Последние дни Иисуса Христа

12 3 4 5 6 7 …106

Иннокентий Херсонский

Последние дни земной жизни Господа нашего Иисуса Христа

Глава I: Краткое обозрение земной жизни Иисуса Христа по отношению к Его последним дням жизни

В три с половиной года всенародного служения Иисуса Христа в качестве Мессии среди народа иудейского уже совершенно оправдалось многознаменательное предсказание о Нем праведного Симеона, изреченное в то время, когда Он, яко мнимый сын Иосифа, еще младенцем принесен был, по закону, в храм Иерусалимский — поставити Его пред Господем (Лк. 2, 22). Со дня на день становилось очевиднее, что Утеха Израиля лежит не только на восстание, но и на падение многих во Израиле — в Предмет противоречий, да открыются помышления многих сердец (Лк. 2, 34–36). Божественный Потомок Давида не являлся еще в виде грозного Домовладыки, Который, по словам Его Предтечи, пришел отребить гумно Свое (народ иудейский), дабы плевелы сожечь огнем негасающим (Мф. 3, 12); лучшие люди видели в Нем только Агнца Божия, вземлющего грехи мира (Ин. 1, 29), во всех беседах Его открывалось одно кроткое веяние духа благодати: но для плевел, давно истлевших от зноя страстей, несносно было и это небесное веяние, они сами собой возметались и летели прочь от Веятеля; неисцельным членам народа иудейского обращался во вред самый благотворный бальзам, который небесным Самарянином был возливаем на их раны(Лк. 10, 29–37). Перед концом трехлетнего общенародного служения Иисусова в качестве Мессии уже вся Иудея в отношении к Нему видимо делилась на две стороны (Ин. 11, 48), из которых одна веровала в Него и благоговела перед Ним, а другая враждовала против Него (Ин. 12, 37) с такой злобой, что не усомнилась вознести Его на крест.

Краткое обозрение этого, по многим отношениям единственного в мире, явления послужит для нас вместо введения в историю «Последних дней земной жизни Господа нашего».

С первого взгляда казалось невозможным, чтобы народ иудейский не узнал своего Мессию. Никогда не ожидали Мессии с таким нетерпением, как во времена Иисуса Христа: о пришествии Его молились в храме и по домам; рассуждали в синедрионе и синагогах; Мессию старались находить во всех сказаниях пророков, какие не только относились действительно, но могли быть относимы как-нибудь к Его лицу. Даже презираемые иудеями за свою ересь самаряне твердо верили, что скоро придет величайший из пророков, который разрешит все недоумения о предметах веры, разделявшие тогда народ израильский. Между самыми язычниками повсюду распространился в то время слух о скором наступлении чрезвычайного переворота вещей, когда Восток снова возьмет верх над Западом и из Иудеи выйдут люди для возобладания всем светом. Некоторые по легкомыслию и нетерпению, а иные из ласкательства, думали уже видеть исполнение всеобщих надежд касательно пришествия Мессии то в Ироде Великом, то в разных кесарях римских. Были даже такие мечтатели и честолюбцы, которые, пользуясь народным ожиданием, осмеливались выдавать дерзновенно самих себя за обетованного Избавителя, и хотя скоро обнаруживались в своей лжи, но увлекали за собой немалое число последователей из народа.

Чтобы удалить от себя всякую опасность — не узнать и отвергнуть истинного Мессию или принять ложного, иудейские книжники старались для сего извлекать из писаний пророческих все указания на Его лицо и время пришествия. На этом основании составилось пространное учение о признаках истинного Мессии, то есть о Его именах, происхождении, природе, свойствах, действиях, наклонностях и проч., которое во всех синагогах излагалось с уточнениями, свойственными раввинской учености. Простой народ не участвовал в подобных исследованиях, почитавшихся собственностью книжников; но, поскольку предмет их был крайне занимателен и равно важен для всякого, то многие мнения и толки о Мессии неприметно перешли из школ к народу и столько распространились повсюду, что, в случае нужды, самый последний простолюдин почитал себя способным судить о лице Мессии. При таком всеобщем и пламенном ожидании Мессии, при такой заботливости предохранить себя от заблуждения касательно Его пришествия можно ли было думать, что истинный Мессия будет не узнан, отвергнут, осужден, распят?… (Ин. 12, 37.) Но так произошло на самом деле!..

Причины столь гибельного ослепления существовали в народе иудейском издавна, хотя ужасное действие, ими произведенное, трудно было представить себе заранее во всей полноте. И во-первых, чтобы узнать Того, Кто пришел с неба, чтобы всех возвести за Собой от земли на небо, необходимо было народу иудейскому иметь — хоть в некоторой степени — чувство небесного, жажду вечного, стремление к святому и освящающему. Но в этих-то драгоценных качествах у иудеев, — кроме малого числа избранных, — был крайний недостаток. Поклонение истинному Богу заключалось в исполнении одних обрядов, оно не проникало в сердца и не производило благотворных действий в нравах и жизни (Мф. 23, 23–31). У большей части действительным богом души и сердца был не Иегова, а чрево (Ин. 12, 17–43; Лк. 12, 57) и злато. И Мессия не мог не потребовать, тотчас по явлении Своем, совершенной перемены в мыслях, чувствах и во всем образе жизни от желающих быть Его последователями (Ин. 3, 3). Но как им было отказаться от своих любимых предрассудков и страстей? Ведь они измлада привыкли ограничивать права свои на благословение Божие одним происхождением своим по плоти от Авраама, одним обрезанием по закону и наблюдением покоя субботнего. Что всего неблагоприятнее, вожди народа Божьего — старейшины и книжники, на которых особенно и прежде других лежал долг познать явившегося Мессию и принять Его, первые принадлежали к числу людей неспособных, по их душевной нечистоте, войти в Царствие Божье (Мф. 23, 24).

Во-вторых, несмотря на бесконечные толки о признаках истинного Мессии, в раввинском учении об этом важном предмете не было надлежащего единства и точной определенности. Гибельное несогласие сект, от которых страдала церковь иудейская, обнаруживалось — к величайшему вреду — и здесь: когда, например, по мнению одних, основывающемуся на ясном указании пророка, Мессия должен был произойти из Вифлеема, другие, следуя каким-то устным преданиям, утверждали, что Он явится неизвестно откуда.

Наконец, превратное понятие о царстве Мессии и цели Его пришествия довершало зло и соделывало большую часть народа иудейского мало способной узнать Мессию истинного.

Чтобы видеть, в чем состояло и каким образом составилось это жалкое, превратное понятие, должно привести себе на память учение о Мессии древних пророков. Изображая Его в виде величайшего Пророка, Первосвященника, Ангела завета, праведника, они весьма часто — чтобы приблизилось понятие о Нем к разумению народа — представляли Мессию и под видом царя, подобного Давиду, который восставит скинию Давидову падшую, воцарится в дому Иаковли во веки веков, и будет Владыкой всех народов от моря до моря, в царстве которого все раскуют мечи на рала и копия на серпы (Ис. 53, 10; Иезек. 38, 40). Причина, почему пророки изображали будущее владычество Мессии в виде царства, подобного царству Давидову, сокрывалась частью в желании сделать предсказание о Мессии как можно понятнее и утешительнее для народа иудейского, который, страдая от различных бедствий, с сожалением воспоминал о временах Давида, и ничего более не желал как возвращения их. Неоспоримо, что, кроме благ духовных, пророки ожидали от пришествия Мессии и земного благоденствия (изобилия, тишины и пр.), почему и народ, находящийся под владычеством Мессии, описывали могущественным, многочисленным, победоносным, нетерпящим никакой нужды.

>Последние дни земной жизни Господа нашего Иисуса Христа

Святитель Иннокентий Херсонский. Последние дни земной жизни Иисуса Христа

Предписанный законом строгий покой великого дня субботы пасхальной связал, как мы видели, бездействием самых пламенных почитателей Иисусовых, но не мог прекратить несчастной деятельности ожесточенных врагов Его. Злоба в этом случае показала, что она бывает иногда памятливее любви: если в уме учеников Иисусовых, как будто каким-либо чудом, приведены были в забвение Его многократные предсказания о Своем Воскресении из мертвых, то фарисеи и книжники не забыли этого и приняли меры против того, чтобы предсказание это не сбылось на самом деле.

Привыкнув действовать нечисто, по внушению страстей и выгод, Каиафа и клевреты его воображали, что ученики Иисусовы, в отмщение за смерть Учителя, обязательно воспользуются подобным предсказанием, то есть унесут тайно тело Учителя из гроба, скажут народу, что Он воскрес из мертвых, и таким образом поднимут опасное для синедриона волнение. Погребение Его членом синедриона в собственном саду и гробе, казалось, открывало все возможности для такого поступка. Поэтому в тайном совете Каиафином немедленно решено – принять все необходимые меры и для этого окружить гроб Иисусов на три дня стражей. В подобной страже у первосвященников не было недостатка; все же они не решились действовать сами и почли за лучшее снова обратиться к прокуратору, как новая встреча с ним после событий предшествующего дня ни казалась тяжкой. Кроме того, что этим снималась ответственность за последствия новой меры, римская стража была гораздо надежнее иудейской из-за строгой дисциплины и полной непричастности народным волнениям из-за Иисуса. Явясь к Пилату, первосвященники и книжники приняли, по-прежнему, вид ревностных блюстителей общественного покоя и выгод римского правительства: «Мы вспомнили, – так говорили лицемеры, – что Этот льстец, еще будучи в живых, сказал: после трех дней Я воскресну из мертвых. Итак, прикажи охранять гроб до третьего дня, чтобы ученики Его, придя ночью, не украли Его и не сказали народу, что Он восстал из мертвых. В таком случае последний обман может быть хуже первого».

Гордый всадник римский, еще недавно так жестоко униженный этими самыми людьми перед целым народом, всего менее был расположен верить их заботам об общественном благе, но противиться явно предложению, которое казалось плодом дальновидной осторожности и неутомимого попечения о спокойствии народном, было не в духе римской власти. Поэтому Пилат немедленно согласился на предлагаемую меру, выразив, впрочем, свое недоверие к чистосердечию синедриона тем, что сам нисколько не принял в ней непосредственного участия.

«У вас есть кустодия, – отвечал Пилат (так называлась военная стража при храме), подите, возьмите из нее, сколько угодно, и стерегите гроб, как знаете».

Против такого мнимого доверия нечего было возразить, и первосвященники, взяв нужное число воинов, отправились в вертоград Иосифов. Тут, без сомнения, тщательно осмотрели всю внутренность погребальной пещеры, чтобы увериться в целости тела Иисусова и в том, что из пещеры нет другого выхода, кроме того, который завален был огромным камнем. После освидетельствования камень этот опять был привален ко входу и для большей безопасности от любой попытки войти в пещеру запечатан печатью синедриона. Поставленная стража также, без сомнения, была должным образом проинструктирована, получив приказ стеречь неусыпно то, от чего зависело, как говорили первосвященники, спокойствие целой Иудеи, Пилатовой претории и самого кесаря.

Таким образом, злоба врагов Иисусовых сделала, со своей стороны, все, что нужно было для засвидетельствования перед целым светом истины Воскресения Христова!.. Провидение и в этом случае показало, как оно, не подавляя нисколько свободы человеческой, премудро употребляет для достижения целей тех самых людей, которые идут нагло вопреки его святым определениям

Ученики и почитатели Иисусовы, кроме, может быть, Иосифа, которому принадлежал вертоград, вовсе не знали о кустодии, поставленной синедрионом у гроба Иисусова; иначе по прошествии дня субботнего они не собирались бы идти на этот гроб, чтобы помазать тело Его благовонными мастями, потому что теперь это уже было невозможно.

«Время действовать Богу: ибо разорен закон Твой» (Пс. 118:126)! Так от избытка горести, восклицал некогда Давид, видя, как переполнялась чаша беззакония в руках некоторых людей. Стократ надлежало повторить это восклицание тому, кто был у гроба Иисусова. Тут особенно время было действовать Богу, Самому Богу, ибо – разорен был не закон только, поруган и самый Законодатель! Человечество никогда не видало столько великого, прекрасного, божественного, сколько видело в краткое время служения Иисусова. И все великое, прекрасное, божественное – было заключено теперь в гробе, запечатано печатью Каиафы! Что было бы с человечеством, если бы печать эта не растаяла от огня правды Божьей, если бы плоть Праведника увидела истление (Деян. 2:31)? Мир божественный, раскрывавшийся на время, опять закрылся бы – навсегда. Царство Божье, низведенное на землю, опять воспарило бы на небо. После божественного озарения наступила бы еще более мрачная ночь.

Частные действия добра могли остаться. Закхей продолжал бы, вероятно, быть милостивым, помилованная грешница – целомудренной, Иосифы и Никодимы могли бы хранить уверенность, что Учитель от Бога пришел (Ин.3:2). Но великое дело спасения человеческого осталось бы погребенным вместе с Иисусом. Безотрадны были слова учеников: над всеми сими третий день есть, отнельже сия быша (Лк.24:21). Но как ужасны были бы слова эти, когда бы надлежало говорить: «над всеми сими третий день есть, отнележе сия быша»(Лк.24:21). Но как ужасны были бы эти слова, когда они звучали бы так: «над всеми сими третий год, третий век, третье тысячелетие есть, отнележе сия быша!»

Без Иисусова: «Радуйтеся!» (Мф.28:9) – не было бы радости в сердце апостолов; без Иисусова: «мир вам!» (Ин.20:19) – не распространился бы мир по лицу земли. Надо было прежде сказать воскресшему Учителю: Господь и Бог мой! (Ин.20:28), – и потом уже умирать за Господа и Бога своего. Воскресение утвердило учеников в вере, «породив их», как выражается св. Павел, в упование живо. А без этого – не раздался бы глас проповеди апостольской, и мир остался бы без креста – со своими идолами, Афины и Рим – с их «неведомым Богом» (Деян.17:23).

Итак, время было действовать Богу, Самому Богу! Это была самая решительная минута не только для всего человечества, но и для самого мироправления Божественного – минута, когда надлежало перед лицом всего мира ангелов и человеков показать торжественно, что «не один конец благому и злому, праведному и нечестивому» – что «есть Бог, судяй земли!» Итак, «воскресни Боже! Суди земли! Яко Ты» – един Ты – «наследиши во всех языцех!»

Любой разумный человек понимает, что многие церковные «истины» на самом деле, в лучшем случае, шиты белыми нитками, а порой выглядят как детские сказки или примитивные анекдоты. Поэтому церковники из кожи вон лезут, чтобы связать эти заплатки воедино, создавая видимость «целостного вероучения». Но при ближайшем, даже вполне поверхностном рассмотрении, оказывается, что очередная церковная «истина» — просто очередная мистификация. И обстоятельства рождения Иисуса Христа — не исключение.
Но по порядку.
Т.н. Рождество — это сокращенное название праздника, который отмечают, правда, в разное время, католики и христиане – Рождество Христово.
По библейским легендам рождение младенца Христа у девы Марии произошло в Иудейском городе Вифлееме именно в ночь с 24 на 25 декабря по современному Григорианскому (новоюлианскому) календарю, которому следует католическая и протестантская церковь, или в ночь на 7 января по староюлианскому календарю, которого придерживается Православие. Впрочем, далеко не всё.
На самом деле 25 декабря Рождество празднуют не только католики и протестанты — в этот день начинаются Рождественские торжества в Константинопольской, Александрийской, Антиохийской, Румынской, Болгарской, Кипрской, Элладской, Албанской, Чехо-Словацкой и Американской Православной Церкви, а также в западной части Польской Православной Церкви.
Русская, Иерусалимская, Грузинская и Сербская Православные Церкви, а также монастыри Афона и восточная часть Польской Православной Церкви придерживаются староюлианского (юлианского) календаря и празднуют Рождество 7 января.
Но мы пока оставим в стороне различия в разных типах исчисления, не будем акцентировать внимания и на годе рождения Христа, которое произошло вовсе не в 1-ом году принятого летосчисления «от Рождества Христова», как принято считать, а где-то в период с 12 года до н. э. по 4 год до н. э., а остановимся на самой дате его рождения.
Первый интересный факт, который обращает на себя внимание — в Библии нет даты рождения Иисуса Христа! Не странно ли? На Земле произошло событие вселенского масштаба, на тысячелетия вперед определившее историю цивилизации, но основополагающий «документ», уделяющий много внимания куда менее существенным обстоятельствам, это фундаментальное событие не регистрирует никак. Единственное разумное объяснение, которое приходит в голову при анализе этого обстоятельства — что в момент написания этой книги (по христианской легенде — «диктовке» её текста Богом) никому в голову не приходило считать Сыном Божьим Иисуса из Назарета.
И действительно, несмотря на все связанные с ним «чудеса» — превращение воды в вино, кормление народа пятью хлебами и двумя рыбами, хождение по воде, многочисленных исцелениях и воскрешениях соотечественников, не говоря уже о его появлении на свет в результате «непорочного зачатия его матери от Святого духа», в которое при его жизни, как следует из истории, мало кто поверил, и собственного «воскрешения из мертвых», современники Иисуса и их потомки на протяжении трех последующих веков и не думали считать его Богом. Даже его последователи были убеждены, что он всего лишь очередной пророк, посланный к сынам Израилевым. В ранг «Бога» он был возведен в результате… голосования на Первом Никейском соборе, созванным императором Константином I, который состоялся в июне-августе 325 года, поскольку быстро теряющей влияние церкви срочно понадобилась реформация и мощная подпорка, доказывающая существование «Царствия небесного», представителями которого на Земле и назначили себя церковники.
На этом Соборе в результате долгих споров не очень большим перевесом голосов и было решено приписать Богу Сына в лице Иисуса Христа и объявить Богом распятого на кресте человека, рожденного обычной земной женщиной. Вот так и вдруг оказалось, что за 300 лет до того на Земле «родился Бог», который в течение веков считался «всего лишь» выдающимся человеком.
Так что до 325 года н.э. Рождество Христа не отмечалось по самой естественной причине — виновник торжества тогда еще не был «Богом». После Никейского Собора он им официально стал.
К слову, на том же самом Соборе горячо обсуждался и вопрос, считать ли женщину человеком, но это уже другая история…
Освежим свою память — с чего, собственно, все началось? В этом нам поможет один из фундаментальных источников — каноническое Евангелие от Луки, — в котором по утверждению самой Церкви, истинно каждое слово. Вот и мы будем считать, что именно так все оно и было. Только оставим за кадром мифологический антураж в виде явления ангелов, «непорочного» осеменения и беременных старушек, а будем использовать те строки, где говорится о конкретных фактах жизни того, кому 325 лет спустя предстояло стать Высшим Существом и изменить ход истории на планете Земля.
«В те дни вышло от кесаря Августа повеление сделать перепись по всей земле. Эта перепись была первая в правление Квириния Сириею. И пошли все записываться, каждый в свой город. Пошел также и Иосиф из Галилеи, из города Назарета, в Иудею, в город Давидов, называемый Вифлеем, потому что он был из дома и рода Давидова, записаться с Мариею, обрученною ему женою, которая была беременна».
(Евангелие от Луки 2:1-5)
Итак, кесарь Август озаботился благим делом — точно подсчитать население и его состав на, говоря современным языком, подведомственной ему территории, для чего назначил перепись населения, для облегчения которой упомянутому населению было указано явиться в свои родовые места.
Иосиф происходил из рода Давидова, а Мария, как его жена, была «приписана» к нему, поэтому они вместе отправились на перепись в родовой город Иосифа — Вифлеем.
Итак, толпы народа с детьми и беременными женами двинулись по дорогам Иудеи в разных направлениях. …Зимой?.. Через заснеженные равнины и обледенелые горные перевалы? …В конце лета — начале осени собрали урожай, относительно теплые и бездеятельные октябрь — ноябрь просидели дома на печи, а в конце декабря, в холода, рванули в путешествия, повинуясь указу кесаря?!
Что-то подсказывает, что кесарь был не настолько глуп, чтобы назначать перепись населения на глухое зимнее время, вынуждая толпы народа срываться со своих мест после того, как они два месяца после сбора урожая били дома баклуши. Исходя из простого здравого смысла логично предположить, что, вероятнее всего, он назначил бы её на время, после уборки урожая и подготовки его к зимнему хранению, — сентябрь или, что скорее всего, октябрь.
«Когда же они были там, наступило время родить Ей; и родила Сына своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице».
(Евангелие от Луки 2:6-7)
Кто не понял — Мария родила ребеночка в хлеву, в котором обычно держат животных, поскольку все местные отели и хостелы были забиты пришедшими на перепись законопослушными гражданами, и который по какой-то причине оказался пуст. К слову, тоже интересно — по какой? Развалюха, что ли была полная, что даже животных там не рискнули держать?
Напомним — середина зимы. Помещение, понятно, не отапливается. Представляете температурку? И новоиспеченная мамочка за неимением лучшего пристраивает новорожденного сынишку в ясли — т.е. деревянное корытце, в которое овечкам насыпают зерно для пропитания.
Вам не кажется, что поведение мамаши, мягко говоря, не совсем адекватно? Логично предположить, что оказавшись в такой пикантной ситуации молодая мать будет ломиться во все двери, со слезами умоляя войти в ее положение и впустить с новорожденным хоть в коридор «гостиницы», хоть в чулан, но под теплую крышу, а не пристроит малыша в корыте для овец в зимнем продуваемом декабрьскими ветрами хлеву.
Иное дело — если сентябрь или октябрь. Месяцы в Иудее относительно теплые. Тогда, пожалуй, можно и в сараюшке, если припрет, переночевать, да.
Тогда становится понятно, почему хлев оказался пуст. В поле были овечки и коровки под присмотром прилежных пастухов — нагуливали себе перед зимними холодами бока.
В той стране были на поле пастухи, которые содержали ночную стражу у стада своего. Вдруг предстал им Ангел Господень, и слава Господня осияла их; и убоялись страхом великим. И сказал им Ангел: не бойтесь; я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь; и вот вам знак: вы найдете Младенца в пеленах, лежащего в яслях. (…) Когда Ангелы отошли от них на небо, пастухи сказали друг другу: пойдем в Вифлеем и посмотрим, что там случилось, о чем возвестил нам Господь. И, поспешив, пришли и нашли Марию и Иосифа, и Младенца, лежащего в яслях (…)».
(Евангелие от Луки 2:8-16)
Нормально, да? Много Вы видели пастухов, которые «на поле содержат ночную стражу» в разгар зимы? Нормальные люди держат животных в такое время под крышей в хлеву, а не выгоняют в снега в открытое поле. А вот в сентябре-октябре иудейские пастухи вполне могли находиться в поле со своими стадами.
Таким образом, сам канонический евангелист Лука становится невольным свидетелем того, что современная официальная религия лжет, и ставит под большое сомнение дату рождения Христа в конце декабря.
И еще одно, хотя и не столь прозрачное свидетельство. Здесь нам с вами придется поболее напрячь мозги и проявить более глубокое знание религиозной литературы.
Но начнем все с того же Луки:
«Во дни Ирода, царя Иудейского, был священник из Авиевой чреды, именем Захария, и жена его из рода Ааронова, имя ей Елисавета. (…) У них не было детей, ибо Елисавета была неплодна, и оба были уже в летах преклонных. Однажды, когда он в порядке своей чреды служил пред Богом, по жребию, как обыкновенно было у священников, досталось ему войти в храм Господень для каждения, тогда явился ему Ангел Господень (…). Захария, увидев его, смутился, и страх напал на него. Ангел же сказал ему: не бойся, Захария, ибо услышана молитва твоя, и жена твоя Елисавета родит тебе сына, и наречешь ему имя: Иоанн *); (…) и многие о рождении его возрадуются, ибо он будет велик пред Господом (…); и многих из сынов Израилевых обратит к Господу Богу их; (…) После сих дней зачала Елисавета, жена его, и таилась пять месяцев. (…) В шестой же месяц послан был Ангел Гавриил от Бога в город Галилейский, называемый Назарет, к Деве, обрученной мужу, именем Иосифу, из дома Давидова; имя же Деве: Мария. (…) И сказал Ей Ангел: не бойся, Мария, ибо Ты обрела благодать у Бога; и вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус. Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего, и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его; и будет царствовать над домом Иакова во веки, и Царству Его не будет конца. (…) Вот и Елисавета, родственница Твоя, называемая неплодною, и она зачала сына в старости своей, и ей уже шестой месяц…»
__________________________________________________________________
*) Речь о рождении младенца, которому предстоит стать Иоанном Крестителем)
(Евангелие от Луки 1:5-36)
«Авиева чреда» — ключ к разгадке тайны действительного дня рождения Иисуса Христа.
Чтобы понять, о чем, собственно, идет речь, следует обратиться к 1-ой книге Паралипоменон (букв. «пропущенное» — краткой Хронике священной библейской истории, начиная с родословия избранного народа, войн Давида, строительства Храма и заканчивая вавилонским пленением, которая рассматривается христианами как «дополнение» к летописи, запечатлённой в книге Царств).
В главе 24 1-ой книги Паралипоменон говорится об очередности служения священников в Храме (доме Господне), число которых устанавливалось равным 24-м («шестнадцать глав семейств из потомков Элеазара и восемь глав семейств из потомков Итамара. Они были разделены беспристрастно, по жребию…») и, таким образом, на долю каждого выпадала половина месяца служения в Храме.
«Первый жребий выпал Иоиариву, второй – Иедаии, третий – Хариму, четвертый – Сеориму, пятый – Малхии, шестой – Миямину, седьмой – Гаккоцу, восьмой – Авии…»
(1 Паралипоменон 24:7-10)
Когда священник по каким-либо причинам не мог продолжать обязанности по служению в доме Господнем (тяжело заболевал или умирал), в освободившуюся «чреду» назначался новый, но название «чреды» оставалось изначальным. Вот о каком «жребии» и о какой «чреде» (очередности) идет речь, в соответствии с которым наш знакомец Захария, о котором повествует евангелист Лука, служил в «Авиеву чреду», которая, как мы совершенно определенно увидели, была восьмой, т.е. выпала на вторую половину четвертого месяца. По принятому тогда иудейскому (оно же — римское) летосчислению, год начинался со священного месяца Ниссана, т.е. с 1 марта. Таким образом, Ангел Гавриил явился Захарии во второй половине июня.
«После сих дней (т.е. практически сразу после явления Ангела) зачала Елисавета, жена его, и таилась пять месяцев», стало быть «таилась» она с июля по ноябрь включительно.
«В шестой же месяц послан был Ангел Гавриил (…) к Деве, обрученной мужу, именем Иосифу, из дома Давидова; имя же Деве: Мария. И сказал Ей Ангел: (…) Вот и Елисавета, родственница Твоя, называемая неплодною, и она зачала сына в старости своей, и ей уже шестой месяц…»
Таким образом, Ангел Гавриил явился Деве Марии в декабре.
Технология зачатия от Святого Духа эксклюзивна и потому нам в подробностях неизвестна. Но, учитывая, устройство женского организма, вырабатывающего яйцеклетки ежемесячно (даже Святой Дух не смог изменить технологии деторождения и был вынужден ждать законного наследника положенные девять месяцев), можно предположить, что зачатие Девы Марии произошло в том же декабре или в следующем январе.
Отсчитываем положенных девять месяцев — даже если папа и Святой Дух, но законы природы еще никто не отменял, — и получаем, что Богородица разрешилась от бремени все в том же сентябре или октябре.
Если четыре раза дата рождения Иисуса, рассчитанная разными способами, с завидным постоянством выпадает на одни и те же месяцы — сентябрь или октябрь, но уж никак не на конец декабря — есть о чем задуматься, верно?
Но, как уже много раз было доказано (в частности, в очередной раз 30 декабря) задумываться вы не любите. Как только вы оказываетесь в условиях, когда нужно задуматься и попытаться понять, у вас тут же начинаются колики, несварение, недержание и повышенное слюноотделение и во все стороны летят обычные плевки.
Из самых свежих испражнений (это так шедеврально, что советую перечитать хотя бы пару раз):
«Очередная жертва ЕГЭ. Мальчик, ты очень глуп… Весь твой лепет — это комплексы молодого задрота, который думает, что в свои мелкие годы все знает. Олень, я тя вижу в первый раз и вижу — слишком туп… Ваш уровень ясен — чистый болтолог… Откуда такое илитное говно то?.. Идите на завод поработайте или в поле комбайнёром. Ну это как вариант разрешения то грыжи, которая у вас «от чтения книг» вероятно, образовалась. Как-то у вас там всё очень пригорело… Ваши идеи глубоко больны гипертрофированным словесным недержанием… Это о-о-очень не хорошие признаки душевного расстройства. При этом больны настолько, что даже я проникся к вам сочувствием…» (орфография авторов сохранена).
Если кто не понял — это все обо мне. Если вы залетели в мой блог случайно, то теперь точно знаете, с кем связались — так что бегите со всех ног, пока я не заразил вас «молодым задротством, грыжей от чтения книг и душевным расстройством».
Либо вам вслед за мной придется признать, что данные «откровения» — дежурное быдловское блеяние из серии «ты — такой-то», к которой вместо обсуждения фактов и чужого мнения по существу прибегает известная часть населения, которую я именую «быдлом», ибо другая «аргументация» оному просто недоступна, потому что для нее нужно иметь не только желудок и половой аппарат, но и мозг.
Подводим итоги.
Таким образом, дата рождения Иисуса Христа — одна многих мистификаций церкви, связанной с житием и последующим обожествлением этого выдающегося человека, и число таких мистификаций, которыми церковь пытается прикрыть нестыковки в библейских легендах, которые предлагаются населению в качестве непреложной истины, само по себе является доказательством человечной, а не божественной сущности Иешуа из Назарета и мифологической сущности самой церкви.
Итак, фундаментальный первоисточник — Библия, — сведений о дне рождения Сына Божьего не сохранила. Тем не менее, эта дата вдруг становится известна с абсолютной точностью — 25 декабря. Откуда же она взялась и как такое вообще может быть?
А вот как.
Только с IV-го века нашей эры, когда стараниями императора Константина христианство стало официальной религией Рима, для того чтобы переход от язычества к христианству для римских граждан прошёл менее болезненно, было решено сохранить наиболее популярные языческие праздники, плавно трансформировав их в христианские. Так произошло и с Рождеством.
(Аналогично многие языческие традиции перекочевали и в Православную церковь. В частности, многочисленные обряды, связанные с возжиганием свечей в христианских храмах, берут свои корни из языческого огнепоклонства, христианская Масленица — видоизмененный языческий праздник, посвященный Дажьбогу — солнечному божеству, которое по языческим верованиям, «замыкает зиму и отмыкает весну» (блин и символизирует Солнце), поминальные тризны на могилах предков на христианские праздники Пасху и Родительскую субботу — чисто языческая традиция, которую христианская церковь победить так и не смогла.)
В последние числа декабря — в дни зимнего солнцестояния, — римляне обычно отмечали праздник Сатурналий — в эти дни солнце находится в зодиакальном знаке Козерога, управителем которого в астрологии является Сатурн.
Именно по причине нахождения солнца в Козероге связан обычай рядиться на Рождество в сатиров и чертей, и именно с Сатурном связан символ «смерти с косой» — символ жатвы, хронологии (подведение итогов года и пожеланий на будущее), и зимнего голодного/холодного времени, смертельного в случае дефицита урожая. Так что Дед Мороз и Смерть с косой по своей мифологической сути — один и тот же образ: может щедро одарить в случае хорошего урожая и стать причиной погибели в неурожайные годы.
Праздник приходился на вторую половину декабря — время, когда приходили к концу земледельческие работы и люди получали право заслуженного отдыха. С этого момента начиналось столь желанное удлинение светового дня.
Праздник продолжался несколько дней, поэтому и назывался во множественном числе. Во время сатурналий общественные дела приостанавливались, школьники освобождались от занятий, преступников возбранялось наказывать, рабы освобождались от обычного труда. Устраивалось религиозное пиршество, в котором принимали участие сенаторы и всадники, одетые в особые костюмы, улицы были запружены нарядными народными толпами. В семьях день начинался с жертвоприношения (обычно закалывали свинью, которую дружно поедали в последующие дни), и проходил в веселье, друзья и родственники обменивались друг с другом подарками. …Так что традиция устраивать многодневное новогоднее (рождественское) пиршество и дарить друг другу подарки берет свое начало именно оттуда — от римских сатурналий.
Среди праздничных атрибутов древних римлян фигурировали, в числе прочего, восковые свечи, возжигание которых символизировало увеличение продолжительности светового дня, а также вылепленные из терракоты (цветной глины) или теста фигурки как часть обряда жертвоприношения Сатурну. В христианской интерпретации эта традиция была объединена в виде различных по виду свечей, часто исполняемых в виде зверушек, звезд, домиков, елочек и т.п.

В IV веке в связи с переходом от язычества к христианству праздник переродился в известное нам Рождество (день рождения Иисуса Христа), но остался неизменным по своей сути. Роль Сатурна теперь исполняет Дед Мороз (у финнов Дед Мороз до сих пор называется «Йоулупукки», что переводится как «козел солнцестояния» — непрозрачный намек на Козерога).
Но был он дополнен и более современными обычаями, связанными с христианской мифологией. Традиционная елочная звезда — это вовсе не один из символов бывшего СССР, как некоторые считают, а Вифлеемская звезда, вспышка которой, по преданию, сопровождала рождение Иисуса. Волхвы, пришедшие с дарами к Богородице — одни из прообразов современных Деда Мороза у христиан, Санта Клауса у католиков, Рождественского Отца (Father Christmas) у норманнов. К слову, кто не знает, православный христианский святой Николай Чудотворец, который жил в IV веке, также стал прототипом Деда Мороза, наделяющего людей чудесными подарками по их просьбе.
Вот почему в церковной мифологии христианский Сын Божий «родился» именно в конце декабря. Хотя его прототип Иешуа Назаретянин, как мы убедились в результате нашего небольшого исследования, основанного на исторических документах, вероятнее всего, фактически появился на свет в сентябре или октябре.
Что же касается самой даты 25 декабря, то она впервые указана Секстом Юлием Африканом, раннехристианским грекоязычным писателем, одним из первых христианских историков, в его летописи, написанной в 221 году и дошедшей до нас в фрагментах, где говорится и о родословии Иисуса Христа. (Более раннего упоминания о дате рождения Христа исторические документы не сохранили.) Откуда он её взял — неведомо. …К слову, Юлий был очень образованным по своим временам человеком, что не мешало ему быть убежденным в том, что мир был создан в 5500 году до рождения Христа и должен просуществовать в течение 6000 лет до Апокалипсиса.

Так что пора уже вырастать из коротких штанишек, граждане. Взрослеть уже пора. Думать начинать пора. Стряхивать лапшу с ушей пора. Начинать понимать у чего откуда растут ноги. А не тупо жрать все, что вам сыпят в ясли, как овцам в хлеву. Третье тысячелетие на дворе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *