» режет глаз и советской орфографией (написанием слов «ЦЕРКОВЬ», «БОГ» со строчных букв, а «РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКАЯ», «СОВЕТСКАЯ» и пр. — с прописных), и своеобразной смесью синодальных и большевистских канцеляризмов. Но главное — в этом тексте четко заявлена примирительная позиция Святейшего по отношению к советской власти, готовность подчиниться ей «не за страх, а за совесть».

Послание называет советскую власть не только данной Богом, но и «искренне приветствуемой» Патриархом. Говорит о возношении молитв «о ниспослании благословения Божьего» на советскую власть. Духовенство и миряне, участвующие в любой антисоветской деятельности, решительно осуждаются в этом тексте и призываются к покаянию.

Большинство историков, в том числе представителей Церкви, склонны считать, что данный текст Патриарх Тихон написал под давлением властей. Что на такой шаг Патриарх Тихон пошел ради спасения вверенной ему паствы от преследований со стороны большевиков. Тем самым и известная «Декларация» митрополита Сергия (Страгородского) от 1927 года, приветствующая советскую власть от лица Церкви («ее успехи — наши успехи»), рассматривается как «продолжение линии Патриарха Тихона» в плане церковно-государственных отношений.

И все же в опубликованном советскими газетами тексте много того, что заставляет задуматься о его принадлежности Патриарху. В частности, обращает на себя внимание написание слов: «архипасторям», «пасторям»… Мог ли такой текст быть составлен церковным человеком, не говоря уже о Патриархе?

Вопросом подлинности «Послания» Патриарха Тихона детально занимался современный церковный историк Дмитрий Сафонов (в 2004 году он защитил кандидатскую диссертацию под названием «Патриарх Тихон и советская власть: к проблеме государственно-церковных отношений в 1922—1925 гг.»). Он убедительно доказывает, что текст «Послания», опубликованный в советских газетах, не был подписан Патриархом Тихоном.

Патриарх незадолго до смерти и в самом деле написал послание к пастве, однако в следственном деле оно не сохранилось. О том, что подлинное послание Тихона действительно было, свидетельствует его характеристика, сделанная одним из сотрудников ГПУ, возможно, самим Е. Тучковым, которая пришита к делу. Судя по пересказу тихоновского текста, который приводится в этой характеристике, он имел очень мало общего с тем документом, который от имени Патриарха был опубликован 15 апреля 1925 года.

Так, общий смысл первой части патриаршего послания выражен сотрудником ГПУ следующим образом: «Советская Власть терпима только как попущение Божие». В опубликованном варианте это положение отсутствует. Далее, судя по характеристике ГПУ, в подлинном тексте Патриарха имелись слова, в которых было «художественно, в артистически тонких намеках упомянуто о приниженном состоянии церкви, при царе главенствовавшей, а ныне сравненной со всяким обществами, члены коих „могут веровать во что угодно“». Причем сотрудником ГПУ отмечалось: «Намеренно вульгарные отношения здесь оттеняют презрительно нетерпимое отношение к самому духу Сов. Власти и соврежима». Очевидно, что в опубликованной версии «Послания» ничего подобного нет.

Также, судя по характеристике ГПУ, в подлинном патриаршем тексте совершенно иначе трактовалась позиция Патриарха в отношении церковно-приходских советов. Согласно опубликованному тексту «Послания», в состав церковно-приходских советов Патриарх советовал выбирать людей, «искренно расположенных к советской власти». В то же время, согласно характеристике ГПУ, Тихон писал о людях, искренно настроенных не допускать никаких компромиссов в области внутренней церковной жизни. Таким образом, и в этом вопросе патриарший текст был заменен на текст, выгодный властям.

В целом, по словам автора характеристики, в подлинном «Послании» Тихона было проявлено «презрительно нетерпимое отношение к самому духу Сов. Власти и соврежима». Закономерно, что подлинное послание Патриарха намеренно не было подшито в дело, так как являлось доказательством того, что послание от 7 апреля не было подписано Тихоном.

Известно, что в последние дни жизни Святейшего Тучков отчаянно пытался склонить его к подписанию выгодного советским властям текста. Переговоры Тучкова с Патриархом происходили во время визитов Тучкова в больницу, а также при посредничестве митрополита Петра (Полянского). Врач Бакунина сообщает, что перед посещениями Тучкова, которых было несколько, Патриарх волновался, но старался шутить, говорил: «Вот завтра приедет ко мне „некто в сером“»… Лишь неожиданное известие о смерти Патриарха сделало работу Тучкова по «обработке» Тихона ненужной и позволило ГПУ запустить в печать не согласованный с Патриархом вариант «Послания».

По всей видимости, тот текст, что был опубликован в газетах после смерти Тихона, все же был ему показан, и, скорее всего, митрополитом Петром. Однако, как показывает Дмитрий Сафонов, Патриарх этот текст решительно отверг. Так, в деле имеется копия «Послания», которая имеет очень незначительные расхождения с опубликованным 15 апреля вариантом. По тексту сделана карандашная правка, и той же рукой текст перечеркнут крест-накрест.

«Нужно отметить, что, судя по документам 6-го отделения, ни Тучков, ни кто-либо из работников ГПУ не пользовались карандашом для исправления документов, — пишет Дмитрий Сафонов, — поэтому карандашная правка не могла принадлежать этим лицам. Карандашная правка, по всей видимости, принадлежит Патриарху либо митрополиту Петру, перечеркивание текста означает его непринятие. Вероятно, что именно с этим документом ездил митрополит Петр к Патриарху».

В подлинность опубликованного газетами «Послания» Патриарха не верили и современники.

«Решительно никто в Москве не хотел поверить, что Патриарх подписал его добровольно и собственноручно, — вспоминает врач Эмилия Бакунина, — текст был написан не им, но на подлинности подписи газеты настаивали». В воспоминаниях Бакуниной содержится характерное наблюдение: «Странно было то, что в одной газете при подписи стояла пометка „Донской монастырь“, а в другой „Остоженка“».

Эту коллизию также разрешают историки. Так, по мнению Дмитрия Сафонова, подлинное послание было написано в период со 2 по 4 марта 1925 г., то есть после выхода Патриарха из больницы. Текст был составлен в Донском монастыре, где Патриарх проживал в эти дни и где совершал ежедневные богослужения, — соответственно, именно этот монастырь был указан в подписи. С этой подписи в ГПУ была сделана факсимильная копия, она и была помещена в ряде газет под фиктивным «Посланием» от 7 апреля, когда Патриарх, как известно, находился в больнице на Остоженке.

Сапоги от рабочих

Пожалуй, самые пронзительные воспоминания о Патриархе Тихоне составлены теми его современниками, кто не был посвящен в тонкости церковно-государственных отношений тех лет и просто видел в Святейшем гонимого пастыря Церкви Христовой.

Анастасия Цветаева в своих воспоминаниях («О чудесах и чудесном») уже в 1990 году вспоминала, как они с сыном ходили к Донскому монастырю — поддержать заключенного Патриарха Тихона.

«Тогда Патриарх Тихон находился в Донском монастыре (Москва), — пишет Анастасия Цветаева, — в не совсем понятном для его паствы положении, но в определенные часы дня он выходил на прогулку по длинному возвышению над двором, — и верующих, приехавших увидеть его, он обходил сверху — благословлял. Вот и я с моим тогда десятилетним или одиннадцатилетним сыном поехала в Донской монастырь.

Мы (москвичи) не знали, как Патриарха кормят, и кто мог, старался что-нибудь привезти ему: годы в стране были нелегкие, после гражданской войны, революции и разрухи, начинался, должно быть, НЭП (новая экономическая политика, введенная после голода Лениным). Потому я (после лет, когда я с сыном питалась подолгу сушеной картошкой — живые овощи были недостижимым лакомством) раздобыла где-то 400 грамм сахарного песку.

А еще, не зная, как Патриарх там живет, есть ли у него иконы, я взяла с собой цветную, на картоне — 30×20 сантиметров, икону Божьей Матери с Младенцем, за Ее плечом была даль и, мелко — Голгофа, 3 креста, осиянные светом. Двор был полон народом. Я передала икону вместе с мешочком сахару, радуясь его радости этой иконе. Но… разочарование, огорчение! Мне вернули икону. Но в одно мгновение огорчение стало — счастием! На обороте, на картоне было написано: „БЛАГОСЛОВЛЯЮ. Патриарх Тихон“.

Сын Андрей тянул икону к себе. Я прикладывалась, приложился за мной и сын. Он держал икону, к нам шли люди и, один за другим, в очередь, люди прикладывались — под подписью, и смотрели на икону Божьей Матери, которую держал мальчик с детской челкой русых волос, серыми большими глазами, правильными чертами и радостью на лице. Он был похож на отрока Варфоломея (с картины Нестерова), которому было видение ангела в образе старца. Икона эта была у меня цела до часа моего ареста в 1937 году».

Святой Патриарх Тихон в заточении в Донском монастыре. Источник: days.ru

Врач Бакунина рассказывает, что, когда Патриарх был в больнице на Остоженке, верующие люди со всей Москвы выражали ему свою поддержку:

«В приемной была всегда толпа, которую приходилось убеждать дать больному покой. Дважды приходили к нему депутации от рабочих фабрик, бывшей Прохорова и какой-то другой. Приносили ему подарки. Рабочие поднесли ему пару хороших сафьяновых сапог на белом кроличьем меху, в которых позже он всегда выезжал на церковные службы и которыми очень гордился. В морозную зиму эти сапоги были для него действительно спасением. От другой рабочей депутации он получил церковное облачение».

По словам врача, по смерти Тихона сотрудники ГПУ изъяли из его палаты многочисленные подарки от верующих:

«Когда тело Патриарха увезли, его комната была опечатана. Несколькими днями позже приехал Тучков и в присутствии администрации лечебницы и митрополита Петра произвел опись вещей.

Среди вещей были найдены 4000 рублей, которые Тучков взял со словами: „Они нам пригодятся“. Это были деньги, собранные прихожанами и отданные Патриарху. Лежали они в корзиночке около кровати, и Патриарх говорил мне про них: „Вот хотят прихожане устроить мне домик, собрали деньги. А то в монастыре помещение низкое, тесное и очень неудобное. Как соберется много народу — дышать нельзя“. Любимые сапожки Патриарха, подарок рабочих, взял себе митрополит Петр».

Как вспоминает Бакунина, в день похорон Патриарха Тихона, несмотря на опасность преследований, люди нескончаемым потоком шли проститься со Святейшим, причем среди них были представители всех сословий:

«В Донском монастыре, где тело Патриарха было выставлено в течение четырех дней, днем и ночью толпился народ. Живая очередь запрудила всю Донскую улицу. В день похорон к монастырю лился людской поток почитателей покойного, и были в толпе люди всех классов и возрастов. Самый монастырь был черен от людей: был занят весь двор, лестницы, приступки, ниши стен».

В то же время, по словам Бакуниной, в советской печати была представлена совершенно обратная картина: «В газетах о смерти Патриарха была напечатана маленькая заметка петитом среди остальной хроники. Было сказано, что похороны Патриарха привлекли мало публики, причем бросилось в глаза „полное отсутствие среди этой публики рабочих и крестьян“».

«Саккос Патриарха Тихона»

Характерно, что, несмотря на то, что для советских людей Патриарх Тихон был человеком совсем недавнего прошлого, для многих — в буквальном смысле современником, — об истории его жизни и смерти в советскую эпоху бытовало множество заблуждений и слухов. Относительно многих вещей ошибочные представления были даже у высшей церковной иерархии.

Например, вопрос о святых мощах Патриарха на соборе 1989 года даже не ставился — все участники собора были уверены, что никаких мощей не существует, так как в 1930-е годы прах Святейшего был вывезен из Донского монастыря и уничтожен.

«Все были уверены, — рассказывает археолог Сергей Беляев, — что место, которое в Малом соборе Донского монастыря обозначено как могила, — это не что иное, как просто обозначение места, где Патриарх был когда-то погребен. Потому что были свидетели того, как в одну из зимних ночей в начале 30-х годов от Малого собора Донского монастыря в сторону крематория отъехали сани с гробом».

Храм святителя Тихона в Донском монастыре. Фото: fotki.yandex.ru

С этим связана и история о «саккосе Патриарха Тихона». Так, в 30-е годы на плечах обновленческого митрополита Александра Введенского появился зеленый саккос. Кто-то из «тихоновцев» предположил, что это тот саккос, в котором был погребен святейший Тихон. Поэтому после кончины Введенского саккос был приобретен Святейшим Патриархом Алексием I, отреставрирован и помещен в церковно-археологическом кабинете Московской духовной академии. Принадлежность облачения Патриарху Тихону подтверждала соответствующая надпись на музейной витрине…

«Мнение, будто тела Патриарха нет в могиле, было настолько стойким, что даже митрополит Николай Ярушевич, служивший панихиду по святителю Тихону в Малом Донском соборе в 1948 году, сказал после окончания службы: «Мы молились сейчас только над могилой Святейшего, тела его здесь нет», — вспоминает архимандрит Тихон (Шевкунов) (его рассказ опубликован в «Московском Церковном вестнике» в 1992 году, № 4 (70)).

Мощи святителя Тихона были обретены только в результате несчастного случая. Так, в 1991 году в Малый собор Донского монастыря была брошена бутылка с зажигательной смесью. Собор серьезно обгорел, была вскрыта большая часть пола. Тогда-то на дне трехметрового склепа археологами и был обнаружен дубовый гроб с мраморной доской: «Святейший Тихон. Патриарх Московский и всея России».

Патриарх Алексий II у склепа с мощами святителя Тихона. Фото: pravoslavie.ru

«Это случилось 17 февраля 1992 года в 23.15, — вспоминает Сергей Беляев. — Я позвонил Патриарху Алексию. Он был в Чистом, где проходило заседание Священного Синода. Сообщил, что гроб Святейшего Патриарха Тихона в полной сохранности находится на своем месте. Он помолчал довольно продолжительное время. Спросил: „А Вы в этом уверены?“ Я ответил: „Да, Ваше Святейшество. Вы можете тоже быть в этом уверены, если приедете“. Пауза была уже короче. Святейший сказал: „Хорошо“. И в 00.15 Патриарх Алексий прибыл. После того как он все увидел, он поздравил братию, поблагодарил всех, кто участвовал в обретении».

Келья Патриарха Тихона в Донском монастыре

В настоящее время рака с мощами святителя Тихона находится в Большом соборе Донского монастыря, слева от Царских врат. В монастырской келье, где жил святитель, недавно был создан дом-музей. В нем хранятся оставшееся нетленным облачение, в котором был погребен Патриарх Тихон, а также фотографии, документы, личные вещи Патриарха.

Вы прочитали статью Святой Патриарх Тихон: без лукавства и святошества. Читайте также:

9 лет Патриарха Тихона при Советской власти

Послание Патриарха Тихона по поводу эксцессов, имевших место при изъятии церковных ценностей

Интервью с Патриархом Тихоном: «Не так легко свергнуть Царя Небесного, как царя земного»

Свиток Иезекиля. Арест Патриарха Тихона

25 марта Церковь по традиции совершает память Святейшего Патриарха Тихона. Это день его преставления. Образованнейший человек, от природы мягкий, благожелательный и рассудительный, тот, кого еще в годы обучения в Санкт-Петербургской Духовной академии однокурсники в шутку называли «архиереем» — настолько ясно, зримо проступали пастырские черты — он был избран на Первосвятительский Престол Поместным Собором 1917 года. Не по своей воле и отнюдь не с чувством радости принимал он на себя управление Церковью, осознавая, что: «Аксиос», подобно надписи на свитке пророка Иезекииля, — это благословение на «Плач, стон и горе». 6 мая 1922 г., в Москве произошло событие необычайное. Святейший Патриарх Тихон был арестован. В истории Русской православной Церкви подобные случаи редкость. В 1568 г. Митрополит Московский Филипп был заключен под стражу за обличение беззаконий, происходивших в правление царя Ивана Грозного, а в 1612 г. подобная участь постигал Патриарха Гермогена, брошенного захватившими Москву поляками в подземелье Чудова монастыря. Каждое такое событие — удар для Церкви. На этот раз он был особенно страшен, поскольку был направлен не только на самого Предстоятеля Церкви, но и на Православие. Когда в 1918 г. большевики учинили расправу над Митрополитом Владимиром, у Церкви еще оставалась надежда на то, что нелепая, чудовищная демонстрация силы была необходима новой власти лишь в момент самоутверждения, однако после окончания гражданской войны политические методы большевиков изменятся. Арест же Святейшего Патриарха поставил саму Церковь в условия полулегального существования и положил начало систематическим преследованиям священнослужителей и верующих.

Литургия на Никитской

…Последним радостным впечатлением о той жизни, в которой он был еще свободен, был для Патриарха Тихона майский день, когда он совершал Литургию в одном из старинных храмов центре Москвы. Храм этот действует и поныне — это Большое Вознесение у Никитских Ворот. Церковь, которую особенно любил и где служил Филарет Московский; там венчался Пушкин, туда по традиции ходили московские ученые, музыканты, писатели и актеры — любимый приход московской творческой интеллигенции. Мерный, с идеально выверенными пропорциями, построенный в традициях классицизма, с высокой стройной колокольней и торжественными иконостасами, окруженный зеленью, храм этот стал для Патриарха Тихона последним местом служения.

После того, как новые власти вытеснили его из Успенского Собора Кремля и Храма Христа-Спасителя, он перешел в эту расположенную неподалеку церковь, как бы под покровительство одного из самых почитаемых московских святых. 1922 год. В России уже началась очередная «волна» наступления на Церковь под предлогом принудительного изъятия церковных ценностей в пользу голодающих Поволжья, а здесь все еще теплился огонек надежды, люди, стекавшиеся к «своему» Патриарху со всего города, молились об укреплении в скорбях. И, вот, однажды, окончив службу и благословив паству, он ушел за людьми с «мандатом», сознавая, что с этого момента для него начинается путь исповеднический…

«Резоны»

С первых веков христианства гонители Церкви, как правило, прибегают к политическим обвинениям. Сам Господь был судим как «политический преступник»: «Делающий себя Царем, не друг кесарю».

Новые «хозяева» страны не заявляли о своих мотивах открыто. Напротив, советское законодательство провозглашало свободу совести и вероисповедания. Однако принятая на вооружение большевиками «классовая теория» исключала всякую возможность политической терпимости в отношении Православной Церкви, и начавшийся в стране после гражданской войны невиданный голод был цинично использован как «козырь» и оправдание не только для ограбления храмов и святынь, но и для физического истребления духовенства.

19 марта 1922 г . Ленин направил Молотову письмо для членов Политбюро с ремаркой: «СТРОГО СЕКРЕТНО», в полной мере раскрывающее мотивы начавшейся кампании: «…Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей, и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешенной и безпощадной энергией и не останавливаясь подавлением какого угодно сопротивления… Это соображение в особенности еще подкрепляется тем, что по международному положению России для нас, по всей вероятности, после Генуи окажется или может оказаться, что жестокие меры против реакционного духовенства будут политически нерациональны, может быть, даже черезчур опасны. Сейчас победа над реакционным духовенством обеспечена нам полностью…Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу разстрелять, тем лучше Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать…» (с сохранением орфографии источника).

Одновременно власть всеми силами стремилась укрепить организованную группой авантюристов обновленческую «церковь», необходимую ей для создания видимости духовной свободы. Законному же Патриарху было предъявлено «политическое» обвинение — в том, что он будто бы ведет подрывную контрреволюционную деятельность в условиях «разрухи», когда страна испытывает потребность в самом необходимом.

Нелепость выдвинутого в отношении Предстоятеля Церкви обвинения была совершенно очевидна. — Летом 1921 г . он охотно вошел в созданный Всероссийский комитет помощи голодающим, и тут же его воззвание к верующим в России и за рубежом, разошлось стотысячным тиражом. В нем Патриарх Тихон призывал церковноприходские советы жертвовать драгоценные церковные украшения в пользу бедствующих, за исключением тех случаев, когда эти ценности используются в богослужении — во избежание кощунств.

Далеко за пределами России зазвучали слова главы Русской Православной Церкви: «…Паства родная моя! Воплоти и воскреси в нынешнем подвиге твоем святые, незабвенные деяния благочестивых предков твоих… Помогите! Помогите стране, помогавшей всегда другим! Помогите стране, кормившей многих и ныне умирающей от голода…»

Последствия этого воззвания были вполне ощутимы — уже 21 августа в Риге заместитель наркома иностранных дел Литвинов смог подписать соглашение с представителем Американской организации помощи (АРА). Американцы заявили о немедленной высылке первых партий продовольствия, и при этом глава АРА, обещал, что на нужды голодающих будет расходоваться не менее полутора миллионов долларов в месяц…

Но могут ли испытывать чувство благодарности люди, принявшие макиавеллистские правила игры за нормы классовой «морали»? Годы спустя из под пера Ивана Алексеевича Бунина выйдет признание, в каждой строке которого — боль, отчаяние за Россию, оказавшуюся в их власти: «Я лично совершенно убеждён , что низменней, лживее , злей и деспотичней деятельности большевизма ещё не было в человеческой истории даже в самые подлые и кровавые времена.» — То, что должно было бы послужить стабилизации церковно-государственных отношений, на деле сыграло роль «спускового крючка» для начала травли в отношении Церкви и ее Предстоятеля: Ленин и Троцкий приняли решение немедленно разогнать Всероссийский комитет помощи, и почти все его члены были препровождены на Лубянку. А к концу зимы 1922 года был издан декрет ВЦИК об изъятии церковных ценностей принудительным порядком.

Ответом на это стало новое обращение Патриарха к пастве, в котором более определенно и решительно говорилось о том, что употребление богослужебных предметов в иных целях воспрещается канонами Церкви как святотатство — миряне наказываются отлучением от нее, священнослужители — лишением сана. Послание было разослано епархиальным архиереям. И начавшееся вслед за этим сопротивление, в некоторых районах носившее довольно острый характер и сопровождавшееся кровопролитием, послужило тем необходимым «доказательством виновности церковников», которого так долго ожидали «политические рационалисты» из ВЦИК.

Обвиняемый «свидетель»

В первых числах мая 1922 г ., после бесцеремонного допроса в ГПУ, Патриарху Тихону официально было объявлено о том, что он содержится под арестом. Глава Церкви был привлечен к следствию и лишен свободы не в качестве обвиняемого, а в качестве «свидетеля», на ответственности которого лежала судьба обвиняемых. Однако с ним «работали», как и с остальным духовенством. Один за другим — нескончаемые допросы, угрозы, шантаж, посулы…

И тогда же в мае 1922 г . инсценированный «гласный» суд вынес приговоры в отношении пятидесяти пастырей, а так же прихожан московских храмов. За послушание Патриарху и попытки договориться с властями о замене денежным выкупом церковных святынь, за сопротивление надругательствам во время бесцеремонного вторжения в храмы их ожидали расстрелы и разные сроки заключения.

Патриарх Тихон во время процесса держался удивительно спокойно, ни разу не повысив голос, несмотря на дерзкое и злобное поведение обвинителя. Очевидец тех событий оставил ценную зарисовку обстановки процесса: «Когда в дверях зала показалась величавая фигура в черном облачении, сопровождаемая двумя конвойными, все невольно встали… Все головы низко склонились в глубоком почтительном поклоне. Святейший Патриарх спокойно-величаво осенил крестом подсудимых и, повернувшись к судьям, прямой, величественно-строгий, опершись на посох, стал ждать допроса.»

Его достоинство выводило из себя и прокурора и председателя, в задачу которого входило сохранять видимость беспристрастия: «Власти хорошо знают, что в моем воззвании нет призыва к сопротивлению властям, а лишь призыв сохранить свои святыни, и во имя сохранения их просить власть дозволить уплатить деньгами их стоимость и, оказывая тем помощь голодным братьям, сохранить у себя свои святыни.»

Выдержав шквал обвинений в поддержке государственной измены, по окончании суда Патриарх громко и отчетливо благословил верных рабов Христовых на муки и смерть за Спасителя. Трибунал вынес решение о привлечении Патриарха Тихона к суду в качестве обвиняемого…

Освобождение

26-го июня 1923 г . было опубликовано неожиданное скупое известие об освобождении Патриарха. Относительно причин такого поворота событий есть различные предположения. Прежде всего, весной 1923 г . Ленин — главный вдохновитель антицерковной кампании — был парализован, потерял дар речи и в последующее время фактически полностью утратил контроль над развитием дела. Другой главный организатор изъятия церковных ценностей Троцкий — был оттеснен от власти Зиновьевым, Каменевым и Сталиным. Поддерживаемые Троцким обновленцы к этому времени себя уже достаточно дискредитировали.

Возможно, сыграло роль и международное общественное мнение. О гонениях на Церковь в советской России стало широко известно, и Британия воспользовалась этим поводом для объявления ультиматума: в «Ноте Керзона» содержалось прямое требование прекратить гонения на веру и освободить Патриарха. Нельзя сказать, что именно «Нота Керзона» или письмо Дзержинского, осуждающее Троцкого, сыграли решающую роль в прекращении дела Патриарха Тихона. Но постановление об освобождении Патриарха было принято в обход председателя антирелигиозной комиссии ЦК РКП(б) — Емельяна Ярославского, который являлся ставленником Троцкого. 25 июня Патриарх формально смог вернуться к исполнению своих обязанностей.

Люди встречали его на улице, при выходе из тюрьмы как мученика:

«Многотысячная толпа задолго залила всю площадь… Вдали стоял экипаж. Большой отряд чекистов по обе стороны толпы образовал коридор от ворот тюрьмы к экипажу. После долгого ожидания раскрылись ворота и показался Патриарх. Длинные всклокоченные седые волосы, спутанная борода, глубоко впавшие глаза на осунувшемся лице, ветхая солдатская шинель, одетая на голое тело. Патриарх был бос…Потрясенная многотысячная толпа, как один человек, опустилась на колени и пала ниц… Медленно шел Патриарх к экипажу, обеими руками благословляя толпу, и слезы катились по его измученному лицу…»

…А что до «заявления» об «отмежевания от контрреволюции», к которой Патриарх не был причастен, того самого, что стало последней «добычей» по этому делу для заходившихся в ликовании советских газет, кто о нем вспомнил? Ему не придали особого значения, понимая, что последнее в череде надругательств, не оно послужило действительной причиной освобождения Патриарха Тихона, не ему и определять отношение Церкви к большевикам. Что означало обращение Патриарха в Верховный суд? — По сути, только одно: «Кесарю — кесарево».

Последние полтора года жизни прошли для Патриарха Тихона в противоборстве обновленчеству: он отсекает пути к установлению в Церкви влияния «живой церкви» и всеми доступными средствами защищает паству от нападок советского государства. И на этом последнем отрезке пути, как и прежде, по словам митрополита Сергия (Страгородского), Патриарх в великом терпении «на себе одном нес всю тяжесть Церкви». В 1925 г ., в Благовещение, его ждало настоящее освобождение…

Память о событиях тех лет вошла в историю храма у Никитских Ворот. В одном из приделов с правой стороны теперь горят свечи возле образа Святого Патриарха Тихона, кроткой рукой благословляющего прихожан, будто из того самого дня, когда он служил здесь в последний раз.

Возглас «Достоин», который звучит при посвящении в сан.

Скрыть перевод

Тропарь, глас 1

Апо́стольских преда́ний ревни́теля/ и Христо́вой Це́ркви па́стыря до́браго,/ ду́шу свою́ за о́вцы положи́вшаго,/ жре́бием Бо́жиим избра́ннаго,/ Всеросси́йскаго патри́арха Ти́хона восхва́лим/ и к нему́ с ве́рою и упова́нием возопи́им:/ предста́тельством святи́тельским ко Го́споду/ Це́рковь Ру́сскую в тишине́ соблюди́,/ расточе́нныя ча́да ея́ во еди́но ста́до собери́,/ отступи́вшия от пра́выя ве́ры к покая́нию обрати́,/ страну́ на́шу от междоусо́бныя бра́ни сохрани́,// и мир Бо́жий лю́дям испроси́.

Перевод: Апостольского учения ревнителя и Христовой Церкви пастыря доброго, жизнь свою за овец отдавшего (Ин.10:11), жребием Божиим избранного, Всероссийского патриарха Тихона прославим и к нему с верой и надеждой воззовем: «Представительством святительским ко Господу Церковь Русскую в спокойствии сохрани, рассеявшихся чад ее в единое стадо собери, отступивших от православной веры к покаянию обрати, страну нашу от междоусобной войны сохрани и мир Божий для людей испроси».

Кондак, глас 2

Ти́хостию нра́ва укра́шен,/ кро́тость и милосе́рдие ка́ющимся явля́яй,/ во испове́дании правосла́вныя ве́ры и любви́ ко Го́споду/ тверд и непрекло́нен пребы́л еси́,/ святи́телю Христо́в Ти́хоне,/ моли́ся о нас да не разлучи́мся от любве́ Бо́жия,// я́же о Христе́ Иису́се, Го́споде на́шем.

Перевод: Украшен тишиной характера, являя кротость и милосердие кающимся, в исповедании православной веры и любви ко Господу ты пребыл тверд и непреклонен, святитель Христов Тихон, молись о нас, чтобы нам не разлучиться от любви Божией (Рим.8:35) во Христе Иисусе, Господе нашем.

Молитва 1-я

Аудио:

О, па́стырю наш до́брый, святы́й вели́кий Патриа́рше Ти́хоне! я́ко град го́рний ты яви́лся еси́: до́брая дела́ твоя́ и доны́не све́тятся пред челове́ки. Ве́мы, я́ко ты, предстоя́ Престо́лу Святы́я Тро́ицы, ве́лие и́маши дерзнове́ние в моли́твах пред Го́сподем. Воззри́ и ны́не на нас, гре́шных и недосто́йных чад твои́х, к тебе́ бо, я́ко иму́щему ве́лие дерзнове́ние пред Творце́м вся́ческих, ны́не припа́даем и усе́рдно мо́лимся: умоли́ Го́спода, да пода́ст нам решимость стяжа́ти благоче́стие отце́в на́ших, его́же ты стяжа́л еси́ от ю́ности твоея́. Ты в житии́ свое́м ре́вностный защи́титель и храни́тель и́стинныя ве́ры был еси́, помози́ и нам незы́блему соблюсти́ ве́ру правосла́вную. Ти́хая бо душа́ твоя́ зело́ преуспе́ла есть в боже́ственнем смиренному́дрии, научи́ и нас ра́зум наш пита́ти не многомяте́жною му́дростию челове́ческою, но смире́нным позна́нием во́ли Бо́жия. Ты пред лицо́м лю́тых враго́в Христо́вых И́стиннаго Бо́га дерзнове́нно испове́дал еси́, моли́твою свое́ю укрепи́ нас, малоду́шных, да и мы всегда́ и всю́ду противоста́нем ду́ху безбо́жия и льсти. Ей, уго́дниче Бо́жий, не пре́зри нас, моля́щихся тебе́, и́бо не то́кмо от бед и скорбе́й избавле́ния про́сим, но си́лы и тве́рдости, великоду́шия и любве́ про́сим, дабы́ претерпева́ти о́ныя напа́сти, востаю́щия на ны. Испроси́ нам неосла́бное терпе́ние да́же до конца́ жития́ на́шего, мир с Го́сподем и грехо́в отпуще́ние. Отче святы́й! Укроти́ в стране́ на́шей ве́тры неве́рия и сму́ты, да водвори́т Госпо́дь на земли́ Росси́йстей тишину́ и благоче́стие и любо́вь нелицеме́рную; моли́твами твои́ми да сохрани́т ю от междоусо́бныя бра́ни, да укрепи́т святу́ю Це́рковь на́шу правосла́вную, да не оскуде́ет она́ и́стинными па́стырьми, до́брыми де́лательми, пра́во пра́вщими сло́во ева́нгельския и́стины; упаси́ и заблу́ждшия о́вцы ста́да Христо́ва. Наипа́че же моли́ Го́спода Сил, да возроди́тся ру́сская земля́ святы́м покая́нием и еди́ным се́рдцем и еди́ными усты́ просла́вит ди́внаго во святы́х Свои́х Бо́га, в Тро́ице сла́вимаго Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Молитва 2-я

О, па́стырю до́брый, святи́телю о́тче наш Ти́хоне, Патриа́рше Це́ркве Ру́сския! Ты мно́гия труды́ в жи́зни вре́менней подъя́л еси́. Простота́ и любы́ твоя́, дух ми́рен и кро́ток, та́же и сло́во, благода́ти испо́лненное, по се́рдцу бы́ша лю́дем земли́ на́шея, и́же и предложи́ша тя Бо́гу на по́двиг вели́кий и многотру́дный. Егда́ же богобо́рцы и хули́телие воздвиго́ша на Це́рковь Христо́ву гоне́ние, ему́же не бе ра́внаго от ве́ка, Сам Госпо́дь Вседержи́тель избра́ и соде́ла тя Патриа́рха. Ты же, святи́телю, сраспина́яся Христу́ и Це́ркви Его́, со ско́рбию лю́ди к покая́нию призыва́л еси́. И кто изочте́т страда́ния твоя́? Заточе́ние бо темни́чное, клеветы́ и суды́ гони́телей со смире́нием претерпева́я, враго́м Христо́вым моли́твою сле́зною и кро́ткою противуста́л еси́ и архиере́и, пресви́теры, мона́хи и мирски́я на по́двиг му́ченический благослови́л еси́. Те́мже мо́лим тя, святи́телю Христо́в, бу́ди нам дерзнове́нный засту́пник и не оста́ви ны, немощна́я ча́да твоя́. Испроси́ у Го́спода нам грехо́в проще́ние, ве́ры утвержде́ние, скорбе́й осла́бу, по́мыслов чистоту́, да, в покая́нии и моли́тве пребыва́юще, украси́м себе́ целому́дрием, любо́вию и смире́нием, и та́ко Ца́рствия Небе́снаго дости́гнем, иде́же с тобо́ю сподо́бимся прославля́ти Святу́ю Тро́ицу, Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха. Ами́нь.

Краткое житие

Дни памяти 25 марта/7 апреля, 26 сентября/9 октября

Принял патриаршество в тяжелое для Отечества и Церкви время: большевистской смуты, гражданской войны, расколов, гонений на веру. Твердым перенесением испытаний, мудрым руководством и заботой о благе Церкви, простотой и отзывчивостью заслужил общенародную любовь и почитание. Святому Тихону молятся о спасении России, об избавлении от безбожия, ересей, расколов и междоусобиц, о твердом исповедании Православия, о мужестве перед лицом смертельной опасности, за священноначалие церковное, о мире и согласии между пастырями и пасомыми.

  • Акафист святителю Тихону, Патриарху Московскому и всея России
  • Акафист святителю Тихону, Патриарху Московскому и всея России (иной)
  • Канон святителю Тихону, Патриарху Московскому и всея России

Святителю Тихону, Патриарху Московскому и Всея Руси

Святитель Тихон родился в 1865 году в семье сельского священника Псковской губернии. В 1891 году он принимает монашество, а в 1898 году возводится в сан епископа и направляется в далекую американскую епархию.
Много сделав для Православной Церкви Америки, святитель Тихон снискал себе всеобщую любовь и уважение.
В 1907 году он был назначен на Ярославскую кафедру, где также его окружали поклонение и благодарность пастырей и паствы.
После февральской революции 1917 года архиепископа Тихона пригласили в число членов вновь сформированного Синода, а в ноябре того же года Поместный Собор Русской Православной Церкви избирает его Патриархом. Патриаршее служение Святителя, выпавшее на годы, поистине страшные для России, является для нас в XX веке образцом мужественной и взвешенной защиты родной Православной Церкви от натиска безбожного мира.

Молитва
О пастырю наш добрый, святый великий Патриарше Тихоне, яко град горний ты явился еси — добрая дела твоя и доныне светятся пред человеки. Вемы, яко ты, предстоя престолу Пресвятыя Троицы, велие имаши дерзновение в молитвах пред Господем. Воззри и ныне на нас, грешных и недостойных чад твоих, к тебе бо, яко имущему велие дерзновение пред Творцом всяческих, ныне припадаем и усердно молимся: умоли Господа, да подаст нам решимость стяжать благочестие отцев наших, егоже ты стяжал еси от юности твоея. Ты в житии своем ревностный защититель и хранитель истинныя веры был еси, помози и нам незыблемо соблюсти веру Православную. Тихая бо душа твоя зело преуспела в божественном смиренномудрии, научи и нас разум наш питати не многомятежной мудростию человеческой, но смиренным познанием воли Божией. Ты пред лицем лютых врагов Христовых Истиннаго Бога дерзновенно исповедал еси, молитвою своею укрепи нас, малодушных, да и мы всегда и всюду противостанем духу безбожия и льсти.
Ей, угодниче Божий, не презри нас, молящихся тебе, ибо не токмо от бед и скорбей избавления просим, но силы и твердости, великодушия и любви просим, дабы переносить оныя напасти, востающия на ны. Испроси нам неослабное терпение даже до конца жития нашего, мир с Господом и грехов отпущение.
Отче святый! Укроти в стране нашей ветры неверия и смуты, да водворит Господь на Земле Российстей тишину и благочестие и любовь нелицемерную. Молитвами твоими да сохранит ю от междоусобныя брани, да укрепит Святую Церковь нашу Православную, да не оскудеет она истинными пастырями, добрыми делателями, право правящими слово Евангельской истины. Упаси и заблуждения овцы стада Христова. Наипаче же моли Господа сил, да возродится Русская Земля святым покаянием и единым сердцем и едиными усты прославит Дивнего во святых Своих Бога в Троице славимаго, Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *